Здравоохранение и деньги: главная проблема

Здравоохранению следует стать главной сферой реформ при исполнении президентского Послания Федеральному Собранию. В этом убеждены участники состоявшегося 22 марта заседания научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации. В ходе заседания обсуждались проблемы дополнительного финансирования здравоохранения и принципы передачи ему средств.

В дополнительном финансировании нуждается прежде всего сельская медицина, убеждена замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева. По ее словам, для этой сферы только в 2018 году будет выделено 3,5 миллиарда рублей.

Эти деньги, впрочем, пойдут не на закупку лекарств или зарплаты врачам, а на приобретение «модульных конструкций, врачебных амбулаторий, фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов для населенных пунктов численностью от 101 до 2 тыс. человек, не имеющих медицинских организаций и находящихся на расстоянии более 6 км от ближайших медучреждений». При этом замминистра полагает, что необходимо добиться включения аналогичных расходов в бюджет и на 2019-2020 годы, пишет газета «Коммерсантъ».

В то же время спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в ходе заседания совета высказала мнение, что нужно изменить и схему финансирования здравоохранения, то есть не только то, куда распределяют деньги, но и сам механизм, который доводит их из бюджета до различных структур. По оценке Матвиенко, финансировать российское здравоохранение из бюджета было бы лучше напрямую, а страховую модель оставить на рынке добровольного страхования.

На заседании также обсуждался вопрос о разработке программы по борьбе с онкологическими заболеваниями и важности выделения средств на эту программу.

Поговорить с «Полит.ру» о том, как удобнее выделять деньги, и о том, куда важнее всего их направить для более эффективной работы системы здравоохранения в России, согласился Василий Власов, профессор Научного исследовательского университета «Высшая школа экономики», президент Общества доказательной медицины.

«Тема, связанная с вопросом о том, стоит ли использовать страхование для решения вопроса о финансировании здравоохранения, стоит несколько особняком. В принципе, сегодня страховые организации, занятые медицинским страхованием, фактически играют роль платежной системы. Они делают то дело, которое пришлось бы в ином случае делать министерствам здравоохранения в регионах, чтобы оплачивать оказанную медицинскую помощь.

В этом смысле если перевестись с медицинского страхования на бюджетный принцип финансирования, выиграем мы совсем немного. Пожалуй, при бюджетном финансировании накладные расходы станут несколько меньше. Но одновременно, возможно, станет хуже соблюдаться принцип правильного покрытия расходов. То есть отказ от ОМС не станет принципиальным решением. Да, этот вопрос кажется фундаментальным, но в действительности принципиальным это решение не является. Важнее — то, за что мы платим.

Госпожа Матвиенко в свое время сильно поддерживала развитие оценки медицинских технологий. Так вот, у нас, к сожалению, до сих пор очень мало делается для того, чтобы платить за то, что надо, и не платить за ненужное. Чтобы предоставлять пациентам те лекарства, которые работают, и не предоставлять те, которые не работают. То есть оценка медицинских технологий у нас до сих пор не заработала. Хотя вроде бы в этом направлении и были сделаны некоторые организационные шаги.

Так что с обсуждением принципа финансирования, по-моему, надо заканчивать. А что касается того, куда тратить деньги, то это вопрос, по-моему, более серьезный, более интересный и более горячий. К тому же это вопрос, который относительно мало рассматривается. Всем кажется естественным, что нужно просто найти, где больше всего не хватает, и туда денег дать. Это принцип Тришкиного кафтана. И у нас сегодня (и уже длительное время) улучшение финансирования здравоохранения ведется по этому принципу.

С одной стороны, это поведение выглядит разумным, с другой — оно совершенно анекдотичное. Нашей стране нужна реформа здравоохранения. Эта реформа должна быть фундаментальной и нацеливаться на механизмы здравоохранения, а не на то, где больше кричат о нехватке средств. Сегодня у нас абсолютно изуродованная система финансирования, в которой дополнительные деньги выделяются не туда, куда надо, а туда, где больше кричат. 

Более того, очень важно, что страна восприняла как большое достижение так называемый программный или проектный принцип, в котором деньги не расходуются на здравоохранение вообще, а расходуются на какое-нибудь целенаправленное действие. Например, недавно объявили, что выделяют какие-то огромные деньги на развитие сельского здравоохранения.

Но выясняется, что сельское здравоохранение их этих миллиардов ничего не получит, потому что все деньги пойдут на закупку у какого-то хорошего производителя неких передвижных будок, модулей, передвижных медицинских пунктов. А лекарств, шприцов, подкладных простыней по-прежнему как не было, так и не будет. И этот принцип у нас доминирует.

Сегодня можно сказать, где больше всего не хватает и куда стоило бы пустить дополнительные деньги. Но туда их категорически не пускают! Речь идет о нормальной организации первичной медицинской помощи.

А ведь существует так называемая пирамида потребностей медицинской помощи. В основе этой пирамиды лежат миллионы людей, которые требуют повседневной медицинской помощи. Потому что люди болеют каждый день, и их действительно миллионы. Людей, которые нуждаются в более серьезной помощи, связанной с госпитализацией, уже сотни тысяч. И на самом верху находится небольшая группа людей, которые в самом деле нуждаются в сложных и дорогих медицинских вмешательствах.

Этим людям можно сочувствовать, но тратить большие деньги в системе здравоохранения на развитие именно этого участка медицинской помощи совершенно неправильно. Потому что в целом здоровье населения и удовлетворение потребности людей в медицинской помощи зависит не от этого. Оно зависит от хорошей организации первичной медицинской помощи. А в поликлиниках всех знают, как обстоят дела.  

Не будем перечислять все проблемы первичной медицинской помощи — они хорошо известны. И они, в частности, связаны с тем, что деньги тратят не на их решение, а на строительство высокотехнологичных медицинских центров. Вот недавно писали о решении построить Национальный центр инсультов, в котором одних только магнитно-резонансных томографов будет шесть штук. Шесть в одном медицинском центре! И два плавательных бассейна: один для больных, другой — для сотрудников.

Это притом, что сегодня лекарств, реально нужных для жизни населения, просто категорически недостаточно! Более того, на их поставках еще и наживаются бесчестные компании. Вот только сейчас разгорелся скандал в связи с компанией «Р-Фарм», хотя сама эта история тянется уже давно. С этой компанией вообще связано очень много подозрительных вещей. Так вот, на фоне всего этого очередная отправка денег на какую-нибудь программу, о которой говорят представители Минздрава, превращается в отправку денег хорошим ребятам на закупку нехороших товаров.

Это — самая большая проблема сегодня. Нужно сделать все для того, чтобы деньги перестали тратиться на ерунду и стали тратиться на то, что дает населению реальную медицинскую помощь», — сказал Василий Власов. 


Источник