Священномученик Димитрий Розанов

Сын псаломщика, Димитрий Розанов в 1907 году, 17 лет, окончил Волоколамское духовное училище, в 1914-м — Вифанскую духовную семинарию и в том же году был рукоположен во священника к Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни Московской губернии, где игумения София (Быкова) приходилась тетей его супруге.

12 мая 1922 года из монастыря были изъяты на основании декрета от 23 февраля 1922 года последние церковные ценности. Отцу Димитрию удалось договориться с властями и отдать вместо риз с икон Божией Матери и Спасителя, венчика с Распятия, ризы от креста с мощами и крышки от Евангелия — серебряные монеты, медали, лампады, ложки, подстаканники, солонки и тому подобные серебряные предметы того же веса.

В мае 1929 года монастырь был закрыт, монахини расселились по окрестным селам и деревням, в мае 1931 года все монахини и послушницы были арестованы. Отец Димитрий был арестован 28 мая. Монахини показали, что советскую власть считают безбожной и молитву за нее почитают грехом, что их советская власть арестовала только за то, что они веруют в Бога, и эти действия со стороны власти иначе как гонением на православную веру они не могут назвать. «Наша Церковь считается Церковью истинного христианства и стоит на позиции, занятой Петром Крутицким». (Митрополит Крутицкий и Коломенский Петр Полянский, был местоблюстителем патриарха до сообщения о ложной его кончине в 1936 году.)

О. Димитрий сказал, что монахинь Зосимовой пустыни он знает очень хорошо, он у них бывал, и они у него, разговор между ними касался вопросов частной жизни и воспоминаний о прошлом. Что касается разговоров на антисоветские темы, их не было. Говорили лишь на темы искривлений колхозной жизни и то на основании прочитанного в газетах, да того, что говорит народ в транспорте. Что касается антисоветской агитации среди крестьян, то таковой агитации не было, а какое отношение к этим вопросам монахинь монастыря, он не знает.

31 мая следователь снова допросил священника. «Со стороны монахинь, — сказал отец Димитрий, — наблюдались посещения меня… но на политическую тему мне с ними говорить не приходилось, за что их арестовали, мне неизвестно… В церкви Никола Большой Крест и в церкви на Воздвиженке бывать не приходилось, но приходилось слышать, что в этих церквях не подчиняются митрополиту Сергию, а подчиняются Петру Крутицкому. Сам я лично Петра Крутицкого не знаю… Та церковь, в которой я служу, принадлежит к сергиевской ориентации». (Митрополит Сергей Страгородский, заместитель патриаршего местоблюстителя, затем патриарх.)

16 июля 1931 года тройка ОГПУ приговорила одиннадцать насельниц Зосимовой пустыни к различным срокам заключения и ссылки. Отец Димитрий был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан, куда и был отправлен с тюремным этапом.

Вернувшись из ссылки, отец Димитрий 23 мая 1935 года получил назначение в храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в село Федоровское Волоколамского района Московской области. 31 марта 1936 года он был возведен в сан протоиерея.

В феврале 1937 года, после ареста священника Евгения Архангельского, служившего в Покровском храме в селе Ново-Васильевское Лотошинского района, отец Димитрий был переведен на его место. Председатель сельсовета, характеризуя священника, писал, что священник Димитрий Розанов ведет антисоветскую агитацию, используя церковь, как трибуну, для антисоветской работы, и проповедует настолько успешно, что верующие плачут на его проповедях. Как пример такой проповеди председатель привел слова отца Димитрия, когда тот сказал, что как его предшественник находится в тюрьме, так возможно и ему придется страдать.

В августе 1937 года сотрудник НКВД допросил дежурных свидетелей, которые показали, что отец Димитрий человек опытный и хорошо служит, что в проповеди он призывал молиться за своего предшественника на приходе, священника Архангельского, пострадавшего от большевиков и томящегося в советской тюрьме, просил молиться и о себе, чтобы Господь его защитил, чтобы не бросили большевики и его в тюрьму, а также призывал прихожан особенно усердно молиться в дни Страстной седмицы.

Протоиерей Димитрий был арестован 8 сентября 1937 года.

— Следствие имеет фактические данные о вашей контрреволюционной деятельности, как например, следующие. 15 февраля 1937 года после окончания службы вы обратились к верующим с проповедью, в которой сказали: «Помолитесь за вашего пастыря Архангельского, помолитесь и за меня, чтобы и меня не постигла его участь». Этот факт вы признаете?
— Да, это я признаю. Я говорил в проповеди верующим: «Архангельский, ваш пастырь, больше сюда не вернется, помолитесь за него, помолитесь и за меня».
— А вы знали, что Архангельский арестован органами НКВД как враг народа?
— Да, я это знал.
— Значит, вы призывали верующих молиться за врага народа, сознательно вызывая в них сочувствие к нему?
— Да, это я признаю.
— 21 марта 1937 года вы говорили… другим священнослужителям: «В Ново- Васильевском религия советской властью разбита… Для укрепления ее у нас есть много способов: Священное Писание, беседы. Я советую вам не отказываться от церкви…» Признаете вы этот факт?
— Это я признаю. Я говорил тогда, что прислан сюда за послушание вопреки своему желанию, так как здесь работать тяжело одному, работы много… Нужен мне второй священник, и я обращался к священнику Васильевскому, чтобы он снова вернулся к священническому служению.
— Вы говорили бывшему священнику Васильевскому: «Все обещания устроить тебя на работу ничего не стоят, это обман, вся сталинская конституция — филькина грамота и обман». Этот факт вы признаете?
— Да, это я признаю, все обещания устроить его на работу ничего не стоят…
— Вы говорили: «Скоро советская власть сменится, мы приложили к этому немало усилий, и потом опять заживем по-прежнему?» Признаете этот факт?
— Нет, этого факта я не признаю.

8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Протоиерей Димитрий Розанов был расстрелян на следующий день, 9 октября 1937 года, и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово.


Источник