Период с 9 по 21 марта 1943 года в Новороссийске. На 75 лет назад

С 9 марта, после завершения шторма, на Малую землю продолжилась поставка продовольствия и боеприпасов. Также прибывали мотоботы для эвакуации раненых. Однако из-за постоянных обстрелов это возможно было проводить только ночью.

Ночь с каждым днем становилась все короче, но и она не была надежным укрытием для судов. Враг обстреливал береговую зону круглосуточно. Единственным причалом в марте была севшая на мель канонерская лодка «Красная Грузия», с борта которой спустили узкий трап на берег. В целях маскировки во время погрузо-разгрузочных работ нельзя было пользоваться освещением. Работать приходилось под огнем неприятеля. Солдаты, которых после береговых работ переводили непосредственно на фронт, так отзывались об обстрелах противника: «Что здесь?! Вот на берегу! Там действительно сейчас настоящий ад!..».

red_georgia2.jpg

Весной Ставка приняла решение реорганизовать управление в регионе. 16 марта Черноморская группа войск, в которую входили 18, 47 и 56 армии, была расформирована. 18 Армию возглавил генерал-лейтенант (с октября 1943г. Генерал-полковник), само подразделение было переподчинено командованию Северо-Кавказского фронта.

Ночью 18 марта на мине подорвался катер-охотник, который сопровождал грузовую баржу. «Охотники» — это небольшие катера, оснащенные ракетными установками. Они были своего рода «Катюшами» на воде и представляли грозную силу, несмотря на свой малый размер.

Тем временем Советская Армия приближала фронт северо-востока. 21 марта была взята станица Петровская, в которой немецко-фашисткие захватчики оборудовали укрепленный пункт. В целом на Кубани в этот день было освобождено 15 населенных пунктов.



Ночь с каждым днем становилась все короче, но и она не была надежным укрытием для судов. Враг обстреливал береговую зону круглосуточно. Единственным причалом в марте была севшая на мель канонерская лодка «Красная Грузия», с борта которой спустили узкий трап на берег. В целях маскировки во время погрузо-разгрузочных работ нельзя было пользоваться освещением. Работать приходилось под огнем неприятеля. Солдаты, которых после береговых работ переводили непосредственно на фронт, так отзывались об обстрелах противника: «Что здесь?! Вот на берегу! Там действительно сейчас настоящий ад!..».


Источник