в чём смысл действий украинских радикалов?

Вот скажите, ну есть хоть какая-то, пусть даже — отдалённо, осмысленная стратегия в этих погромах? Ну хоть на несколько процентов осмысленная?!

в чём смысл действий украинских радикалов?
Смысл быть украинским радикалом, если тебя побеждает даже простая дверь Сбербанка России?

Два дня подряд в Киеве продолжается шабаш – наци-гопники из Организации Украинских националистов громят помещение Россотрудничества, отделения «Сбербанка России», «Альфа-банка» и всё, что имеет хоть отдалённый намёк на принадлежность к «стране-агрессору». Всё это, разумеется, происходит при полнейшем бездействии полиции и в самом диком, варварском стиле.

А вчера в Россотрудничестве уже побывали молодчики из С14 (14 – это в честь 14 слов расистского идеолога Дэвида Лэйна «Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для белых детей»). Сорвали репетицию детской театральной студии, готовящейся к постановке «Ревизора» и разбили экспонаты выставки Шаляпина.

Какая реакция возникает в уме и сердце при этих известиях?

Удивление? Да нет, Бога ради, какое там удивление – про эту публику всё известно уже чуть ли не сто лет. Там весь набор лозунгов, тактик и приёмов умещается в «два притопа, три прихлопа» — и это гопачок танцуется без каких-либо импровизаций. «Режь москалей», «Смерть России», «Прочь от Москвы» — проходят десятилетия, а укронацики, как Сизиф, всё катят и катят свой неподъёмный и бессмысленный камень. Который, разумеется, раз за разом давит их самих…

Гнев? Да знаете, даже и не гнев. 4 года новоукраинского безумия, тем не менее, убедительно показали, что вся эта сумасшедшая тусовка численно ограничивается одной-двумя тысячами человек, и не растёт – что для 4-миллионного города равно статистической погрешности. В этот раз в погроме участвовало не больше сотни. Стоит ли злиться на кучку ничтожеств, пусть даже и агрессивных? На тараканов и крыс ведь всерьёз не злишься.

А что тогда? Наверное, тоска. Тяжёлая, с оттенком безнадёжной усталости тоска – как от созерцания бесконечно повторяющихся действий непоправимо тупого идиота, к тому же – страдающего ежеминутной амнезией. Словно сидишь в наушниках перед клеткой с бешено лающей шавкой и который уже час наблюдаешь за её яростным беззвучным лаем. А шавка бесится, грызёт прутья, прямо из себя выходит… И не устаёт, что характерно!

Вот скажите, ну есть хоть какая-то, пусть даже — отдалённо, осмысленная стратегия в этих погромах? Ну хоть на несколько процентов осмысленная?! В блокаде Крыма и Донбасса она была – извращённая, конечно, самоубийственная, порочная, но всё-таки логика там присутствовала. В чём смысл громить выставку Шаляпина и очередной банкомат «Сбербанка» — загадка.

При этом, что очень важно, всё происходящее не имеет отношение к такому дискурсу как «протест». Погром – это не протест. Протест – это некие яркие, символические, резонансные акции. Когда нацболы много лет назад метафорически «захватывали» разные объекты в России, приковываясь к батареям наручниками – это был протест. Когда толпы агрессивного быдла врываются в детскую театральную студию и забрасывают камнями беззащитные окна мирного здания – это напоминает что угодно (больше всего – какую-то сцену ветхозаветной казни), но не протест в современном смысле этого слова. Так можно договориться и до того, что «хрустальная ночь» в Третьем Рейхе была «массовыми акциями протеста» штурмовиков против евреев.

Не протест. То есть – не символическая акция. Но и не практическая. Потому что сколько фотографий Шаляпина ни разбей, его прекрасный голос не станет в мире менее популярным. И сколько банкоматы «Сбербанка» ни курочь – экономические связи Украины с Россией как крепли, так и будут крепнуть. Никакой практической отдачи от этого унылого шабаша нет и быть не может. Так зачем?

Да сдаётся, всё очень просто. В Украине просто сложилась небольшая, но чрезвычайно агрессивная и, по ряду причину, безнаказанная субкультура погрома. Понимаете — субкультура! Как были раньше всякие эмо, готы и прочие растаманы. Но не по «музыкальному» признаку, даже не столько по мировоззренческому, а просто – движуха «кого бы погромить». Безопасное и подловатое насилие над заведомо слабым и безответным. И, как полагается молодёжной субкультуре, никакой стратегии у неё и близко нет – её заменяет образ жизни. «С утра – опохмел, вечером – погром». «Нравится».

По этой же причине никакой диалог с представителями этой субкультуры невозможен в принципе, как невозможен был диалог лет 20 назад между рокерами и рэперами – всё сводилось к взаимному закидыванию какашками. Беда, однако, в том, что эта варварская, примитивная, оставляющая после себя загаженную бескультурную пустыню субкультура не встречает в современной Украине никакого сопротивления. «Не враг силён – мы слабы». В стране, поражённой «синдромом приобретённого политического иммунодефицита», можно умереть даже от такого триппера.

Переходя от беды к вине, вина майдановской Украины в том, что именно эту малочисленную и отвратительную страту населения там подают как национальный авангард, которому можно всё. И может быть так, что для того, чтобы остановить и заткнуть эту ничтожную группку придётся перевоспитывать неприятными методами сразу всё население, или какую-то весьма значительную его часть. По принципу коллективной ответственности. За то, что молча и равнодушно смотрело на эти погромы. Так что заранее можете запоминать, кому за это украинцам быть «благодарными».

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»



Источник