Шок-исследование! В Новороссийске больше 70 % уличных названий — иностранные

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Имидж — всё! А смысл?

ПРОЕКТ, который реализует Союз переводчиков России по всей стране, действительно уникален. Координатор проекта по Краснодарскому краю – известная в городе переводчица Ирина Воскресенская.

Вот мы ходим по улицам, читаем вывески, заходим в кафе с манящими названиями, скользим взглядом по аншлагам частных лавочек и, конечно, не задумываемся, насколько это всё формирует наше отношение к действительности, к родному языку. Как наш город выражает себя в слове? Да как бог на душу положит!

Вот, к примеру, обращает внимание Воскресенская, мы давно привыкли к присутствию в городе торгового центра «Красная Площадь». А вы знаете, что в Новороссийске есть и свой «Эрмитаж»? Это… магазин сантехники. Имеется и свой «Голливуд» – это гастробар. Есть магазин, в котором очень любят животных, но назвали его почему-то Сrazy Dog (сумасшедшая собака). Есть имиджевое агентство, называющееся Pelican. Одно из значений этого слова, между прочим, – «неуклюжая женщина». Стоматология называется «Каво» (дупло), а кафешка – Merry powder («Весёлый порошок»), видимо, для тех, кто понимает…

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Существуют названия, в которых хоть одну букву, да сделают иностранной. К примеру, «Zемфира», «Stoловая». Почему? Зачем? А есть просто грубые ошибки. Общее количество прямых, косвенных и неграмотных заимствований зашкаливает. А ещё страшнее – никого не пугает.

– Понятно, – рассуждает Ирина Валерьевна, – что это законы рекламы: люди хотят как-то выделиться, привлечь внимание любой ценой. Даже как-то на рынке у продавца яблок встретила надпись на английском с чудовищными ошибками. Поговорила с ним – в следующий свой поход на рынок этой таблички я уже не увидела. Но так делают единицы. Поэтому названия с грубыми орфографическими, грамматическими и стилистическими ошибками продолжают «украшать» наш город.

На сегодня в картотеке Воскресенской более 800 объектов лингвистического ландшафта Новороссийска (объект – это фото плюс описание места), занесённых в фотобанк международного проекта. Адреса объектов – исторический центр, набережная, рынки, немного окраины. В Краснодаре собрано более 400 карточек, по Анапе, Туапсе и Сочи – около 100 и немного по Геленджику. Тенденция во всех городах края одинакова и пугающа – 70-80 процентов надписей с использованием иностранных языков.

Оглянитесь вокруг, новороссийцы!

– СПЕЦИАЛИСТЫ обеспокоены тем, что у нас происходит в языковой среде, – говорит Ирина Воскресенская. – Когда я начала заниматься этим проектом, я даже за своим языком стала тщательнее следить. Мне и раньше, конечно, резали ухо такие вещи, как, к примеру, «имплементация программ» («выполнение») или «надо элиминировать недостатки», то есть «устранить», а сейчас я этого в речи не допускаю.

– Вот мы ходим по городу, – продолжает Ирина. – Надписи на заборах, на вывесках, на машинах, на майках, на сумках, на продуктах – всё это влияет на нас. Незаметно. Исподволь. Создаёт настроение, привлекает или отталкивает, формирует и направляет потребительское поведение.

Полевые исследования сейчас идут по всей стране, но Новороссийск стал первым городом, где изыскания перешли в практическую плоскость. Доклад Воскресенской о состоянии лингвистического ландшафта на заседании городского худсовета произвёл шок. Сейчас выводы, сделанные исследователем, изучают в структурах городской администрации. Ими заинтересовались представители делового сообщества.

– Это у нас основная цель – с нашими результатами исследований, с аналитикой выходить на органы власти, поднимать вопросы об изменении законодательства в части государственной политики в области русского языка.

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Почему «Мэри» популярнее «Маши»?

ВСЕ НАЗВАНИЯ – вывески магазинов, кафе, ресторанов, надписи на общественных зданиях, на рынках, уличную рекламу, граффити – Ирина Воскресенская разделила на несколько групп.

В одной из групп названия, в которых прослеживается специ-фика города-порта, используются слова на морскую тематику: «Мореман», «Посейдон», «Чайка», «Дельфин», имена международных компаний Maersk, Seamen’s Club – здесь использование английских слов оправдано.

Чувствуется влияние исторических корней – они в названиях памятников, улиц и мемориалов. Есть место в общественном пространстве теме казачества и названия региона – «Сделано на Кубани», «Хуторок», «Амбарчик», «Кубаночка». Совсем немного социальной рекламы, направленной на воспитание в обществе ответственности («Нет коррупции», «Будь внимателен на воде»).

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Сказываются приоритеты общества – деньги. Деньги во всех видах и сочетаниях: «Viva Деньги», «БыстроДеньги» и даже вульгарное «Деньга».

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Что касается представленности языков, то более чем в половине рассмотренных названий используются англицизмы. Много надписей в Новороссийске на итальянском языке, гораздо меньше галлицизмов и германизмов, есть греческие слова и неожиданно мало тюркизмов.

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Сейчас исследователь начала очередную стадию проекта – интервью. Ответы на простые вопросы на тему «Почему вы именно так решили назвать свой магазин-кафе-парикмахерскую?» и ответы на них многое объясняют.

– Чаще всего говорят: «Все вопросы – хозяину», – рассказывает Ирина. – Вторая тенденция – люди чётко говорят, что выбрали название на иностранном языке осознанно. Потому что, если, мол, я парикмахерскую назову, условно, «Маша» – в неё никто не пойдёт. А в «Мэри» – пойдут. В паре мест ответили довольно грубо: «Нам так нравится». Продавцы, в основном, мальчики-девочки — хихикают: им всё равно.

Coffee пей – это славянский style

— ОТДЕЛЬНЫЙ разговор – гибриды. Это, – объясняет автор исследования — когда мы соединяем русское с иностранным, и получается такой крокодил с жирафом, «крокораф». К примеру, «Славянский style».

— Часто применяют и калькирование, — продолжает Ирина Валерьевна. — Взяли простые русские слова и написали их почему-то английскими буквами: Bulka, Remzona, Terem, Molotok. Есть и обратное калькирование, тут уж совсем непонятно. В городе много барбершопов, вейпшопов и груминг-салонов. У нас на Мефодиевке есть магазин «Тейсти фуд». Не каждый поймёт, что там продаётся вкусная еда.

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

Зачастую мы не осознаём силу печатного слова. Не видим никаких проблем в том, что на Советов, например, долгое время красуется надпись HEROINE. Понятно, что это реклама духов, но это же слово с определённым значением, и оно действует на подсознание. Идут мимо подростки и понимают, что героин – это обыденно, значит, нормально. Использование сниженной лексики в названиях заведений («Шмотки», Svalka, «Миша Jackson») также не способствует развитию и повышению культурного уровня.

А вот пример из Таганрога. Глядя на это фото, становится не до смеха. Потому что всему есть пределы. То ли «Рашен страшен», то ли «Рашен срашен»? Кто-то же это разрабатывал, думал над смыслом?!

Шок-исследование!                В Новороссийске больше  70 %  уличных названий — иностранные

И в языке, как в экологии, есть предельно допустимые нормы, это аксиома, подчеркивает исследователь. Что в сознании наших людей происходит? А происходит вот что – английская колонизация смыслового пространства русского языка. Язык – это средство информационно-психологической войны, средство переформатирования сознания и разрушения глубинных кодов. И ничего общего с дружбой народов и культур (есть и такие мнения) это не имеет.

Проблема загрязнения родного языка – это очень серьёзный вопрос, и он обсуждается учёными на самом высоком уровне. Но, видимо, нужно более широкое обсуждение и вовлечение в процесс общественности. Мы пока проводим свои полевые исследования, мы видим эту проблему, фиксируем её. Но ведь надо уже что-то делать! Давным-давно надо было что-то делать, потому что для большинства людей это, к сожалению, уже стало нормой.

Поэтому через «Новороссийский рабочий» я хочу обратиться ко всем неравнодушным людям, не только новороссийцам. В Новороссийске я пока не смогла обследовать Южный район, Мысхако, Мефодиевку, Шесхарис, пригородные сёла, станицы. Многие горожане часто бывают в Сочи, Анапе, Геленджике, Ейске. Интересны все крупные города Краснодарского края. Чем больше их будет охвачено исследованием, тем у инициаторов проекта будет больше аргументации, когда мы выйдем на правительственный уровень. Очень многие разделяют нашу обеспокоенность и помогают нам. Так, исследование по Краснодару проводилось совместными силами Союза переводчиков и Союза писателей России. В работе участвовали – что особенно ценно – и студенты, для них это прекрасная практика.

Кто хочет помочь – присылайте свои фотографии надписей и вывесок по электронной почте: voskresenskaya_i@mail.ru. В описании нужно указать город и район. Я всем заранее очень благодарна!

Фото, сделанные на улицах города, предоставлены автором исследования.

«Новороссийский рабочий» присоединяется к этой работе. Свои примеры и фотографии можете присылать и на вотсап редакции: 8-900-279-09-37.

Источник: novorab.ru

Оцените статью