К новороссийскому стилисту Вере Проневской в 90-х мечтала попасть каждая модница

К новороссийскому стилисту Вере Проневской в 90-х мечтала попасть каждая модница

МОЮ жизнь Вера Проневская, хозяйка знаменитого ателье «Арабеска», которое просуществовало почти сорок лет, перевернула одной только фразой: «Ищи свое платье». Всю свою жизнь, следуя совету Проневской, я искала исключительно свое платье, не гонясь за модным силуэтом. А наряды, расписанные художником прямо по ткани, храню до сих пор.

В последнее время жизнь директора ателье «Арабеска» переместилась в Сеть. Накануне Дня дизайнера-графика (он отмечается 7 сентября) я побывала в гостях у моей старинной приятельницы.

Пандемия круто изменила жизнь художника. Наконец-то после бесконечных трудов она закрыла знаменитое ателье и позволила себе уйти на пенсию, заняться творчеством. О содеянном не жалеет, честно рассказывая, сколько всего пришлось пережить, будучи директором: вечный поиск подходящего помещения под ателье, ежемесячная арендная плата, которая все росла, поиск швей (объявление о поиске швей она не снимала больше десяти лет), которых в принципе не осталось, вечная головная боль с выплатой заработной платы…

 – Я не гуляла по набережной и не ходила в отпуск тридцать лет. Теперь я настоящий пенсионер, – говорит, свободно вздыхая, Вера Валерьевна, проводя меня по своей квартире, демонстрируя, чем же она сейчас занимается. Повсюду на стенах – картины художника, живописные виды Новороссийска.

 – Это графика, выполненная гуашью, – продолжает она. – Я одна из немногих художников Новороссийска, кто исповедует пленэры. Сегодня все стараются работать по фотографии, нечасто встретишь человека с мольбертом и красками на улице.

Пленэр – настоящая жизнь

РАССМАТРИВАЮ картины, узнаю на них знаменитые уголки Новороссийска. Очень много Суджукской косы, есть аллеи с тополями – тоже примета нашего города, парки, виды на бухту, крошечные дома, примостившиеся на обрыве.

 – Пленэр – это движение воздуха, это – настоящая жизнь, – говорит она. – Правда, от работы под открытым небом потом неделю приходишь в себя – лечишь насморк и кашель. Я даже подумываю договориться с кафе на набережной, чтобы сидеть в помещении, в тепле, и из-за стекла писать пейзажи.

Случайные прохожие, ставшие свидетелями, как работает художник на улице, обычно не дают ему прохода, заваливают вопросами, мешают работать. Вера Проневская всегда терпеливо отвечает, понимая, что это людям, наверное, интересно.

Творчество делает человека счастливым

– НЕ ЖАЛЕЕТЕ, что закрыли ателье? – спрашиваю художника.

– Не жалею, спасибо коронавирусу! – отшучивается она. – Бизнес предполагает то, что ты постоянно должен ковать деньги. Творческому человеку тяжело быть бизнесменом. Но я не остановилась. Только творчество делает человека счастливым.

Швейные машины, стол для раскройки и манекены Вера Проневская перенесла к себе домой. Теперь она создает наряды исключительно для подружек. Вижу на столе целую охапку набросков женских костюмов, выполненную карандашом. Это коллекция. Возможно, она так и останется на бумаге. Сейчас коллекции мало кому нужны.

– Рисовать коллекции нас обязывали в период, когда я работала на новороссийской швейной фабрике. Рисовала пачками, одну из ста предложенных моделей отшивали, – вспоминает прежние времена Вера Валерьевна.

Индпошив не убьешь

НЕСМОТРЯ на обилие модных магазинов и брендов, все равно остался небольшой процент женщин, выбирающих для себя индпошив.

– Мои подружки, когда видят что-то красивое, всегда покупают. Вот это кружево, выполненное на машинке, у меня лежит уже лет восемь. Его купила приятельница. И вот недавно она нашла подходящую к этому кружеву ткань. Возможно, из нее мы в ближайшее время сошьем красивую юбку, – фантазирует Проневская.

Интересуюсь, что хотят те немногочисленные поборницы индпошива. В основном грезят «вечной» вещью из натуральной ткани, которую можно будет носить годами.

– А еще иногда приносят на переделку шубы, – удивляет Вера Валерьевна. – В основном, это шубы, которые людям дороги как память и не поднимается рука их выбросить. Шуба из «того» каракуля, которую носила мама…

И вот когда начинается настоящее творчество! Переделка – очень сложная задача. Порой вещь проще выбросить, чем переделать. А с шубами – настоящая катастрофа, приходится их практически перешивать заново. Но зато – какой адреналин! Собственно, в социальных сетях художник и выкладывает «муки творчества».

На развалинах швейного дела

ВЕРА Проневская говорит, что за тридцать лет швейное производство в России полностью уничтожено. Профессиональных швей практически не осталось, сейчас дорабатывают те, кто получал образование в девяностые.

– Хотя сегодня в регион приезжает много бизнесменов, готовых открыть ателье, они ищут швей. Но, увы, их уже практически не осталось. Очень редко в Новороссийск переезжают те, кто получил эту специальность в училище в средней полосе России. Последние десять лет я принимала на работу портных, они были все приезжие, – говорит Проневская.

Нашу встречу Вера Проневская закончила на оптимистической ноте, оставляя надежду на то, что дело портного не умрет.

– Даже в блокадном Ленинграде был индпошив, – сказала она.

Источник: novorab.ru

Оцените статью