Представитель Государственного управления Норвегии по ядерной и радиационной безопасности DSA: Опыт «Лепсе» может быть использован не только в России, но и на международном уровне

25 сентября первая партия отработавших топливных сборок с плавучей технической базы (ПТБ) «Лепсе» была доставлена на базу ФГУП «Атомфлот» в Мурманске.

Практические работы по выгрузке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) с ПТБ «Лепсе» согласно регламенту начались на СРЗ «Нерпа» в мае этого года. Всего необходимо перевезти 639 топливных сборок, которые будут доставлены за шесть рейсов.

Перевозка топливных сборок – один из последних этапов утилизации ПТБ «Лепсе», которая началась в 2008 году. Работы ведутся за счет гранта Фонда поддержки Природоохранного партнерства «Северное измерение» (распорядитель Фонда — Европейский банк реконструкции и развития) в размере 53 млн евро. Полный вывоз ОЯТ с ПТБ «Лепсе» планируется завершить в 2020 году.

Малгожата Карпов Сневе, директор программы регулирующего сотрудничества Государственного управления Норвегии по ядерной и радиационной безопасности DSA:

ПТБ «Лепсе» была первым проектом, которым мы начали активно заниматься. Когда произошла первая международная встреча по решению проблемы «Лепсе», мы осознали, что отсутствует регулирование по ядерному наследию, а применение стандартов МАГАТЭ к ядерному наследию практически невозможно. Поэтому это дало старт для нашей большой работы по определению того, как надо регулировать обращение с такими сложными объектами, как «Лепсе», Губа Андреева. Здесь необходима совместная работа и оператора, и регулятора, и мы нашли совместное решение, чтобы защитить людей, которые там работали, и в то же время решить проблему выгрузки ОЯТ.

Если говорить о состоянии ОЯТ на «Лепсе», то это очень сложный объект, так как топливные сборки были разрушены и находились в аварийном состоянии. Это были очень большие вызовы.

С нашей точки зрения, осуществление этого проекта позволило не только российскому регулятору понять, что необходим новый взгляд на такие вопросы, но и международным регуляторам. Это был первый проект в мире, который показал и МАГАТЭ, и Европейской комиссии, что необходимо смотреть на вопросы регулирования с новой точки зрения.

Проект «Лепсе» показал, что международное сотрудничество по таким проектам идет нелегко, было разное понимание ситуации у участников, у государственных структур. Встал вопрос о ядерной ответственности при работе зарубежных участников в другой стране. Но диалог с экспертами из других стран позволил повысить уровень безопасности при решении этой проблемы.

Я думаю, что весь опыт, накопленный при утилизации «Лепсе», будет использоваться при решении проблем на других объектах ядерного наследия. Совсем недавно мы в Норвегии узнали, что исследовательский реактор, где мы тоже захоранивали топливо, имеет похожие проблемы. Так что этот опыт может быть использован не только в России, но и на международном уровне.


Источник