Telegram и эксцесс исполнителя

Роскомнадзор превысил свои полномочия в ходе борьбы с мессенджером Telegram, так как Генпрокуратура не давала санкций на блокировку миллионов IP-адресов, к которому он прибегнул в попытке прекратить работу мессенджера. Это следует из возражений Генпрокуратуры на административный иск ООО «Живая фотография», пострадавшей от этих блокировок, к Роскомнадзору и Генпрокуратуре, который сейчас рассматривает Таганский суд Москвы, пишет газета «Ведомости».

Напомним, 13 апреля 2018 года Таганский районный суд Москвы вынес решение о блокировке Telegram в России из-за отказа основателя мессенджера Павла Дурова предоставить ключи шифрования пользовательской переписки сотрудникам ФСБ. После этого РКН приступило к блокировкам, однако если первые ее действия привели к некоторому осложнению в работе мессенджера, то спустя несколько месяцев он перестал испытывать какие бы то ни было технические проблемы и активно продолжает использоваться в России.

Telegram и эксцесс исполнителя
 
Павел Дуров / flickr.com

О том, как могут быть расценены действия РНК, в результате которых некоторые компании понесли ущерб, с «Полит.ру» поговорил Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ. По его оценке, хотя на РКН сейчас и пытаются возложить ответственность за все случившееся, никакого реального наказания, включая отставку руководства, ведомству не грозит.

Он также не исключил, что борьба с мессенджером будет продолжена иными методами, если получится — коммерческими, так как опыт показал, что меры технические не способны прекратить его работу.

Telegram и эксцесс исполнителя
 
Николай Миронов

«Сегодняшние сообщения СМИ об РКН — это информация из документов, которые Генпрокуратура представила в суд по одному из дел. То есть это не является официальным прокуратуры относительно РКН. И не думаю, чтобы прокуратура и РКН сильно разошлись во мнениях о блокировках в конечном счете, потому что блокировка Telegram не было решением Роскомнадзора. Это было общегосударственное дело, и в его осуществлении участвовали самые разные ведомства.

Другое дело, что Роскомнадзор непосредственно осуществлял это выполнение, являясь как бы секирой государства. Но, конечно, эту секиру кто-то направляет, кто-то держит в руках и кто-то наносит ею удары. Роскомнадзор здесь на виду, однако не он здесь принимает решения, и не думаю, что его в этой ситуации стоит в чем-то всерьез обвинять. Да, это мог быть эксцесс исполнителей — то есть они могли превысить полномочия, сделать больше, чем от них требовалось. Это вполне возможно. Но перед Роскомнадзором ставилась задача полностью прекратить работу Telegram, и за эту задачу с него и спрашивали.

Поэтому трудно себе представить, чтобы Роскомнадзор в этой ситуации должен был как-то миндальничать. У него была четкая цель, четкая ответственность и очень короткое время. Поэтому, конечно, его поведение напоминало поведение слона в посудной лавке, когда был учиненный разгром в интернет-пространстве и пострадали очень многие сайты. Но, видимо, других вариантов просто не было при такой постановке задачи.

Telegram и эксцесс исполнителя
 
Девушка со смартфоном / pixabay.com

Ситуация была бы другой, если бы российская судебная система, например, занимала независимую позицию, и по вопросу о блокировках прислушивалась, допустим, к аргументам тех же предпринимателей, которые в результате понесли убытки. По-хорошему, в правовом государстве им должны были бы эти убытки компенсировать, причем формально, по судебному решению, с независимой оценкой. Но это вызвало бы большой скандал, поэтому судебная система здесь заняла позицию, далекую от независимости: она на стороне тех, кто принимал решение о блокировках.

Сейчас совершаются попытки как-то исправить эти эксцессы, может быть, кому-то что-то компенсировать. Но в целом значительное превышение полномочий Роскомнадзором никак не будет компенсировано и останется без каких-либо последствий. Это просто особенность нашего государства, которое является недостаточно правовым. В мире нет идеального правового государства, но все-таки в некоторых странах научились немного более аккуратно обходиться с нормами закона. У нас еще нет.

Вообще-то удивляет другое: Telegram полностью работает, люди в этом мессенджере сидят. И самое интересное, что сама власть поощряет использование Telegram! Многие политические Telegram-каналы курируются, пускай даже неформально, со стороны власти. А некоторые ведомства и просто открывают собственные Telegram-каналы, чаты в Telegram, группы в Telegram и пользуются им открыто. Такая двойственность очень любопытна.

Telegram и эксцесс исполнителя
 
Мессенджер Телеграмм / АГН «Москва» / фото: Авилов Александр

Как это может восприниматься населением? Ну, Роскомнадзор действительно делают не то чтобы крайним, но он назначен на роль своего рода козла отпущения, который будет принимать на себя все шишки и делать вид, что якобы это именно он такое решение принял. Но это никак не скажется ни на его судьбе, ни на судьбе руководителя Роскомнадзора: когда у нас кого-то назначают крайним, лично их потом не наказывают, об этом они могут не беспокоиться. Где-то они что-нибудь прокомментирует, где-то откажутся от комментария — словом, ситуация более или менее сгладится.

Другое дело, что разгромить Telegram не получилось. Наша административная машина столкнулась с реальным глобализированным миром — миром, который стал открытым; миром, в котором границы давно уже представляют собой совсем иное явление, нежели мы привыкли считать. Они давно уже прозрачны, и запретить что-то, находящиеся в сети интернет, которой пользуются люди во многих странах, просто невозможно. Нет уже той единой «кнопки», которую по заказу шефа в фильме про Электроника искал его агент на роботе, чтобы после нажатия на нее все стало работать так, как кому-то надо. Такой «кнопки» давно уже нет; давно уже не существует рубильника, который можно было бы выключить, чтобы интернет прекратил работу.

Мир стал тоньше, и в нем надо договариваться; нельзя рубить с плеча. Но наше административная машина к этому еще не готова — мы еще живем понятиями 197-х, 1980-х, может, отчасти 1990-х годов, когда запретительных мер было достаточно, чтобы установить железный занавес. Сейчас этого никак нельзя сделать.

Telegram и эксцесс исполнителя
 
Граница / pixabay.com

Что касается дальнейшего выполнения задачи, поставленной перед Роскомнадзором, то не думаю, чтобы РКН для ее решения впредь придерживался прежней тактики. На мой взгляд, придерживаться ее невозможно, потому что она не дает результата. Но менять ничего в ближайшее время не будут: по умолчанию Telegram работает, и никто не мешает этой работе.

Понятно, что при первой же возможности будет предпринята попытка совершить атаку эту корпорацию — возможно, чисто коммерческим путем. Ведь стало ясно, что путем блокировки эту задачу решить не получается. И, думаю, не получится — это технически невозможно, потому что мессенджер уходит в другие сети, а весь мир не заблокируешь.

Или надо полностью отсекать Россию от интернета. Но подобные заявления даже у нас не приветствуется: Клименко говорил об этом и в итоге покинул свой пост, потому что такие высказывания выглядят как одиозные и вызывают серьезное недовольство. Кроме того, просто невозможно отключиться от интернета, поскольку в нем сидит не только населения, но и бизнес», — сказал Николай Миронов.

По последним данным, Таганский суд Москвы 6 августа отклонил первый иск о блокировке сайта из-за Telegram.


Источник