Жительница Новороссийска ищет отца 78 лет

Жительница Новороссийска ищет отца 78 лет

Несмотря на давность времени, она не теряет надежду положить гвоздики на могилу родного человека.

— Я помню себя, как сейчас, четырехлетней девочкой: мой папа Никифор Михайлович Сергиенко уходит на фронт. Грузовик ГАЗ-53 увозит его и других солдат. Мы тогда проживали на хуторе Земледелец Варениковского района, — вспоминает Тамара Никифоровна. – С фронта он слал мне и моим братьям письма -треугольники, мне – самый маленьких треугольничек. Война закончилась, а от отца мы больше не получили никаких известий. С тех пор он числится пропавшим без вести.

Правда, через пару лет из Львова пришло письмо от бывшего сослуживца отца, он выяснял, есть ли кто живой из семьи Никифора Сергиенко.

— Моя мама Екатерина Григорьевна была неграмотной, она не смогла ответить на письмо, а отнесла его в военкомат, — продолжает Тамара Никифоровна. Оказывается, товарищ отца рассказывал, как он оказался с отцом в плену во Франции. Он смог вернуться на родину, во Львов, интересовался, что стало с Никифором Сергиенко.

С тех давних пор в Тамаре Никифоровне поселилась тайная надежда найти отца или узнать, где он упокоен.

— Я неоднократно обращалась в Центральный архив, писала в Министерство обороны, но ответ был один: «Числится пропавшим без вести», — продолжает Тамара Никифоровна.

Пролетели годы, теперь Тамаре Бедровой 84 года. Однако мысль о ненайденном отце не дает ей покоя, сжигает изнутри, грызет душу.

— Я испытываю чувство вины, что не смогла найти своего папу, — признается мне Тамара Никифоровна.

 А недавно желание найти могилу отца разгорелось с новой силой. В краснодарской газете «Околица» Тамара Никифоровна прочитала письмо нашей землячки Л. Студеникиной, которая нашла могилу без вести пропавшего отца. А помог ей в этом поисковик из Татарстана. Отец, как выяснилось с помощью современных технологий поиска, захоронен в одной из братских могил города Балакова. Спустя 70 с лишним лет автор письма смогла преклонить колени перед стелой с фамилией героя войны.

Свое письмо в газету Студеникина подкрепила стихами поисковика из Татарстана. Пронзительные строки берут за живое. Читая их, Тамара Бедрова плачет каждый раз.

Я слышу зов через года:

«Найди меня, найди меня!

Я так устал безвестным быть,

В чужой земле в окопе гнить.

Я не погибший, я живой,

Я невернувшийся домой

С далекой той большой войны.

И в этом нет моей вины.

Я жизнь отдал, чтоб жили вы.

А ты, пожалуйста, найди!»

Тамара Бедрова вновь обратилась к специалистам, которые сегодня занимаются поиском пропавших на Великой Отечественной войне. Есть надежда с их помощью выйти на архивы Франции. И есть примеры, когда поиски увенчиваются успехом. Год назад норвежец Хокон Довре нашел в Новороссийске своих сестру и брата по отцу Ивану Севастьянову, который был в плену в Осло в 1944 году, и влюбился там в норвежскую девушку Нанну Рудланг. Оказывается, что мать Хокона искала возлюбленного всю жизнь, умирая, наказала довести ее дело до конца. И вот спустя 77 лет встреча родственников состоялась по видеосвязи. А вскорости, когда коронавирус перестанет быть угрозой человечеству и границы государств будут открыты, Хокон Довре планирует навестить новороссийских родственников в Новороссийске. Корреспондент «НР» обязательно будет на этой встрече.

Источник: novorab.ru

Оцените статью