Координатор «Лизы Алерт» рассказал, почему не нужно репостить объявление о пропаже ребенка

Координатор «Лизы Алерт» рассказал, почему не нужно репостить объявление о пропаже ребенка

         Доверьте поиски профессионалам

Координатор по Новороссийску добровольческого поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Павел Арюткин имеет по этому поводу очень принципиальное и даже жесткое мнение: бездумное, хаотическое распространение ориентировок может только навредить поиску и даже привести к фатальным последствиям.

— Когда родительское сообщество начинает бездумно репостить сообщение о пропаже особенно подростка, тем самым ребенка выгоняют из относительно безопасной и знакомой для него среды в незнакомую и опасную. Из-за этого зона поиска увеличивается в разы. Были случаи, когда после таких репостов мы находили сбежавшего и напуганного подростка за тысячу километров от Новороссийска, в Москве.

Обычно, если верить статистке, гонит подростка из дома (а за 2020 год в Новороссийске было 54 случая исчезновения детей, всех их нашли) несколько причин: конфликты с родителями, нестабильный гормональный фон, личные проблемы, нездоровая психика. И когда в эти проблемы погружается множество незнакомого народа, это еще больше стрессирует ребенка.

— Есть дети, которые, узнав, что их ищут, испытывают от этого кураж. Они включаются в игру, пытаются спрятаться еще надежней. Они уходят из района их поиска в другой район, а потом в третий, и так до бесконечности. И получается, что мы таким образом гоняем подростка по кругу, — продолжает Павел.

Дилетантство до добра не доведет

Арюткин не скрывает правды: известны случаи, когда подростка такие непрофессиональные поиски загоняли в петлю. Только начавшаяся жизнь заканчивалась суицидом. Социальные сети и СМИ – это колоссальный инструмент, говорит Павел, но он может как помочь, так и навредить.

— Если пропал ребенок, не стоит размещать объявление в социальных сетях, а нужно обращаться к профессионалам – в правоохранительные органы или в добровольческое поисковое объединение «Лиза Алерт», — продолжает Павел Арюткин. – Вы же не лезете чинить розетку, не имея образования электрика? Вы же звоните в этом случае дипломированному специалисту.

Сначала ищут в голове, а потом на земле

Арюткин объясняет мне технологию работы профессиональных поисковиков. Сначала собирается информация о ребёнке и его круге общения и тщательно анализируется. В первые дни поиска никогда не вывешиваются ориентировки – ни в социальных сетях, ни на столбах. По той самой причине, о которой мы говорили выше. Как образно говорит Павел, основной поиск изначально должен происходить в голове, а только потом на земле.

Павел открывает мне глаза: оказывается, социальные сети могут использовать информацию о потерявшихся детях в качестве раскрутки сайтов, личных аккаунтов. Чем больше просмотров публикации, тем выше стоимость рекламы на некоторых сайтах. Бывает, что фотография о потерявшемся ребёнке гуляет по сетям и по разным городам годами. Поэтому, говорит Павел, прежде чем нажать на «репост», стоит подумать, а что это даст?

Не звоните, чтобы выполнить свой гражданский долг

Поднимает Арюткин еще одну актуальную проблему – «пустых» звонков на горячую линию добровольческого объединения «Лиза Алерт». В последние годы число звонок выросло в разы. И дело не в том, что люди стали чаще теряться — число «потеряшек» из года в год примерно одинаковое.

На горячую линию звонят просто для того, чтобы проявить участие, так называемые сердобольные граждане, которые краем уха услышали, что кто-то где-то потерялся.  

— Нужно звонить на горячую линию, если потерялся ВАШ ребенок или родственник, — говорит Арюткин. – Только в этом случае вы можете дать полезную информацию. Не нужно звонить, если вы услышали, что потерялся где-то чужой ребенок, просто чтобы проинформировать, выполнить гражданский долг.

Только с начала этого года на краевую линию «Лизы Алерт» было 1300 обращений якобы по поводу пропажи людей, но далеко не все звонки из них по делу. Люди могут просто звонить, чтобы сообщить о том, что они десять лет назад знали пропавшего человека, учились с ним в институте.

— И каждый звонок работникам горячей линии нужно обработать, с каждым из звонивших переговорить, каждому уделить внимание, — рассказывает координатор. — Умножьте число звонков на 15 минут и вы поймете, сколько времени потратили на звонивших специалисты «Лизы Алерт», которые работают не за зарплату, а по велению души.

Чтобы люди понимали, один звонок на горячую линию «Лизы Алерт» единомоментно задействует восемь человек. А если потерялся ребенок, то кроме этих восьми задействуется «детский прозвонщик». Это специально обученный человек, который умеет разговаривать с родителями, пребывающими в стрессе от исчезновения ребенка.

А теперь языком цифр: за 11 лет существования в стране добровольческого поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» его волонтеры участвовали в 93 тыс. поисках, 67 тыс. человек найдены живыми. В Новороссийске за минувший год было 95 обращений о пропаже людей, только трое из них до сих пор не найдены. Сам Павел Арюткин в 2021 году был руководителем 35 активных поисков.

— Популярность нашего отряда растет, — говорит Павел. – Но нам катастрофически не хватает оборудования для поисков. А чем больше профессионального оборудования, тем выше вероятность, чтобы мы найдем человека живым. Мы добровольцы, нас никто не финансирует, мы не зарабатываем деньги на поисках. Лишь просим помощи у новороссийцев: отряду нужно еще 20 фонарей, рации, краска для картриджей, банальный скотч для расклеивания ориентировок.

 Если есть желающие помочь отряду, телефон Павла в редакции «Новороссийского рабочего»: 61-41-05.

Источник: novorab.ru

Оцените статью