Вынесен приговор по делу о хищении 2,2 млрд рублей из «Нота-банка»

Останкинский районный суд Москвы вынес приговор по делу о хищениях в «Нота-банке». Гадалка Нона Михай приговорена к 3,5 года колонии общего режима и штрафу в размере 800 тысяч рублей, передает РБК со ссылкой на пресс-секретаря суда Анну Селиванову.

Женщине вменяли один из трех эпизодов уголовного дела о хищении 2,2 млрд рублей — на 350 млн рублей. Она полностью признала свою вину.

Экс-глава правления «Нота-банка» Дмитрий Ерохин получил 8,5 года колонии и 2 млн рублей штрафа. Его брат Вадим Ерохин, работавший заместителем Дмитрия, приговорен к шести годам колонии и 800 тысячам рублей штрафа.

Уголовное дело, фигурантами которого они являются, включает три эпизода хищения на общую сумму 2,2 млрд рублей.

Один эпизод — на 350 млн рублей — вменялся Ноне Михай, она полностью признала вину.

В отдельное производство было выделено дело в отношении финдиректора «Нота-банка» Галины Марчуковой, ее сестры Ларисы и Ноны Михай, которая была хорошо знакома с обеими женщинами. Гадалке вменили подстрекательство к хищению с использованием ее влияния на сестер Марчуковых.

Гособвинение утверждало, что именно она разработала схему хищения 350 млн рублей через кредит фирме-однодневке, но защита и сама обвиняемая упирали на отсутствие у нее познаний, необходимых для такого рода махинаций: Михай окончила всего шесть классов средней школы.

Другой эпизод, самый крупный в деле, касается 1,5 млрд рублей, похищенных с помощью мошеннической комбинации: Дмитрий Ерохин умышленно предоставил дочерней компании «Мостотреста» (принадлежит Аркадию Ротенбергу) банковскую гарантию на 2,5 млрд рублей, хотя «Нота-банк» не мог исполнить такие обязательства.

Взамен он потребовал положить на счет в банке 1,5 млрд рублей, а когда компания захотела получить их назад, кредитная организация уже лишилась лицензии, была обременена долгами, превышающими ее активы на 26 млрд рублей, и находилась под действием введенного ЦБ РФ моратория на операции.

Третий эпизод касается растраты 321 млн рублей. Они были выданы Дмитрием Ерохиным Вадиму Ерохину в виде кредита незадолго до того, как в «Нота-банке» была введена временная администрация, — при том, что шесть из семи членов кредитного комитета выступили против. Обеспечением кредита должны были стать принадлежавшие старшему Ерохину акции «Нота-банка» (он владел пакетом из 3,2 млн бумаг), но они, как указало гособвинение на суде, к тому времени уже практически ничего не стоили.


Источник