От ожога до комы: пациент Новороссийской ГБ№1 открыл глаза, но его мозгу сейчас нужно усиленное питание

В «Блокнот Новороссийск» обратилась подруга женщины, у которой муж Евгений Гончаров впал в кому и врачи Новороссийской ГБ №1 настойчиво выписывали его домой вместе со множеством вставленных трубок жизнеподдерживающей аппаратуры.

За три прошедших месяца произошли некоторые сдвиги.

Сегодня Оксана Гончарова, жена больного, сообщила нам, что Евгений, конечно, сильно похудел, но открыл газа, может поворачивать голову в правую сторону и даже немного самостоятельно глотать.  

— Он еще ничего не видит, но мне кажется, что слышит, — рассказывает Оксана. — Я ему сказала, чтобы он моргал два раза, когда хочет сказать «да». Может, я ошибаюсь, но он моргает два раза…

Он молодой, он выживет и будет полноценным! — уверена Оксана. — Но ему сейчас надо восстанавливаться, чтобы мозг получал питание и начинал работать. 

И опять «но». Врачи ГБ №1 оставили прациента в больнице, но не представляют в письменном виде жене ни диагнозы, ни методики лечения, ни список препаратов.

То самое специальное жидкое питание, которое необходимо больному для восстановления и питания мозга, в больнице отсутствует.

Еще бы, говорят, его суточная доза стоит более 1000 рублей.

Оксана сама готовит бульоны с мясом, помогают некоторые добросердечные врачи из больницы, из дома что-то приносят…

Сестрички делают массажи, при случае переворачивают пациента, смачивают ему губы. 

Оксана боролась за возможность госпитализации мужа в краевой центр для дальнейших реабилитационных мероприятий.

 Краснодар категорически отказывается принимать пациента из Новороссийска.

Требуют, чтобы Оксана признала через суд его недееспособным и обращалась к ним уже как представительское лицо, а не как законная супруга.  

Обращалась за помощью к депутату В.И.Синяговскому, но он ответил ей письмом новороссийской чиновницы.

Заместитель главы по социальным вопросам Н.В.Майорова перечислила в своем ответе все действия врачей, а также проведенные с Оксаной беседы.

При этом не обмолвилась ни словом, какая социальная помощь этой семье была оказана.

кома1.jpg
кома2.jpg
кома3.jpg
Оказывается, никакой. Даже на просьбу принять в детский садик ее дочку (в семье трое маленьких детей) в управлении образования Новороссийска ответили отказом. 

Следственный комитет ответил Оксане тем, что организует независимую медицинскую экспертизу, но никаких документов предоставлено не было.

По словам женщины, ей посочувствовали в Новороссийской прокуратуре и обещали обязательно помочь.

Но пока ничего реального не произошло, и Оксана собирается в Москву, записываться на прием в Генеральную прокуратуру и к председателю СК Бастрыкину.
 
Напомним, Оксана в одиночку растит троих детей, ухаживает за больным мужем и опекает сестру-инвалида.

Сестру недавно сбила машина, и она пока не может присматривать за детьми.

Маленькую в садик не берут, а очередь еще не подошла. Никакой социальной поддержки та же самая госпожа Н.В.Майорова, отчитывающаяся перед Синяговским, этой семье не предложила. 

Оксана не думала даже ни о каком открытии благотворительных счетов.

Мы попросили ее поставить ее номер телефона, чтобы неравнодушные новороссийцы могли ей позвонить и предложить свою посильную помощь.

В ситуации тотального безразличия чиновников и прятания концов в воду со стороны медиков, Оксане можем, наверное, помочь только мы сами.

Ее телефон: 89181220072. 

В ситуации, когда сердце рвется от невозможности помочь погибшим людям в Кемерово, может, поможем, чем можем нашему земляку, которому еще можно помочь? 

Евгений еще может выжить и остаться  в здравом уме и памяти.

 Ему всего 28 лет. 



Источник