Юбилей на троих

Президент РФ Владимир Путин встретился с президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым и президентом Абхазии Раулем Хаджимбой. Сам факт принятия в Кремле лидеров практически никем, кроме России, не признанных государств говорит о многом. Для полной ясности визит приурочен к десятилетию признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии после пятидневной войны — или, по официальной позиции России и ее двух новых соседей по политической карте мира, операции по принуждению Грузии к миру.

Конечно, формально статус суверенных государств признала за Абхазией и Южной Осетией не только Россия, но списочек получается весьма скромный: Венесуэла и Сирия, которые по собственным причинам сделают что угодно в пику США, выразивших безусловную поддержку позиции Грузии; Никарагуа — в знак солидарности с позицией тогдашнего венесуэльского лидера Уго Чавеса, ну и чтобы подпустить шпильку США; Науру, «поставщик международного признания», самое маленькое суверенное государство Океании — с нескрываемым расчетом на экономическую помощь России. На этом перечень признанных государств, признавших суверенитет Абхазии и Южной Осетии закончен.

При желании придать списку солидности можно включить в него самопровозглашенные ДНР и ЛНР, Приднестровье, Нагорный Карабах — но поскольку у самих этих «признавальщиков» не все в порядке со статусом, обойдем для ясности. Да, безусловно, Абхазия и Южная Осетия взаимно признали друг друга — логично, как же иначе.

Тем не менее, пресс-служба Кремля, сообщая о встрече в Москве, дает названия Абхазии и Южной Осетии без определения «непризнанное государство» или хотя бы «частично признанное государство».

Встречи Владимира Путина с Бибиловым и Хаджимбой носили рабочий характер. Как отметил российский лидер, «несмотря на все сложности, а сложностей всегда много», Абхазия и Южная Осетия развиваются — а «мы стараемся сделать все, для того чтобы обеспечить безопасность Республики Южная Осетия, поддержать экономически» и «большое значение придаем нашему взаимодействию по обеспечению безопасности Абхазии». Со стороны гостей звучали все обычные для таких случаев формулы: спасибо за помощь и поддержку, вы наш ключевой партнер, надеемся на углубление и укрепление…

Помощник Владимира Путина Владислав Сурков ясно дал понять, что будет и углубление, и укрепление: «Та встреча, которая состоялась позавчера между президентом Владимиром Путины и президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым, прошла плодотворно, была приурочена к празднику, который мы сегодня отмечаем. Она носила деловой характер, по ее итогам прорабатываются поручения очень серьезные. Я уверен, будут приняты решения, которые еще более повысят качество жизни Южной Осетии».

Видимо, на радостях от щедрого обещания президент Южной Осетии Анатолий Бибилов решил позвать гостей, причем начал ни много ни мало с канцлера Германии Ангелы Меркель. Правда, Меркель сама напросилась, решив присмотреться к Южной Осетии в самом прямом смысле — с территории Грузии разглядывая через бинокль российскую военную базу на территории Южной Осетии. Бибилов вежливо намекнул: «Мы гостей принимаем, когда они входят через дверь. Мы приглашаем госпожу Ангелу Меркель через дверь, а не через сады».

Конечно, ни в Южную Осетию, ни в Абхазию Меркель не поедет — недаром в ходе визита в Грузию она напомнила, как в 2008 году «твердо потребовала» вывести российские войска из Грузии, частью которой считает и пожелавшие независимости два государства. Тем не менее, Тбилиси визит Меркель, скорее, расстроил, нежели порадовал. Во-первых, говоря о конфликте 2008 года, она ни разу не назвала действия России «оккупацией», а лишь «несправедливостью». Во-вторых, говоря о перспективах Грузии в плане евроинтеграции и вступления в НАТО, Меркель поставила под сомнение принятие соответствующих решений как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе — причем именно в свете проблемы территориальной целостности.

В Грузии же продолжают гнуть старую линию: Россия — оккупант, никогда не смиримся, но решать проблемы в двусторонних отношениях хотим. Спецпредставитель премьер-министра Грузии по связям с Россией Зураб Абашидзе заявил, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии Россией — «направленный против целостности древней христианской страны, которому нет оправдания». Однако «Грузия глубоко заинтересована в поисках выхода из создавшегося положения как в российско-грузинских отношениях, так и в решении существующих проблем через диалог», утверждает Абашидзе (цитаты по РИА Новости).

Какой может получиться диалог, если один из двух возможных вариантов «выхода из создавшегося положения» отсекается сходу («перспективы нет»), представитель Тбилиси говорить не стал. Зато тоже пообещал Абхазии и Осетии улучшение качества жизни — для этого в Грузии придумали целый проект под названием «Шаг к лучшему будущему», заявив его целью улучшение гуманитарного и социально-экономического положения жителей Абхазии и Южной Осетии.

Впрочем, глава Южной Осетии Анатолий Бибилов ясно дал понять, чей подарок к юбилею признания независимости — России или Грузии — ценнее для юбиляров: «Признание было лучшим и наиболее надежным способом гарантировать безопасность нашего народа от новых попыток агрессии и уничтожения со стороны Грузии».


Источник