Новороссийский спасатель — о работе в ковидном госпитале: «От «короны» меня спасает юмор!»

Новороссийский спасатель — о работе в ковидном госпитале: «От «короны» меня спасает юмор!»

              «Сынок, береги себя!»

Александр Потапов по жизни оптимист. Я была уверена, что даже ужасы ковидного госпиталя не сломят его позитивного настроя на жизнь. Не ошиблась. Его рассказ о буднях санитара ковидного госпиталя наполнен оптимизмом, дает надежду на выздоровление и успешную реабилитацию тем, кому пришлось столкнуться с коронавирусной инфекцией.

— Год назад нас вызвал к себе начальник спасотряда Алексей Одеров и спросил, кто из нас смелый и кто готов работать с ковидными больными, — начал свой рассказ Александр. — Согласились не все. Несколько спасателей. Я не боялся ковида, потому что знал, что я крепок здоровьем, имею хороший иммунитет. К тому же я всю жизнь хожу по острию бритвы – привык рисковать.

Моя мама, медик по образованию, сказала на это лишь одну фразу: «Сынок, береги себя!»

 С ковидными больными спасателям приходилось работать и ранее, когда мы помогали скорой доставлять заболевших в больницу. Мы знали, как нужно надевать противочумный костюм и как правильно его снимать (в строго определенной последовательности). Собственно, точное соблюдение всех санитарных правил в красной зоне – это гарантия того, что ты не подхватишь ковид от больных. К примеру, санитар надевает на каждую руку не по одной, а по паре перчаток. Потому что они иногда рвутся. В этом случае нижние перчатки спасают.

— Когда впервые 12 декабря 2020 года оказался в красной зоне ковидного госпиталя, обалдел от количества больных, — продолжает Александр. — Больница была полной. Вот и сейчас подобная ситуация, очень много больных, бывает, что люди лежат и в коридорах. Зимой жертвами ковида были в основном старики. Сейчас ковид помолодел, поступает много молодежи, есть беременные и дети. Хотя дети хорошо переносят эту инфекцию, потому что у них сильный иммунитет. 

        Этот вирус забирает желание жить

— Что я понял за это время, работая к красной зоне? Что из-за ковида атрофируются все мышцы, в том числе и легочной системы. Учеными доказано, что вирус воздействует на определённые зоны мозга, ответственные за настроение, на человека наваливается апатия, он перестает хотеть пить, есть, жить. С таким настроем выздоравливать сложно. Из-за гипоксии люди начинают себя неадекватно вести. Перестают выполнять предписания врачей, нарушают режим больницы. Некоторым предписано постоянно находиться в маске для ингаляции кислородом. Люди самостоятельно снимают маски. Им запрещено ходить, они самостоятельно идут в туалет. Был случай, когда мужчина снял маску и пошел в уборную, там ему стало плохо от дефицита кислорода, он упал в обморок. Когда его хватились, было поздно.

А один мужчина регулярно шалил, куря в туалете. Это больным категорически запрещено. Мужчине неоднократно делали замечание, ругали его, объясняли ему последствия, и даже кричали на него! Он не слушал. И умер.

— В основном ковидные больные умирают от сопутствующих заболеваний. Ковид, как волк в лесу, бьет по самым слабым местам в организме. У людей обостряются их хронические болячки: заболевания сердца, почек,очень страдают больные диабетом.

              Я не стал пить

— Ты спрашиваешь, как я отреагировал на смерти в ковидном госпитале? Тринадцать лет я отработал спасателем, я и раньше видел смерть, — продолжает мой собеседник. — Спасатели обучены техникам реанимационных мероприятий, мы «качаем» людей, вплоть до приезда скорой помощи. И я часто «качал», тех, у кого остановилось сердце из-за алкогольного опьянения, только что утонувших, умирающих от болевого шока на ДТП, от остановки сердца. Много раз мы с коллегами людей возвращали к жизни простыми действиями – искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. В красной зоне у меня был шок от того, что человека качаешь, качаешь, а он не оживает. Самое худшее — что ты ничем не можешь помочь. Человек умирает. Девочки — санитарки, медсестры, доктора – все ревут. А тебе остаётся только их успокаивать.

Видя смерть чаще, я не стал пить. Я смотрю комедии. Знаешь, я где-то вычитал, что юмор лечит. Загугли! И даже одного мужика просмотр комедий излечил от смертельного заболевания. Я в это верю. Придя домой, я включаю не новости ТВ, а слушаю хохмы «Уральских пельменей», «Дизель-шоу», «Камеди клаб», особенно люблю КВН, где очень мягкие шутки на литературном языке. Это своеобразное снятие стресса после тяжелой смены.

Безусловно, я поинтересовалась у Потапова, переболел ли он ковидом. Да, переболел на третий месяц работы в госпитале. Он уверен, что заразился не в красной зоне, где он тщательно соблюдает все меры предосторожности.

— У меня держалась высокая температура, КТ показало на третий день 17 процентов поражения легких. Я планировал лечиться дома, но доктора «инфекционки» сказали, что лучше ложиться в больницу. Через неделю меня выписали, потому что мест в госпитале не хватало. Я считаю, что я вовремя поймал инфекцию, начал лечение, болезнь не опустилась в легкие. Я советую и другим не запускать. Если держится температура несколько дней, нужно обращаться к доктору и начинать противоковидное лечение. Многие люди тянут до последнего, до потери сознания.

      Вирус боится железных бабушек

— Течение болезни зависит от состояния организма, — делает выводы спасатель. — Есть люди, которые с 60-процентным поражением легких хорошо себя чувствуют. Люди с хорошим иммунитетом переживут ковид легко. Также очень важен настрой. Знаете, я в красной зоне вижу бабушек, которые начинают при первых улучшениях делать зарядку прямо на больничной койке. Они лежат еще с кислородной маской на лице, но уже поднимают руки и ноги. Вот такие бабушки точно не умрут! Они очень хотят жить и не мыслят жизнь без движения. И они, действительно, прекрасно идут на поправку.

Я, лежа в больнице, тоже делал простейшую советскую зарядку. А когда выписался, то первым делом пошел со своим конем Орликом в лес, в район Неберджая. Да, после болезни в течение одного месяца как минимум ни в коем случае нельзя давать организму нагрузку. Но я подкоркой головного мозга понимал, что лес и свежий воздух помогут мне вернуть былые силы. Когда появлялась сильная одышка, я останавливался. И к тому же я гулял со своим любимым питомцем. Может, кто-то не верит в иппотерапию, но только не я. Энергетика коней лечит. Ко мне домой привозят детей, которые не могут ходить, разговаривать в силу различных патологий. Но после месяца занятий им становится лучше, а дети, которые молчали, начинают говорить!     

         Настоящая мужская работа

А еще я верю в траволечение. Каждый год я собираю в горах Новороссийска травы и пью чаи из них. Попав в больницу с ковидом, я взял с собой травы и пил настои из них, а также ел много имбиря и меда. Все это природные иммуномодуляторы, я уверен, что они тоже мне помогли.

Вот ты спрашиваешь, сложная ли работа у санитара? У нас сложная физическая работа. Работа для мужика. В основном нам приходится таскать тяжелых больных. Некоторые из них весят больше ста килограммов. После месяца работы у меня отваливалась спина. А когда я заболел ковидом, боль в спине стала адской. Мне пришлось пройти курс массажа, благо, что моя родная сестра профессиональней массажист.

Наверное, моим дорогим читателям стало интересно, какую заработную плату получает санитар в красной зоне ковидного госпиталя. 50-70 тысяч рублей. Много это или мало за такую работу? За каждодневный риск, за перспективы потерять позвонки на спине, за созерцание смерти? Не знаю. Да это и неважно. Важно, что есть люди, которые готовы трудиться каждый день ради нас. Берегите себя, мои дорогие. Надевайте маски в магазинах и маршрутках. Это говорю не я, корреспондент газеты, а спасатель и санитар Александр Потапов.

Источник: novorab.ru

Оцените статью