В Новороссийске обнаружено неизвестное кладбище времен Великой Отечественной

В Новороссийске обнаружено неизвестное кладбище времен Великой Отечественной

Должны помнить своих родных

Село Мысхако, район Балки, улица Восьмая гвардейская, 35. Частные дома, высокие заборы, обычные сельские виды. И вдруг за неприметной калиткой – кладбище. Семнадцать воинских захоронений. Простые кресты, старые надгробия послевоенного времени.

Я, коренная жительница Новороссийска, не знала об этом кладбище и вижу его впервые. А привез сюда меня старший участковый, майор полиции Денис Евтушевский. В ходе подворового обхода он наткнулся на это кладбище, познакомился с бабулей, живущей по соседству, и решил исполнить свой гражданский долг – провести здесь субботник, привлечь внимание поисковиков.

Мы зовем хозяйку двора, примыкающего к погосту. Это та самая Любовь Губанова. Звоним в калитку, заходим во двор, кличем по имени в отворенную дверь. Через некоторое время появляется бабуля. Она уже еле ходит, плохо видит, но охотно идет с нами на контакт. Еще бы, ведь нас привез ее любимый участковый.

— Дениса Александровича считаю за своего сына, — говорит нам она.

Три десятка шагов к кладбищу ей даются непросто. С причитаниями, с остановками, передышками.

— В Новороссийск мы семьёй переехали из Грозного в 1991 году, — рассказывает бабуля. – Купили участок. Уже тогда здесь все было сильно заброшено. Какое-то время сюда ходили родные упокоенных воинов. Помню семейную пару — мужчину и женщину, они приходили вон к той могиле, на ней тогда была табличка с именем. Там, как они рассказывали, покоился их близкий, его расстреляли фашисты. Но потом семейные перестали приходить, наверное, уже умерли. Лет пятнадцать уже сюда не ходят…

— Все это время я присматривала за могилками – то траву порублю, то молодую поросль поломаю, то мусор вынесу. Лет пять-шесть назад у меня была операция по поводу онкологии, после нее я уже не могу работать как раньше, — говорит она.

Связь двух историй, двух городов

Молодой участковый со своей энергией пришёлся кстати. Денис Александрович весь свой отпуск, с середины октября по середину ноября, провел на этом кладбище, убирая могилы. Навел здесь идеальный порядок.

— Могила моего прадеда осталась в Грозном, ухаживать за ней некому — родные покинули столицу Чечни в 1997 году, — рассказывает Евтушевский, а я вижу связь его семейной истории с историей этой бабулечки. — Был я там недавно – город наступает на кладбище, слава богу, что металлические оградки пока не тронули, а таблички из цветного материала уже унесли. Многие памятники обрушены. На многих следы от пуль. И это пули не времен чеченской кампании, а следы шальных пуль молодых бездельников, которые разминаются, стреляя по надгробиям.

Я вижу, как мужчине больно рассказывать об этом. Ведь ухаживать за могилой прадеда в Грозном некому. Там нет такой вот бабушки.

— Я считаю, что мы не должные забывать о своих корнях, должны возвращаться на могилы свих предков. Должны помнить своих родных по седьмое колено, — уверен участковый.

Страшная история жизни

 Любовь Тимофеевна будто вдохновляется нашим визитом. Ей хочтся поделиться с нами самым важным, самым ценным. Всю свою жизнь она спешит уместить в десять минут, пока мы здесь, хоть незваные, а все-таки гости.

— У меня страшная история жизни, — говорит она. — Родилась я в селе Плаксейка Будённовского района. В 1941 году моего брата забрали на фронт, он тогда был несовершеннолетним. Тяжелые испытания выпали на долю нашу, да и всего населения Ставропольского края в годы Великой Отечественной войны, были у нас  страшные бои, все разрушили фашисты. Мою семью из Буденновска переселили в Пятигорский район. Жизнь там была тяжелая – голод, еду искали мы в мусорках. Потом нас перевезли в Грозненскую область, село Озерное. Мать устроилась на работу в свинарник, меня взяли пастушкой, а потом я устроилась работать дояркой, 16 коров за день выдаивала. Война окончилась. Последствия ее были плачевные: брата расстреляли фашисты, отец погиб в Ростовской области. После войны меня устроили на макаронную фабрику Грозного, где я проработала 37 лет…

Я готова расцеловать эту милую бабушку. На таких вот людях держится русская земля. И не одолеет нас никакой враг, пока живы эти бабушки Любы, которые, пока носят ноги, делают свое незаметно, но священное дело. Потому что эта генетическая память, это ее главный стержень.

А простому новороссийскому участковому Денису Евтушевскому могу сказать большое спасибо. Побольше бы таких неравнодушных людей.

Комментарий специалиста

Михаил РОМАНЕНКО, руководитель новороссийского Центра поисковых работ:

— На этом кладбище захоронено мирное население, погибшее в Великую Отечественную войну в Новороссийске, и бойцы Красной армии. Там три братских захоронения, остальное — могилы мирного населения, их — семнадцать. Самое необычное, что это кладбище не стоит ни на одном учете. Мы сделали запрос о нем в Министерство обороны, у них есть база по таким объектам. Если у них информации нет, то этот объект нужно ставить на учет как кладбище и, возможно, эксгумировать останки, чтобы определить точное количество захороненных, найти их опознавательные знаки. Мы сделали публикацию об этом кладбище в соцсетях, и уже пошла обратная связь: откликнулись родные захороненной там девочки, которую в 1943-м расстреляли фашисты. Наша основная цель — дать имена этим захоронениям. 

Уважаемые читатели «НР! Мы продолжаем искать людей, которые совершают добрые поступки, помогают другим. Вы заметили человека, который достоин почётного звания «Человек города»? Тогда позвоните в газету, наш телефон: 61-41-05.   

     

Источник: novorab.ru