Герои «Новороссиады» — моряки, нефтяники, учителя, священники и бомжи

Герои «Новороссиады» — моряки, нефтяники, учителя, священники и бомжи

С автором встретился корреспондент «Новороссийского рабочего».

– Вячеслав Анатольевич, для вас Новороссийск сухопутный город или морской?

– Для меня он приморский. Многие россияне, побывавшие хоть день на берегу Цемесской бухты становились новороссийцами душой. Тот, кто живет в городе, осознает, что Россия начинается именно с Новороссийска.

– У вас есть фраза: «пока не выветрился дух Новороссийска». Это о чем?                                                      

 — Новороссийск – это место, где прожита большая часть жизни. Я первый раз попал сюда в 1961 году, ровно 60 лет назад. Тогда еще были видны остатки войны. На моих глазах строилась дорога на Шесхарис. По работе мне часто приходилось возвращаться в город через Грушевую. Я каждый раз был очарован открывавшимся видом города с вершины Маркотхского хребта. Про себя называл это место «подковой счастья». Вот где-то в этих местах и поселился «дух города». Но душа города чувствуется и в центре города, на площади Героев и на плацдарме, который назван Малой Землей. Там поселись души тех, кто погиб в боях за город.

– Как пришла идея создать «Новороссиаду»?

– Около пятнадцати лет в 1970-1990-х годах я был тесно связан с ведомственными и кубанскими газетами и журналами. У меня было очень много знакомых, о которых у меня вышло более трехсот публикаций. Я бы не написал свою книгу, если бы сам не убедился в том, что в городе есть много интересных людей, с которыми интересно поговорить и послушать.

– А трудно писать о месте, где живешь, о людях, которых знаешь?   — Можно по-разному ответить на этот вопрос. Одно время я был занят на идеологической работе и старался записывать все самое интересное, с чем сталкивался в жизни. Материалов накопилось столько, что от многого пришлось отказаться, оставив на будущее в черновиках. А точкой отсчета для меня стала публикация моих материалов в интернет-библиотеке Максима Мошкого, после чего на мое имя приходило немало откликов и отзывов.

– В своей книге вы называете чайку птицей Новороссийска, а почему не голубя или воробья?

– Эта птица для меня – символ морского города. Помню необычную встречу с чайкой, когда пришлось встречать судно «Маршал Захаров». Как-то просыпаюсь и вижу, что птица сидит на иллюминаторе и очень долго рассматривает меня. Я ничего подобного раньше не видел! На том судне, кстати, работал герой одной из моих публикаций, имя которого было Наполеон. Наполеон Федорович был там замполитом.

– «Новороссиада» имеет подзаголовок «Танго моему городу». Почему именно танго?

– Как-то мне довелось побывать на Кубе. И там, в одном из вечерних кафе, я увидел, как исполняют этот танец любви. Завораживающее зрелище. Меня оно настолько поразило, что я попытался выразить словами это танго любви моему городу.

– Что хотелось бы изменить в сегодняшнем городе?

– Отношение к «зеленому» Новороссийску. Чтобы не загнулся парк им. Фрунзе, чтобы удалось прекратить наступление на Цемесскую рощу. Ведь от многих «зеленых островков» уже мало что осталось. Когда я был еще юным, катался на плотах по озеру, которое находилось в Цемесской роще! Но про это, наверное, мало кто помнит.

 Отрывки из книги «Новороссиада»

Магия города

Буйно полыхают каштановые свечи над площадью Героев в День Победы. И отражают трепетное пламя Вечного огня. Мемориал десантников под командованием Цезаря Куникова, как и купола Храма Исповедников и Великомученников, в земле российской просиявших, освящают Малую Землю. Вопреки невосполнимым духовным и экономическим потерям 90-х годов, сегодняшний город еще полон романтики. Пока не проданы море, Маркотхский хребет и воздух над ними. Поэтому доныне ранней весной слегка веет запахом хамсы былого рыбпрома. Круглый год поныне излучает ароматы таежных елей лесной порт. Чего-то не хватает, когда долго нет нефтяного «духа»  с Шесхариса и мазутного терминала. Никогда не померкнет дурманящее благоухание миллионов роз былых розариев, делавших райской Парковую аллею. А на набережной аромат километровых розариев рождал улыбку на суровом лике Стража города – Неизвестного матроса. Пока нет Морского собора, Суджукский лиман остается пристанищем лебедей. В Цемесской бухте резвятся дельфины, стаи чаек гоняются за косяками рыб. Еще живы остатки Цемесской рощи – плавней. В текущей сквозь лес реке живут утки и бобры. На склонах Маркотха растут десятки видов чабреца, ярко цветут маки, благоухает дикий жасмин, ползают черепахи, переливающиеся изумрудными оттенками змеи…

 Ознакомиться с произведениями Вячеслава Губаря, пишущего под псевдонимом В. Горд, можно в отделе краеведения Центральной городской библиотеки.

Источник: novorab.ru

Оцените статью