Новая Каледония вновь отвергла независимость. Но все еще может выйти из состава Франции

В Новой Каледонии — заморском департаменте Франции, расположенном на островах Тихого океана, — 4 октября состоялся референдум о независимости. На фоне рекордно высокой явки (к урнам пришли 85,6% жителей архипелага) победу одержали сторонники единства с Парижем: 53,2% против 46,8%. Волеизъявление стало вторым в новейшей истории региона. В 2018 году новокаледонцы уже голосовали, быть ли им суверенными, и предпочли остаться с Францией. В обозримом будущем может состояться еще один референдум: право высказаться о своей исторической судьбе при необходимости три раза оговорено соглашением между властями Пятой республики и националистами из группы племен канаков, заключенным в 1988 году. Сроки нового — на этот раз уже точно последнего — голосования еще не определены. Проведут его или нет, зависит от решения местного парламента. 

Новая Каледония — один из наименее зажиточных (и притом дотируемых бюджетом республики) департаментов Франции. Несмотря на экономические трудности, уровень жизни в архипелаге существенно превосходит показатели соседних, независимых государств Тихого океана. Позиция Парижа — новокаледонцы имеют право отделиться, если посчитают нужным. И все же исход второго референдума вызвал облегчение в коридорах Елисейского дворца. Президент Эмманюэль Макрон заявил о чувстве благодарности островитянам. "Избиратели сказали свое слово. Они подтвердили желание оставить Новую Каледонию частью Франции. Как глава государства, я приветствую это как выражение доверия к республике с ощущением самой глубокой признательности", — обратился к нации Макрон.

Шотландские корни, французские владения

Общая площадь Новой Каледонии составляет 19 тыс. кв. км, основная сухопутная часть приходится на остров Гранд-Тер (фр. "большая земля"). Эту территорию открыл в 1774 году британский путешественник Джеймс Кук. Он решил назвать остров Новой Каледонией, поскольку он напомнил ему Шотландию — родину его предков, которая исторически называлась Каледонией.

Европейцы — торговцы и миссионеры — стали активно заселять Новую Каледонию в 1840-х годах. В 1853 году она была объявлена колонией Франции. С 1860-х до конца XIX века французские власти ссылали туда преступников (в общей сложности 22 тыс. человек), тогда как аборигенное население фактически было согнано в резервации. На острове изначально культивировали кофе и кокосовые пальмы, затем стали добывать минеральные ресурсы, в частности никель.

Канаки — коренные племена Меланезии, веками проживавшие в Новой Каледонии, — неоднократно поднимали восстания против белого населения (крупнейшие партизанские войны прошли в 1878 и 1917 годах). Вместе с европейцами на остров пришли оспа и корь, жертвами которых стали тысячи аборигенов.

В 1946 году Новая Каледония стала заморской территорией Франции, спустя семь лет все жители острова получили французское гражданство вне зависимости от того, были они европейцами или представителями коренных народов. Согласно классификации ООН, Новая Каледония — это несамоуправляющаяся территория, то есть место, где процесс деколонизации все еще не доведен до конца.

От военного положения к референдуму

Долгие годы в Новой Каледонии сохранялась острая межэтническая напряженность, серьезные социальные и экономические трудности, на фоне которых росли сепаратистские настроения.

В 1980-х годах ситуация на заморской территории особенно обострилась и фактически перешла в стадию вооруженного конфликта между сторонниками и противниками независимости архипелага от Франции. В 1985 году правительство республики было вынуждено ввести в регионе режим чрезвычайного положения — такую меру французские власти применили впервые со времен войны в Алжире (1954–1962).

Гражданский мир в Новой Каледонии удалось восстановить в 1988 году, когда в Париже были заключены Матиньонские соглашения, ставшие итогом трехсторонних переговоров между французским правительством, лоялистами и сепаратистами. Договор в том же году был утвержден на общенациональном референдуме. По этому документу Каледонии был временно предоставлен особый административный статус в ожидании референдума о самоопределении, намеченного на 1998 год.

Однако когда установленное время настало, правительство Франции перенесло обещанный плебисцит на более поздний срок. Это было предусмотрено Нумейским соглашением, подписанным в каледонийской столице (Нумеа) и утвержденным в том же году французами на общенациональном референдуме.

Документ устанавливал порядок постепенной передачи местной администрации полного контроля за всеми сферами жизни архипелага. Исключение составили вопросы обороны, правосудия, внутренней безопасности и валютной эмиссии, которые остаются в ведении Парижа. Референдум о самоопределении Новой Каледонии, согласно этому договору, нужно было провести "не позднее 2018 года".

Как Новая Каледония голосовала в первый раз

В 2014 году президент Франсуа Олланд посетил острова и подтвердил, что референдум состоится, а Париж с уважением примет любое решение местных жителей. Позиция Елисейского дворца не изменилась и после смены власти. Новый президент Франции Эмманюэль Макрон подтвердил право новокаледонцев самим решать свою судьбу, а премьер-министр Эдуар Филипп 3 ноября 2017 года объявил, что стороны достигли финального соглашения о проведении голосования в 2018 году.

В начале весны 2018 года местный парламент, Конгресс Новой Каледонии, утвердил точную дату: назначил референдум на 4 ноября того же года. 

Когда предвыборная кампания уже началась, в мае 2018-го, на острова прибыл сам Макрон. Перед лицом местных жителей он совершил символический жест — вручил правительству Новой Каледонии вещественные символы колониального правления: акты о вступлении во владение территорией от 24 и 29 сентября 1853 года за подписью императора Наполеона III — энтузиаста территориальных захватов, волей которого французы закрепились в Тихом океане. По словам Макрона, передача этих документов должна была символизировать изменение отношения к Новой Каледонии: "Время владения прошло, и настало время выбора и принятия коллективных решений".

Голосование, состоявшееся в срок, высветило раскол местного общества. При высокой явке 81% за то, чтобы остаться в составе Пятой республики, проголосовали только 56%. Сторонниками независимости так и осталось подавляющеее большинство канаков — потомков покоренных аборигенов. Правда, решить судьбу своей родины в одиночку они не в силах — автохтонное население составляет чуть менее 40% ее жителей. Канакам требуется убедить потомков белых переселенцев или переехавших из других частей света, что дается с трудом. Но и сами они неохотно присоединяются к лоялистам. Ситуация все более приобретает черты тупика.

Неспособность добиться убедительной победы заставила Париж продолжить переговоры с сепаратистами, тем более что на руках у них оставался (и еще остается) последний козырь — право на три референдума. Задействовать его несложно: при голосовании в местном парламенте достаточно поддержки трети депутатов. Именно поэтому вполне вероятно, что время референдумов в истории Новой Каледонии еще не завершилось. Ведь исход состоявшегося 4 октября показывает: архипелаг разделен на сторонников и противников Франции если не как никогда прежде, то уж точно больше, чем в первые годы Эмманюэля Макрона.

Игорь Гашков, Артур Громов

Источник: tass.ru

Оцените статью
Свежие новости Новороссийска сегодня
Добавить комментарий