Советник посла Франции по ядерным технологиям и атомной энергетике: Без кооперации и партнерства не удалось бы вывезти столько отработавшего ядерного топлива

25 сентября первая партия отработавших топливных сборок с плавучей технической базы (ПТБ) «Лепсе» была доставлена на базу ФГУП «Атомфлот» в Мурманске.

Практические работы по выгрузке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) с ПТБ «Лепсе» согласно регламенту начались на СРЗ «Нерпа» в мае этого года. Всего необходимо перевезти 639 топливных сборок, которые будут доставлены за шесть рейсов.

Перевозка топливных сборок – один из последних этапов утилизации ПТБ «Лепсе», которая началась в 2008 году. Работы ведутся за счет гранта Фонда поддержки Природоохранного партнерства «Северное измерение» (распорядитель Фонда — Европейский банк реконструкции и развития) в размере 53 млн евро. Полный вывоз ОЯТ с ПТБ «Лепсе» планируется завершить в 2020 году.

Александр Горбачев, советник посла Франции в Москве по ядерным технологиям и атомной энергетике:

Франция на сегодняшний день три четверти своей электроэнергии производит на атомных станциях. У нас 58 атомных реакторов. Поэтому для нас ядерная и радиационная безопасность и у нас, и в мире – это приоритет. Когда 15 лет назад нам показали ситуацию в Мурманской области (а она была очень тяжелая), произошла мобилизация и в нашем правительстве, и в парламенте, чтобы выделить необходимые средства, назначить исполнителей со стороны Франции, чтобы скоординированно с российскими предприятиями и другими странами, которые тоже решили участвовать (вложить средства и выделить технические решения), действовать для устранения этой проблемы. Правительство назначило Комиссариат по атомной энергии Франции, чтобы он руководил этим процессом со стороны Франции.

С 2006 года у нас началась работа с российской стороной (Росатом, СевРАО, Курчатовский институт и другие). Мы выделили площадку Гремиха, так как там была очень сложная ситуация, там было много отработавшего ядерного топлива, которое невозможно было ни утилизировать, ни упаковать с использованием средств, которые имелись на тот момент.

Это был очень серьезный технический и научный вызов.

В течение года-полутора у нас установились очень хорошие взаимоотношения и координация в финансовом плане. Почти 50% финансировала наша сторона, чуть больше половины – Россия. Мы совместно выработали план работ, установили сроки, и работа началась.

Я видел инженеров и научных сотрудников с одной и с другой стороны, говорящих на разных языках и на ломаном английском, но они друг друга прекрасно понимали. Сразу было видно, что это две ядерные державы, которые умеют обращаться с атомом и разговаривают на одном языке.

Без кооперации и партнерства не удалось бы вывезти столько отработавшего ядерного топлива на сегодняшний день. Огромное количество радиоактивных материалов вывезено. Многое еще осталось, но мы совместными усилиями подготовили инфраструктуру, и российские специалисты могут продолжать эту работу, у них теперь есть опыт и все идет хорошо. Поэтому нам очень интересно участвовать в таких мероприятиях, чтобы знать, как идут дела.

Опыт, полученный в процессе утилизации плавтехбазы «Лепсе», может быть применен и в других ситуациях. Десять лет назад ситуация казалась нерешаемой, но инженеры из разных стран смогли разобраться с этой проблемой. Теперь мы знаем, что даже если ситуация очень сложная, то это не означает, что она неразрешимая.


Источник