Обвинение новороссийского десантника основано на поддельном документе

Обвинение новороссийского десантника основано на поддельном документе

Когда кто-то совершает правонарушение, то это традиционно вызывает негативную реакцию в обществе. Но когда это происходит в структуре, которая должна бороться с нарушениями закона, то это вызывает возмущение на порядок больше. Это обычно называют «беспределом».

«Блокнот» уже не раз писал про однотипные дела против новороссийских десантников, в которых они обвиняются в мошенничестве. Сержантов контрактной службы наказывают в суде за то, что они, якобы, массово подходили к оператору финансовой программы «Алушта» Виктору Романову и рассказывали о том, что их обделили с надбавкой за высшие показатели по физической подготовке. После чего Романов, поверив всем и каждому, незаконно (о чем говорится в экспертизе) и без уведомления начальства вносил в «Алушту» надбавку, тем самым добавляя каждому из сержантов от 80 до 200 тысяч рублей.

Но есть одно дело, которое выделяется из других тем, что в нем фигурирует подделка документов. Причем подделка со стороны следствия.

Дело в том, что для доказательства незаконности надбавки следствию надо было доказать факт начисления на банковскую карту десантника денег и факт отсутствия подписанного приказа, без которого начисление не должно было произойти.

Для этого следователю надо было изъять приказы из штаба части, где служит обвиняемый, и сделать заключение, что в них ничего нет про надбавку, о которой говорилось выше. Следователь не может просто так прийти и взять все, что ему нужно. Он должен принести постановление, что требуется изъятие документов, а также составить протокол о том, какие документы изъяты. В каждом документе должна быть подпись представителя той организации, у которой изымают документы. Должно быть подтверждение, что в штабе части в курсе этого изъятия.

В редакцию «Блокнота» попал новый любопытный документ. Это – акт экспертного исследования подлинности подписей в постановлении о выемке и в протоколе выемки. Согласно экспертизе в этих документах подделана подпись начальника штаба гвардии подполковника Олега Шмелева. Исследование было произведено независимой лабораторией. Суд не отклонил ее, как сомнительную, и она была приобщена к делу. Экспертиза установила не только то, что подпись подделана в обоих случаях, но и то, что это сделал один и тот же человек. Интересно, кто?

Об этом можно было бы спросить у следователя Следственного отдела по городу Новороссийск старшего лейтенанта Швецова, но, как назло, вскоре после предъявления экспертизы, он был переведен на другое место службы, в Карачаево-Черкесию.

Получается, что одно из доказательств подтверждается документами, в которых подделана подпись.

Другие обвиняемые не стали делать за свой счет экспертизу, поэтому утверждать, что все дела десантников основаны на подделанных документах, мы не можем.

Зачем это понадобилось? Почему суд не принял во внимание заключение экспертизы? Мог ли следователь не знать, что подписи подделаны?

Дело не только в том, что следователь предоставил суду документы с поддельными подписями, но и в том, что этого предпочли не заметить. Законно ли это?

 «Блокнот» будет продолжать разбираться в этом деле.



«Блокнот» уже не раз писал про однотипные дела против новороссийских десантников, в которых они обвиняются в мошенничестве. Сержантов контрактной службы наказывают в суде за то, что они, якобы, массово подходили к оператору финансовой программы «Алушта» Виктору Романову и рассказывали о том, что их обделили с надбавкой за высшие показатели по физической подготовке. После чего Романов, поверив всем и каждому, незаконно (о чем говорится в экспертизе) и без уведомления начальства вносил в «Алушту» надбавку, тем самым добавляя каждому из сержантов от 80 до 200 тысяч рублей.


Источник