Telegram закрыт

Таганский суд Москвы решил установить на территории России ограничение доступа к мессенджеру Telegram. Такое решение по иску Роскомнадзора он вынес 13 апреля. Решение суда вступило в силу немедленно.

Решение суда будет обжаловано, заявил журналистам руководитель отдела информации правозащитной организации «Агора» Дмитрий Колбаси​н. «Адвокаты Международной Агоры не могли участвовать в этом фарсе сегодня. Сейчас нам важно получить сегодняшнее решение суда, изучить его и, конечно, наши адвокаты планируют его обжаловать», – приводит информационное агентство РБК слова Колбасина.

Telegram закрыт
 
Telegram
youtube.com

Аналитик «Полит.ру Василий Измайлов оценивает происшедшее.

«Решение вынесено. Решение то, которое все и ожидали. Если немного отрешиться от эмоций, то это, в общем, классическая ситуация winwin или lose-lose – в зависимости от того, какую точку зрения принять. Формально Роскомнадзор исполнял закон – такой, какой у нас есть, и к нему не может быть претензий. Понимаю, что все, наверное, хотят услышать немного другое, но это правда.

Не менее правда и то, что Павел Дуров в свойственной ему манере отстаивал ту точку зрения и тот свой внутренний закон, которыми он руководствовался всегда. Понятно, что закон писанный, наверное, значимей и уж точно юридически состоятельнее, чем закон внутренний, но в споре «закон на закон» каждый принимает ту сторону, которую хочет принять.

Многое говорилось о том, что с технологической точки зрения блокировка Telegramпочти бессмысленна. Опять-таки, мы не знаем: может быть, соответствующие службы обладают каким-то сверхъестественным технологическим знанием, и у них получится заблокировать все возможные способы обхода формализованных запретов. Но пока нет никаких фактов, которые бы это подтверждали.

Так вот: в практическом смысле решение суда означает только одно – что скорее всего в Telegram-сегменте будут выживать сильнейшие. То есть сохранится только то, ради чего, собственно, платформа и замышлялась. Наверное, ослабятся потребительские сервисы, которые там развивались. Наверное, уйдут криптовалютчики. Полагаю, что очень сильно ослабится социальная составляющая Telegram.

То есть понятно, что платформа во многом двигалась по аналогии с тем, что происходило во «ВКонтакте»: люди приходили, обустраивалась, заводили то, что можно назвать горизонтальными связями. Видимо, сейчас, обслуживание потребительских нужд ослабится или на время сойдет на нет.

Что будет в перспективе, сложно сказать: число даже тех стопроцентных способов обхождения блокировки, которые в последнее время так сильно пиарились в электронном пространстве, конечно. И, что называется, на каждую прокси есть своя электронная дубинка. Скорее всего, будут происходить скачки туда и сюда, и неокрепшие души будут переходить на какие-то другие носители или даже вовсе уходить из пространства социальных сетей (хотя в это, конечно, сложно поверить).

Но дело скорее не в этом. Не нужно обладать слишком большими аналитическими способностями, чтобы понять, откуда торчат уши в этой истории, чьи коммерческие интересы она обслуживает и какие идеологические подпорки под нее подводились. В этой связи я вижу очень серьезные риски для всех, поскольку мы в очередной раз продуцируем ситуацию, о негативных свойствах которой мы осведомлены, в общем, от начала и до конца. 

Что я имею в виду? Я имею в виду формирование альтернативного официальным каналам неподцензурного пространства, в котором практически безнаказанно (и безнаказанно и отчасти неподконтрольно – с точки зрения профильных служб) будут существовать те мнения, которые очень условно можно назвать свободными. Все это было бы хорошо, если бы не было плохо. Поскольку безнаказанность ведет к показному радикализму, а показной радикализм ведет к радикализму реальному.

Я боюсь (и здесь не нужно обладать какими-то познаниями или даже большим умом, достаточно руководствоваться элементарной логикой), что мы получает на пустом месте нагревание общественных настроений. Нагревание, связанное не столько с блокировкой мессенджера, сколько с сформированием центра мнений, внутри которого каждый человек может вести себя предельно безответственно.

Хочу быть правильно понятым: ни в коем случае не поддерживаю сегодняшнее решение Таганского суда. Но честно не понимаю, чем руководствовались люди, выводившие эту историю в публичное пространство и возогнавшие ее к нынешней точке. К власти можно относиться как угодно и можно много говорить о том, что она разнородна и в ней присутствуют самые разные люди, но она ни в коем случае не глупа. Потому что завязана она на совершенно конкретных имущественных интересах разных групп, увязанных между собой. В этом же решении я, сколько ни стараюсь, не могу обнаружить здравомыслия – если только не руководствоваться теми побудительными мотивами, которые публично обозначаются в течение которого уж месяца, если не года.

Утверждается, что закрытые мессенджеры способствуют росту терроризма, что это – потенциальная угроза национальной безопасности и что все международные террористы от (так и хочется сказать – от царя Гороха) от царя Ирода до запрещенного в России ИГИЛа мечтали о том, что появится нечто сходное или аналогичное с Telegram.

Да, в этом дискурсе есть определенная логика. Хотя, конечно, совершенно очевидно, что наши спецслужбы в состоянии контролировать любую электронную переписку, проходящую через любые закрытые или квазизакрытые системы. Тем не менее, Таганский суд принял те решение, которое он принял.

Наверное, интересно говорить о том, что будет дальше. Наверное, интересно выявлять внутри систем власти какие-то группы влияния, часть из которых будет говорить о том, что это решение поспешное и неправильное, а другая часть – что нет, наоборот, это было единственно возможное решение. Но, вероятно, это уже не будет иметь сколько-нибудь серьезного публичного и, так скажем, социально значимого содержания. Поскольку уже сказано «А». И в этой ситуации единственным содержательным «Б» может быть фраза первого лица, произнесенная с присущими ему осторожностью и сдержанностью, которая не оставит сомнений у ретивых исполнителей, что, наверное, не стоило такого решения принимать.

Но верится в это с трудом, поскольку президент прежде никогда или почти никогда не вмешивался в публичную околосудебную повестку. А значит, нам предстоит жить в каком-то другом мире, где кроссплатформенный мессенджер – еще не ленинская «Искра», но уже – какая-то газета, издаваемая Георгием Валентиновичем Плехановым. Надеемся, что этим все и ограничится, поскольку хочется уже как-то вздохнуть свободно и хотя бы немножечко пожить нормальной человеческой жизнью», – сказал Василий Измайлов.


Источник