В Новороссийске есть мастерские, где работают не столько за деньги, сколько за интерес

В Новороссийске есть мастерские, где работают не столько за деньги, сколько за интерес

Потерянный рай

На третьем этаже здания корреспондентов встретила председатель Новороссийского городского отделения Всероссийской творческой организации «Союз художников России» Ольга Лучкина.

Она и провела экскурсию по помещению, в котором в советские времена жизнь не то, что кипела, – бурлила и сияла всеми красками.

Как мы поняли, раньше именно здесь находился настоящий рай для мастеров изобразительного искусства.

– Это здание было построено в 70-е годы,– разъяснила Ольга Павловна. – К моменту открытия мастерским принадлежали просторный двор, складские помещения, гараж, пара машин и автобус, на которых художники ездили на этюды, монументальный цех, где делали мозаику, скульптурная мастерская и столярные цеха. На транспорте развозились и заказы.

– А заказы были? – интересуюсь, потому что в последнее время от художников только и слышишь сетования на их отсутствие.

– Заказов было столько, что коллектив из 70-80 творческих человек едва успевал их выполнять, – восклицает Ольга Павловна.– Вы не поверите, но художники еще выбирали, за что им стоит браться, а за что нет. Это были чудесные времена!

Художественные мастерские при Художественном фонде СССР находились всего лишь в трех городах Краснодарского края – краевой столице, Сочи и Новороссийске. Выпускников художественных вузов распределяли по всем городам и весям. Когда мы с мужем приехали сюда по распределению из Ленинграда как одни из лучших выпускников, специализировавшихся на интерьерах, то были приятно удивлены. Зарплата профессиональных художников в 80-х годах в Новороссийске была такой же, как у моряков загранплавания. Оплата труда была сдельной, работали много, но было интересно.

Члены Союза художников имели право пользоваться всеми материалами бесплатно. Французская пастель, немецкая бумага, акварельные картоны, краски – в распоряжении художников было все, что пожелаешь, – с ностальгией вспоминает собеседница.

На дачах, но не на грядках

– Говорят, что художники бесплатно выезжали на дачи чуть ли не на все лето. Это правда?

– Да. Летом можно было написать заявку и поехать на академические дачи писать природу, вдохновляться, общаться с творческими личностями. Эти дачи были и в Горячем Ключе, и в Подмосковье, и в других живописных местах Советского Союза. Целых два месяца художники жили там на всем готовом.

– И отдыхали?

– Работали! Мы трудились там над воплощением своих творческих задумок. Но по окончании работы на обсуждение приезжал серьезный худсовет, маститые художники выносили свой вердикт, критиковали или хвалили. Все было серьезно.

– Ольга Павловна, а откуда в художественные мастерские шли заказы?

– Санаториям Черноморского побережья требовались картины, скульптуры, масштабные панно в технике «батик», настенные росписи, гобелены, инкрустации по дереву и все виды творческих работ. Санатории, профилактории, пионерские лагеря, предприятия, финансовые организации были нашими основными заказчиками. Нужно было сделать наглядную агитацию или, как тогда говорили, облагородить интерьер.

Каждый заказ обсуждался на худсовете. Именитые члены худсовета могли одобрить наработки, могли и зарубить, заставив все переделывать.

Вот здесь, где сейчас у нас находится выставочный зал, работал оформительский цех. Тут изготавливали плакаты с лозунгами. Все, что сейчас можно сделать на компьютере, выполнялось вручную. Художники-оформители должны были затейливо оформить уголок охраны труда, написать призывы на демонстрацию. В этом цехе работа кипела особенно бурно. А что вы скажете о том, когда надо было написать портреты 12 членов политбюро? Такой заказ поступил однажды из Средней Азии. И наши художники с честью его выполнили.

Ольга Павловна уверяет, что те времена художники вспоминают как «золотые». Она не скрывает, что в большом коллективе не обходилось без интриг, которые творческие люди могут плести особенно виртуозно. Но даже те, кто в годы перестройки рванул за границу, с тоской вспоминают период работы здесь. Ведь дальше началась безнадега.

Полное обнуление

Девяностые годы ударили по художникам особенно безжалостно. Никакой зарплаты, заказов, и тем более академических дач. Все теперь за деньги. Просто чудо, что сами мастерские уцелели. Сегодня здесь обосновались 12 художников, есть члены их творческого Союза, которые работают дома или арендуют помещения. Но даже за 12 мастерских, расположенных в здании, художники вносят небольшую оплату.

Мы идем по коридорам и попадаем в уютную мастерскую известной новороссийской художницы Людмилы Авраимовой. Здесь царит живописный творческий беспорядок – готовый сюжет для отдельной картины.

– Я настолько привыкла к своей мастерской, что часто именно ее называю своим домом, – признается хозяйка. – Я приехала сюда вместе с мужем, коренным новороссийцем. Мы оба получили профессиональное образование в Ленинграде. Помню, что на первом этаже мастерских располагался сувенирный цех, в народе его именовали «рога и копыта». Здесь кипела творческая жизнь, спорилась работа. Это сейчас к нам редко-изредка заглядывают ценители живописи, в основном в возрасте 50 плюс. Да и то они только смотрят картины, восторгаются, но покупают очень редко.

«У меня уже есть ваша картина», – говорят они, и я понимаю, что, действительно, картина – это такой предмет, что его много не купишь. Люди живут в квартирах, где даже несколько работ просто невозможно разместить!

Однажды, лет пять назад, мы с коллегами устроили новогоднюю распродажу. Когда выяснилось, что даже на скидки никто не клюнул, стали покупать картины друг у друга. Я у Эдуарда Нетребко пейзаж купила, а Юрий Князько мне свою картину подарил.

В мастерскую к коллеге заглядывает художница Татьяна Павлова.

Она, коренная жительница Новороссийска, окончив в Краснодаре художественное училище, с большим трудом смогла попасть сюда на работу. За молодую маму, которой остро требовалось трудоустройство, замолвил слово именитый художник Граер Аракелян.

У Татьяны Павловой, как и у многих ее коллег, полотна приобретали музеи, картинные галереи, предприятия.

– Одну мою картину купило Министерство культуры,– делится художница. – Это была картина под условным названием «Сбор винограда». Приобрели ее у меня за 2,5 тысячи рублей. Огромные деньги по тем временам.

«Жаворонки» и «совы»

За разговорами с художницами мы не замечаем, что за окнами уже темень. Рабочий день окончен, но далеко не все торопятся по домам. Вот, казалось бы, художников никто не контролирует, они сами себе хозяева и могли уйти пораньше. Но нет!

«Жаворонки», такие как Татьяна Павлова, на рабочем месте уже в восемь утра, а «совы», к ним себя причисляет Людмила Авраимова, подтягиваются попозже.

Допоздна работает Юлия Лучкина. Ее мы застали в самый пик творческого процесса: Юлия – мастер скульптурной куклы – колдовала над очередным шедевром. Руки у художницы в специальном составе для лепки. Она рада гостям, с удовольствием делится идеями и планами.

В свое время талантливую художницу с распростертыми объятиями приняли в организацию ведущих кукольников России Doll-Art.

Работы Юлии участвуют в выставках, которые стартуют в Москве и потом переезжают из одного города в другой. А у автора в голове еще множество проектов, и не все они связаны с куклами.

Себя показать

Обитатели «Художественных мастерских» гордятся, что у них есть прекрасный выставочный зал, где представлены работы только профессиональных художников.

К слову, в наше время стать членом Союза художников России примерно так же сложно, как и в советские времена. Отбор идет очень строгий.

Не так давно в выставочном зале мастерских демонстрировались работы молодых художников.

А сейчас – новая выставка, которую назвали «Зимний салон».

– Подбирали работы, которые связаны с зимой, зимним настроением, – разъяснила Ольга Лучкина. – Таких картин не так много, потому что зима в Новороссийске в основном теплая.

Ольга Павловна провела для нас небольшую экскурсию.

Вот работы Эдуарда Нетребко, который, несмотря на солидный возраст, пишет как молодой и дерзкий художник.

На другой картине – наш новороссийский порт. Реалистично, смело, свежо. Автор – Юрий Князько.

Настоящую зиму привезли три новенькие художницы, переехавшие из Сибири. Это Валентина Люсенкова, Оксана Пономарева и Татьяна Щербова. На их картинах – многими любимый снег.

Представлены здесь и интересные работы новороссийских художниц Алисы Шамро, Анастасии Волконской, Надежды Скрынниковой, Виктории Ромашевской, Лины Коваленко.

В планах – выставки в «Шато-Пино», зональная экспозиция в Ростове-на Дону.

– Сегодня мы работаем не столько за деньги, сколько за интерес, – говорит Ольга Лучкина. – Но от этого творческих идей и вдохновения у нас не меньше. Хочется только, чтобы новороссийцы и гости города побольше узнали о нас.

Источник: novorab.ru

Оцените статью