Страшная ковидная пневмония: истории новороссийцев, которые на волосок от смерти

Страшная ковидная пневмония: истории новороссийцев, которые на волосок от смерти

Поражение лёгких дошло до 80%

Валентина Кушпель, педагог дополнительного образования «Юная смена Поста №1» Дворца творчества детей и молодёжи им. Н.И. Сипягина.  

— Болезнь была для меня неожиданностью, ведь я соблюдала все меры безопасности. Носила маску, перчатки, старалась не посещать людные мероприятия. Но однажды вечером вдруг почувствовала себя плохо. У меня не было кашля и насморка, просто повысилась температура. Я подумала, что просто сезонное заболевание (это был сентябрь 2020 года). Выпила «Терафлю». Но на второй день у меня появилась сильная слабость, которая не проходила. На третий я с трудом вставала.

Валентина Анатольевна всё ещё не верила, что это коронавирус. Измерили сатурацию (насыщение крови кислородом), оказалась 65 при норме 100. В одной из частных клиник города сделали КТ-исследование. Оно показало, что лёгкие поражены на 65%. После этого последние сомнения в том, что это COVID-19, отпали.

Вызванная бригада скорой помощи отвезла пациентку в Крымск в ковидный госпиталь. Сразу же положили в палату общей терапии и начали лечение. Однако оно не помогало. Повторное обследование на компьютерном томографе показало, что лёгкие поражены уже на 80%.

— Я отчётливо осознаю, что если бы не врачи, меня бы уже не было на этом свете, — говорит Валентина Анатольевна. – Особо хочу поблагодарить заведующую отделением реанимации, где я провела 23 дня, Анну Владимировну Руденко. Я выжила благодаря профессионализму и чуткости всего коллектива больницы.

Меня перевели в это отделение после ухудшения самочувствия, надели на лицо кислородную маску. В неё кислород подаётся под большим давлением. Причём оно настолько сильное, что уже несколько дней спустя у меня начала на лице и губах шелушиться и сползать кожа. Но это были такие мелочи по сравнению с общим состоянием. Мне не хотелось есть, пить. Заставляла себя пить воду через силу. Вообще ничего не хотелось. Слабость была такой сильной, что я все эти дни не могла встать с кровати. Мне ставили капельницы, уколы. Все это было как в тумане.

От кислородной маски на лице появились отёки и вдавленные шрамы. Я легла в больницу с весом 104 кг, а вышла — 86 кг. Ушла мышечная масса, и ноги мне отказали. Я не могла ни встать с кровати самостоятельно, ни ходить.

После выписки Валентина Анатольевна долго восстанавливалась, буквально заново училась ходить, возвращение к прежней жизни шло медленно. Семье пришлось купить кислородный концентратор, так как лёгкие ещё не работали в полную силу. Организм нужно было поддерживать с помощью кислорода.

Потом был долгий период реабилитации. Коронавирус и лекарства оставили свой отпечаток практически на всех органах и системах организма. Ходить на необходимые для восстановления процедуры пришлось с палочкой.

— Я ведь до коронавируса практически не болела, — говорит Валентина Анатольевна. – Больничный брала где-то раза два за всю жизнь. Раньше если простыну, то за два-три дня приходила в норму. Но в этот раз всё было иначе. Никому не пожелаю перенести такое. Поэтому обращаюсь ко всем жителям города: носите маски, берегите себя и не посещайте людные места.

А всем врачам – огромное спасибо и низкий поклон! Сейчас они действительно на передовой!

Если бы не ковид, у мужа не нашли бы рак лёгких

Елена, фамилию женщина называть не захотела (контакты есть в редакции). 

— За пару дней до того, как я почувствовала ухудшение самочувствия, у меня заболел муж (речь идёт о начале декабря). Кроме того, у него на работе были сотрудники, которые заразились ковидом. Когда у меня поднялась температура до 38˚С и появилась слабость, я вызвала врача из поликлиники на дом. И решила сама сделать платный тест на коронавирус.

Пока ждали результатов анализов, из поликлиники пришла фельдшер, назначила мне стандартное лечение от ОРВИ. Сказала, что вирусная пневмония не прослушивается. Скорее всего, мол, это сезонная инфекция.

Однако мне становилось всё хуже. Я понимала, что лечение не помогает. И тут мне позвонили из частной клиники, где я сдавала ПЦР-тест, и сказали, что у меня положительный результат на COVID-19. Я сразу же сообщила об этом в свою поликлинику и получила ЦУ: на приём не приходить, ждать ковидную бригаду.

Но потом про меня как будто забыли — никто не приезжал. Мы тем временем решили сделать платно КТ, чтобы понять, затронула ли болезнь лёгкие.

На обследовании выяснилось, что у меня поражено только 5% лёгких. А вот у мужа нашли… — Елена тяжело вздыхает, — рак легких… Но я об этом не хочу говорить, слишком тяжело. Сейчас мужу сделали операцию, врачи дают хорошие прогнозы. Ведь заболевание обнаружилось на ранней стадии. Есть надежда на выздоровление.

Это было для нас непростое время. Ко мне так никто и не приходил. Я звонила в министерство здравоохранения несколько раз. В последний раз на том конце провода даже удивились, сказав, что ко мне должны уже были прийти врачи.

Мне становилось всё хуже и хуже. Я вызвала бригаду скорой помощи. И ночью меня отвезли в инфекционную больницу, где сделали ещё одно компьютерное обследование. После этого отправили лечиться домой. Лекарства искали по всей стране: у знакомых, через онлайн-аптеки. В итоге кое-как нашли.

Заболела я 1 декабря, а врач из поликлиники пришёл 17 декабря (помимо того фельдшера, что был у меня при первом вызове неотложной помощи). 18-го мне дали тест на повторный анализ на ковид, он оказался отрицательным.

После ковида у меня было осложнение. Нестерпимо болел левый бок, я просто на стены лезла от боли. Ходила к платному врачу, он назначил обследования и капельницы, полагая, что у меня проблемы с поджелудочной. Ничего не помогало.

Когда боль стала нестерпимой, я вызвала снова скорую помощь. И вот там молодая фельдшер, осмотрев меня, сказала, что у меня опоясывающий герпес. Оказывается, после ковида часто случаются болезни подобного рода. Спасибо медикам скорой помощи за профессионализм, они свою работу выполняют очень хорошо.

Сейчас я чувствую себя неплохо. Восстанавливаюсь, прихожу постепенно в себя.

Думала, что умру

Екатерина Атанова, рентгенолог-лаборант поликлиники №2. 

— 23 ноября я была на работе и внезапно почувствовала себя плохо. Поднялась температура, других симптомов не было. Я пошла на больничный. Вызвала терапевта на дом, лежала дома с температурой 39,6˚С. Врач пришла, прописала лекарства, которые выписываются по протоколу от коронавируса. Я прилежно лечилась, сын приезжал и делал мне уколы. Я очень благодарна своему Юрию за эту помощь и заботу.

28 числа мне терапевт из нашей поликлиники привезла направление на госпитализацию в инфекционную больницу по «СITO!» (то есть срочно). И она же вызвала скорую помощь. Медики отвезли меня в инфекционную, где мне сделали КТ.

Так как процент поражения был небольшой (на одном лёгком — 11%, на втором — 12%), меня отправили домой. Доктор из приёмного отделения инфекционной больницы сам вывел меня под руки и проводил до такси.

А ночью мне стало ещё хуже. Температура до 40˚С, невероятная слабость, кашель, я задыхалась. При этом я страдаю сахарным диабетом, поэтому, конечно, я опасалась за своё здоровье.

Екатерина Александровна тяжело вздыхает, вспоминая те дни. Температура несколько дней не сбивалась, дышать было тяжело, ноги от слабости не слушались. Становилось понятно, что нужно принимать срочные меры.

— 29 ноября я позвонила на горячую линию в минздрав Краснодарского края и пожаловалась, что меня не госпитализируют. Мне сказали, что завтра разберутся, но ночью я снова начала задыхаться. Мне казалось, что я умираю, настолько мне было плохо, — вспоминает женщина. – Я так и сказала сотрудникам скорой помощи, которые приехали на вызов. Они отвезли меня в инфекционную больницу, а там сообщили, что мест нет. Хотели снова отправить меня домой. Я понимала, что если уеду, то это будет верная смерть.

Из последних сил я пыталась доказывать, что меня нужно оставить в нашей больнице. Сказала, что если не возьмут, то выйду на улицу и буду кричать, что умираю.

В итоге пациентку госпитализировали.

— До кровати идти я уже не могла, ползла на четвереньках, — вспоминает Екатерина Александровна. – В больнице сахар на фоне лечения подскочил до 24, а поражение лёгких уже дошло до 36%. Лежала в палате и писала сыну, что идёт моя смерть. Не выкарабкаюсь…

Но женщина пошла на поправку. «Дексаметазон» в больницу ей передали коллеги-врачи из её поликлиники. Нашли лекарство, в котором Екатерина Александровна тогда очень нуждалась.

— Благодарю главного врача поликлиники №2 Наталью Головченко и старшую медсестру Ирину Чуб за то, что они вовремя нашли нужные препараты.

Через 21 день, после того как показатели состояния здоровья стали улучшаться, пациентку выписали.

— Ну что ж, раз смогла побороть эту болезнь, то, значит, ещё поживу, — улыбаясь, говорит женщина.

До больницы довело самолечение

Алексей Воловик, депутат Городской думы Новороссийска: 

— Я почувствовал себя плохо 3 января, но решил, что съел что-то несвежее, попросту говоря, отравился. У меня были слабость и температура 37,5˚С. Однако на следующий день легче не стало. Вот тогда возникла мысль, что это может быть коронавирус. Сходил на всякий случай на КТ. Показало, что у меня поражено 3% лёгких.

Я особо как-то не расстроился, позвонил знакомому врачу, описал симптомы и попросил назначить лечение. Врач выписал мне рецепт. Лекарства, конечно, в городских аптеках было найти невозможно. Но помогли друзья и знакомые, общими усилиями всё необходимое было найдено.

Я ставил сам себе уколы, благо, умею это делать. Считал, что вот сейчас пройду курс лечения и поправлюсь. Однако не тут-то было. Температура не спадала, поднималась до 38˚С, появились кашель, одышка. Самочувствие ухудшалось.

Пришло понимание, что нужно вызывать скорую помощь, что и было сделано.

Алексея Воловика положили в инфекционную больницу. При поступлении, как и полагается, сделали КТ. Процент поражения лёгких дошёл до 25, причём это случилось за считанные дни. Как полагает народный избранник, такой результат он получил, так как занимался, по сути, самолечением. Ведь никаких предпосылок для такого варианта течения болезни не было: организм молодой и тренированный (в детстве Алексей занимался спортом), хронических заболеваний нет, как и вредных привычек.

Мужчину госпитализировали. Началось стандартное лечение.

Нужно было остановить отрицательную динамику шторма легких. Кроме того, было опасение, что может в любой момент произойти отрыв тромба. Поэтому приходилось много лежать в определенном положении и соблюдать диету. Страшен не сам вирус, а то, как он воздействует на слабые места в организме — сердце, сосуды, почки, и тд. Побочные эффекты гораздо страшнее.

Вирус непредсказуем и в отношении лечения. Например, в больнице при одинаковых симптомах люди лежали одни 2 недели, вторые месяц без улучшения, третьим нужна была реанимация. Вроде лечение одно, симптомы одни, а результат у всех разный. Поэтому в народе привыкли сейчас употреблять слово рулетка, так как никто не может точно предсказать итог или последствия для организма, вызванные вирусом.

— Эти дни вспоминать, конечно, не хочется. Так плохо я себя никогда в жизни не чувствовал. Но весь период, что был в больнице, ощущал, что весь медперсонал заинтересован в выздоровлении пациентов. Благодарен врачам и всему коллективу больницы. Они работают на износ, им действительно очень тяжело, но они находят время и силы, чтобы присесть на корточки рядом с кроватью и спросить, нужно что-то больному или нет. Это человеческое внимание дорогого стоит.

Алексей Воловик провёл в инфекционной больнице две недели. Правильный алгоритм лечения поставил мужчину на ноги. Сейчас депутат уже вышел на работу, как и прежде, ведёт активный образ жизни.

— После выписки я начал приводить себя в порядок с помощью физкультуры и тренировок, — пояснил Алексей. – И моё самочувствие постепенно приходит в норму, я быстро восстанавливаюсь. Я, как и прежде, соблюдаю все профилактические меры безопасности и советую новороссийцам не пренебрегать ими. Это нешуточная болезнь. У меня была форма средней тяжести, но перенести её стоило немалых усилий. Всем здоровья!

Источник: novorab.ru

Оцените статью