Жительница Новороссийска устроила модный показ под водой

Жительница Новороссийска устроила модный показ под водой

На лабутенах и в шелковых платьях

— Всю жизнь мечтала заниматься дайвингом. Восемь лет назад, переехав с семьей из Москвы в Новороссийск на ПМЖ, пошла осваивать дайвинг к Сергею Городецкому, он мой подводный крестный, — рассказывает Серафима. — Ну а потом училась у известного новороссийского мастера Вячеслава Коршунова. Опустившись на дно Черного моря, поняла, что там не страшно. Комфортно! На сегодня у меня около сотни погружений.

— Как вас занесло в подводные модели?

— По образованию я художник-модельер, у меня есть коллекция одежды, которую я захотела отснять. На суше. Обратилась за помощью к известному краснодарскому дайверу, члену Краснодарского отделения РГО Эрнсту Антонову, с которым я уже участвовала в различных подводных проектах. Он загорелся, но предложил мне более интересный вариант – съемку в море! Оказывается, он, как художник, давно планировал себе такую работу – фешен под водой. И вот подвернулась я.

— И вы придумали фотосессию «На лабутенах». Где погружались в нарядах и с лабутенами?

— Выбрали место в урочище Широкая Балка, там дно нам очень хорошо известно. Я ныряла на глубину пять метров без баллона и маски, работала как фридайвер. Регулятор с кислородным баллоном был у помощника. Мне удавалось задерживать дыхание на 1-1,5 минуты и при этом позировать.

— Лабутены настоящие?

— Настоящие лабутены, которые стоят бешеных денег, жалко топить. На мне во время фотосессии обувь на очень высоком каблуке, но, конечно, не лабутены. Ботинки, кстати, не вынесли испытания соленой водой – раскисли.

 Как не замерзнуть во время фотосессии

— Сложно быть моделью под водой?

— Сложно. Вода тебя выталкивает, а тебе во что бы то ни стало нужно остаться вод водой. На глубине пяти метров из-за отсутствия маски на лице не видишь ничего, только мутную картинку. Фотограф Эрнст Антонов был для меня просто мутным пятном с фонариком. К тому же, оказавшись под водой без кислородного баллона, без оборудования, начинаешь паниковать. Фактически я полностью зависела от помощника, представителя компании «РТК Дайвер» Ильи, у которого был для меня запасной легочный аппарат.

— А как вы придумывали модельные позы? Это было сложно?

— Лет с девяти вплоть до 18 лет я занималась в детском театре моды «Стиль» в Москве. Как модель, я знала, как и какие позы принимать. Сделать это под водой было несложно. А вот удерживать позы на глубине сложнее, чем на суше. Чтобы сделать один удачный кадр, нужно было много времени провести под водой. А без неопренового гидрокостюма там теряешь тепло очень быстро. Больше сорока минут находиться в воде физически невозможно даже летом. Я сделала вывод, что морскую фотоссесию нужно репетировать в бассейне.

 Нежность и агрессия

— Фотографии одежды или модели, сделанные под водой, отличаются от наземных?

— Подводная фотография – это сочетание нежности, невероятной пластики тела с агрессивной средой обитания. Море – среда безумная, пугающая, чуждая человеку. Сочетание в кадре двух эмоций отличает подводную фотографию от наземной.

— Наверное, после морской фотосессия в бассейне вам показалась веселой детской игрой?

— Это точно! В бассейне сниматься легко. Это была фотосессия по случаю Женского дня 8 Марта, я снималась в своем свадебном платье. Стоит сказать, что хлопковое платье успешно пережило хлорку бассейна.

— Подруги оценили фотосессию в воде?

— Всему женскому полу нравится, все удивляются и хотят себе такую же. Мы сейчас думаем, как сделать подобную забаву доступной для масс. Но дело в том, что подводная фотосессия – это еще и непростая техническая работа.

 На дне бурлящей реки

— Как вы, хрупкая модель, оказались 15 сентября в бурлящей, опасной, холодной реке Белой?

— Это точно, река Белая — в топе самых опасных мест Европы из-за своего сумасшедшего течения. Мы с автором этого проекта Эрнстом Антоновым рассчитывали опуститься на большую глубину. Но и спуск на 15,3 метра — это был экстрим. Оказавшись на дне, мы с Эрнстом случайно разошлись. Я непонятным образом попала в карман реки, что не входило в мои планы. У меня случилась паника, я потерялась! Но собралась и постаралась сделать все как по учебнику. Я стала всплывать и уперлась головой в верх грота. Запаниковала. Остановилась, подумала. Привела свои чувства в порядок, успокоилась, вспомнила, что у меня запас кислорода на час. Стала осматриваться. Нашла выход. Самое сложное в подобных ситуациях – перебороть панику. Слава богу, что я успешно всплыла. На воздухе мы встретились с Эрнстом и продолжили свою экспедицию с установлением мирового рекорда.

— Какой вывод вы сделали?

— Вывод один: все проблемы, случившиеся под водой, нужно решать под водой. И, конечно, сохранять холодность рассудка.

— Что сказал муж, когда вы после своего приключения на дне Белой вышли на сушу?

— Сказал, что он мной гордится. Конечно, переживал не только муж, все родственники. С нами на погружение поехал наш друг — фотограф Артур Володин, он и слал моей семье подробный отчет об экспедиции, пока мы были под водой.

— Какие у вас творческие планы?

— Нам с Эрнстом хочется набрать подводных моделей для демонстрации коллекции. И есть идея уйти глубже, на дно, например, сделать фотосессию на затонувшем судне.

 Фото предоставлено героиней публикации.

Источник: novorab.ru

Оцените статью