Браки с мигрантами. Ради любви, гражданства, от одиночества?

Браки с мигрантами. Ради любви, гражданства, от одиночества?

Покорили красивые слова

С НЕОБЫЧНОЙ проблемой в редакцию «НР» обратилась руководитель общественной организации Центр защиты семьи, материнства и детства «Пристань» Анастасия Пашина. Она рассказала, что в Новороссийске появилась новая социальная проблема – женщины, брошенные приехавшими из Средней Азии строителями и воспитывающие детей, рожденных в этих межнациональных связях. Очарованные обходительными среднеазиатскими парнями, наши девушки отважились на появление детей, но оказались в результате брошенными их отцами, вернувшимися или депортированными на родину. И этим горемыкам сейчас помогает «Пристань» – питанием, памперсами, мебелью.

Межнациональные пары – тема для многонационального Новороссийска знакомая. Мы все знаем множество прекрасных семей, где долгие годы уживаются русские и армяне, русские и греки, русские и корейцы, русские и татары. Связи россиянок с выходцами из Средней Азии, наверное, новое явление не только для Новороссийска, но и для всей страны. Как доказывает Анастасия Пашина на примерах, в этих отношениях есть проблемы. Какие? Это я и постаралась выяснить непосредственно у тех женщин, которые оказались брошенными.

Анжеле 33 года, она парикмахер. Замужем не была ни разу, как она рассказывает, все не везло с русскими мужчинами – попадались то любители выпить, то наркоманы. До 32 лет так ничего серьезного и не случилось.

– В какой-то момент я смирилась с тем, что у меня не будет семьи, детей. Раньше я не беременела ни разу, прошла обследование, доктора поставили диагноз – детская матка, – рассказывает Анжела.

С Акобиром она познакомилась в соцсетях. Мужчина приехал в Новороссийск на заработки, трудился строителем в частном секторе.

– Взял он меня словом, – признается Анжела. – Он прекрасно изъясняется по-русски, сначала писал мне приятные вещи… Как красиво он говорил! Какими ласковыми словами называл! Ни один русский мужчина не способен на такие речи. Потом позвонил, стал ухаживать, мы с ним ходили в кафе пить кофе.

В роль кормильца не вошел

ИНТЕРЕСУЮСЬ у Анжелы, чем угощал. Согласитесь, что мужчина, претендующий на роль супруга, должен проявить себя в первую очередь как кормилец будущей семьи. Кормил ли он Анжелу? Она говорит, что только поил кофе, иногда позволял себе жест щедрости – угощал пирожным.

Романтические встречи у пары проходили на съемной квартире Анжелы. Влюбленные не съезжались, не вели совместного хозяйства. Даже ни разу ужина совместного не было.

– Ну, он хоть раз сумку с продуктами из «Магнита» приносил вам? – выпытываю я у Анжелы. Она отвечает, что нет, таких поползновений со стороны влюбленного не было.

Изменения в организме женщина почувствовала на четвертом месяце свиданий.

– У меня был шок! Я ведь раньше не могла забеременеть, – говорит она.

Первым делом женщина подумала о прерывании.

– В свои 32 года я уже не планировала становиться матерью. Понимала, что на копеечную зарплату парикмахера даже одного ребенка не потяну… Это большая ответственность. Выходить замуж за приехавшего на заработки человека не собиралась. Пришла в больницу, где велась запись на аборт. Доктор увидел мои глаза и – заколебался, – вспоминает Анжела.

Доктор дал время Анжеле подумать, пока делаются анализы. Больше она в больницу не вернулась.

Не сошлись культурами

АНЖЕЛА решила оставить ребенка. Решение ей далось трудно. Она переживала о многом: что родится больной малыш, что они будут с ним голодать.

– Сказала о беременности Акобиру. И вот тогда он изменился в лице. Рад он не был. Сказал, что, если я решила оставить ребенка, нужно делать никях – бракосочетание, – продолжает Анжела. – К тому же ему нужна была прописка, и он стал настаивать на никях.

Сначала я раздумывала: может, нам пожениться с Акобиром? – продолжает женщина. – Но меня остановили наши ссоры. Дело в том, что Акобир с сильными культурными традициями той страны, откуда приехал. Он стал указывать, что мне носить. Юбка должна быть длинной, в пол. Стал ругать за то, что я делаю макияж и захожу в соцсети. Мне это не нравилось. Я считала, что я взрослая женщина, и меня учить не нужно.

Ну а потом подоспело известие на УЗИ, что у Анжелы будет дочь.

– Девочке он тоже рад не был. В роддом на выписку не пришел. Выбранное мною имя Диана ему не понравилось, денег на содержание не давал. Брать на руки дочь не хотел, а потом стал придираться, что я не так кормлю, не так ухаживаю. В итоге мы поругались окончательно. Он уехал на родину, бросив мне, что мать ему нашла там невесту.

Стоит сказать, что родители Анжелы с трудом приняли изменения в судьбе дочери. Но в итоге отношения с ними наладились. Анжела, которая больше не могла снимать жилье, переехала с ребенком в квартиру родной сестры. Сейчас ее дочери Диане три месяца. С отцом ребенка она периодически переписывается в социальных сетях. Разговор всякий раз заканчивается ссорами.

– Я ни дня не пожалела, что оставила ребенка. Всю беременность я рассматривала фотографию с УЗИ, и у меня замирало сердце. С одной стороны, я благодарна Акобиру: если бы не он, у меня не было бы детей.

И все ради прописки и гражданства?

МАТЕРИАЛЬНОЕ положение Анжелы очень скромное: вдвоем с дочерью они живут на пособие в размере 14 тысяч рублей в месяц. Поэтому помощь от «Пристани» молодой маме очень кстати. Женщина рассчитывает выйти на работу, как только дочь определят в садик. А до этого момента нужно продержаться три года.

– После общения с Акобиром у меня сложилось впечатление, что многие мужчины из Средней Азии очень хитрые: они вступают в отношения с русскими женщинами ради прописки, с целью получения гражданства. Новороссийским девчонкам хочу сказать: сто раз подумайте, прежде чем принимать ухаживания от этих людей, – предупреждает Анжела.

Горькие финалы…

У 37-ЛЕТНЕЙ Юлии от другого жителя Средней Азии третий ребенок. И она тоже опекаемая Центром помощи «Пристань».

– Я работала в 2017 году в ювелирном магазине, когда к нам пришел Багыд. Он покупал золотую цепочку. Увидел меня, затем пришел еще и еще, стал ухаживать, приносить цветы, – вспоминает она.

На тот момент за плечами Юлии было два брака, от них остались дети.

– Багыд потряс меня ухаживаниями, ни один русский мужчина за мной так не ухаживал. К тому же он внешне был очень красив, будто индийский артист. А как он одевался! Всегда был с иголочки, аккуратный, чистоплотный, носил белые исключительной чистоты носки, прекрасно готовил.

 Юля с нежностью и любовью рассказывает о Багыде, несмотря на то, что сегодня она мать-одиночка, воспитывает, кроме двух детей от других браков, дочь от Багыда Зулеху, что с персидского означает «красота». Просто в один прекрасный момент красавец-мужчина ушел к другой женщине. Но и о ней Юлия говорит спокойно, без чувства ревности, без истерик. Может, она просто держит марку перед корреспондентом?

– Багыду я очень благодарна, все эти четыре года он вел себя как настоящий муж, даже помог мне купить квартиру в Новороссийске и автомобиль. Я ведь переехала сюда десять лет назад из Саратова, – рассказывает она.

Руководитель «Пристани» говорит, что у нее в адресной книге еще несколько телефонов землячек, оставшихся без бросивших их сожителей. А у одной женщины трое детей от залетного строителя. Практически все они остались без средств к существованию, живут на пособия, благотворительную помощь.

– Честно, я не знаю ни одной истории со счастливым концом, – вздыхает Анастасия. – Сожители вернулись на историческую родину, где их зачастую ждала семья, которую они скрывали до тех пор, пока им это было нужно. А женщины остались с детьми в трудном материальном положении.

По данным новороссийского загса, за три квартала 2021 года в Новороссийске были зарегистрированы браки новороссийцев с гражданами следующих иностранных государств:

Армения – 32 брака.

Таджикистан – 27.

Украина – 21.

Казахстан – 15.

Азербайджан – 14.

Источник: novorab.ru

Оцените статью