Священномученик Димитрий Троицкий

Димитрий Троицкий происходил из семьи диакона. В 17 лет, в 1901 году, закончил Коломенское духовное училище и стал служить псаломщиком в Преображенском храме в селе Починки Егорьевского уезда Рязанской губернии. В 1924 году рукоположен во диакона к тому же храму. В 1930 году диакон Димитрий за несдачу зерновых приговорен судом к полутора годам высылки за пределы области (уже Московской); приехав на место ссылки, он и там стал служить диаконом. Вернулся в 1932 году в Починки и снова стал служить в храме диаконом.

В январе 1933 года власти арестовали священника Преображенского храма, диакона Димитрия и наиболее активных прихожан. На вопрос, вел ли он отношения со священником и интересующими следствие людьми, и не собирались ли они по домам, и о чем говорили, диакон Димитрий ответил, что людей этих знал и отношения вел, и вместе они собирались, но «вследствие плохой памяти беседы и их темы помнить не могу, а потом я вообще стараюсь от них отвлекаться. Определить… политическое настроение священника… по отношению к советской власти не могу».

Свидетели показали, что диакон жаловался: его советская власть разорила, дом отобрали, сад взяли, разве возможно это было раньше? Конечно, нет. Коммунисты мучают православный народ, загоняют насильно в колхоз, давят налогами. Впрочем, заявил далее один из свидетелей, какие именно вел диакон разговоры против советской власти, он вспомнить не может.

Следователи ОГПУ в обвинительном заключении записали, что «обвиняемый Троицкий Дмитрий Васильевич виновным себя в агитации не признал, не отрицая того, что имел связь со священником… у которого и собирались». И в этом была вся вина диакона. 19 мая 1933 года тройка ОГПУ приговорила диакона Димитрия к трем годам ссылки в Казахстан, и он был отправлен в Алма-Ату.

В 1936 году о. Димитрий вернулся из ссылки в село Починки. Дом у его семьи отобрали, жена его жила в церковной сторожке, работала сторожем при храме, к ней поселился и диакон Димитрий. Здоровье его тюрьмой и ссылкой было подорвано, и он подал за штат и в храм ходил молиться как прихожанин.

В 1937 году 5 сентября был допрошен свидетель, сторож колхозного огорода, а через день сотрудники НКВД выписали справку на арест диакона Димитрия: «По агентурному делу “Белоризники” проходит проживающий в селе Починки… дьякон Троицкий… Будучи контрреволюционно настроенным, Троицкий, поддерживая связи с реакционно-настроенным духовенством, систематически проводит среди населения контрреволюционную агитацию… Троицкий говорил: “Пришлось много пострадать в ссылке, много здоровья потерял из-за советской власти. А сколько там еще страдает совершенно невинных людей, страдает народ по одним доносам. Видно не мы одни страдаем, а страдает весь народ; когда приходится говорить с колхозниками об условиях их жизни и что они переносят в колхозе, убеждаешься, что тяжела жизнь колхозного крестьянина при советской власти”».

На следующий день, 6 сентября 1937 года, диакон Димитрий был арестован.

— Вернувшись из ссылки, вы снова стали проявлять себя противником советской власти. Расскажите, как это было! — потребовал следователь.
— Против советской власти я ничего не говорил.
— Вы не откровенны и говорите неправду.
— Я отвечаю правильно, что ничего не говорил против советской власти.
— Почему вы отрицаете факт контрреволюционных разговоров с вашей стороны, когда это подтверждается свидетелем?
— Зачитанную мне выдержку из показаний я отрицаю. Я этого не говорил.
Через два дня состоялся новый допрос.
— Вам будет произведена очная ставка, что вы скажете по этому поводу?
— Против очной ставки не возражаю.

Был вызван свидетель, чьи показания попали в справку на арест диакона Димитрия.

— Вы подтверждаете показания свидетеля?
— Показания не подтверждаю.

После этих допросов диакон был переведен в одну из тюрем Москвы, где 17 сентября следователь вновь допросил его.

— Чем вы занимались? — спросил он.
— Я был диаконом, но в последнее время в связи с плохим здоровьем я не работаю и живу без определенных занятий.
— Вы обвиняетесь в антисоветской агитации. Признаете себя виновным в этом?
— Нет, виновным себя в этом не признаю.

Допросы были закончены, и 19 сентября тройка НКВД приговорила диакона к расстрелу. Диакон Димитрий Троицкий был расстрелян 21 сентября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово.


Источник