Нужно ли вернуть смертную казнь в России: за и против

Нужно ли вернуть смертную казнь в России: за и против

Галина СЫРОХВАТОВА, руководитель образцового музыкального театра «Гармония»:

 – Первое желание ответить: «Да, пора! Есть такие выродки, которым нельзя жить!» Но наша судебная система настолько несовершенна, что к высшей мере могут быть приговорены совсем невиновные люди. А «пермского стрелка», конечно, не защищаю, но судить нужно не только его, ведь такое страшное преступление – это следствие большой общественной проблемы. Кто виноват в том, что Тимур Бекмансуров такой? На мой взгляд, сегодня любой гаджетозависимый ребенок – потенциальный убийца. Эти дети считают, что, если ударить или убить человека, он, как в игре, не умрет, а встанет и пойдет дальше.

Алексей ПАРХОМЕНКО, агроном ООО «Абрау-Дюрсо»:

 – Мне трудно ответить однозначно. Просто я сталкивался с этой темой – служил в горячей точке. Знаете, каждая живая тварь хочет жить… Если убить «стрелка», он не прочувствует ужаса того, что совершил. Возможно, речь должна идти о пожизненном наказании в условиях ужесточенного режима, чтоб до конца жизни страдал от того, что сделал.

Егор, ветеран ФСИН, бывший работник новороссийского СИЗО:

 – Не знаю… У нас столько ошибок следствия в связи с тем, что требуется быстрая раскрываемость… Могут пострадать – и страдали! – невиновные. В новороссийском СИЗО в свое время, до введения моратория на смертную казнь, сидели те, кто приговорен к высшей мере. Для смертников были предназначены 5 или 6 одиночных камер. Для исполнения приговора возили в Краснодар. Позже эти камеры использовали  для лиц, проходящих по резонансным делам – от убийц до мошенников в особо крупном размере. В такой камере, например, сидел один из братьев Цапко, помните резню в Кущевке? Его не могли казнить по закону, но, насколько я помню, он позже в Краснодаре умер – то ли порезался, то ли повесился.

Павел АРЮТКИН, руководитель новороссийского отделения поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт»:

 – Единственно правильный способ наказания таких преступников – заставить их до конца жизни тяжело работать, чтобы чувствовали себя как на каторге. Они перед государством накосячили, так пусть живут в клетке, как собаки, пусть без выходных гнут спины и платят 50-процентный налог.

Источник: novorab.ru

Оцените статью