Правосудие без критики: как председатель Верховного Суда защищается от СМИ и силовиков

«ВСЕМ ЯСНО, вы, любители справедливости?!!! Попробуйте теперь что-то написать о приговоре или хамстве со стороны судьи в процессе. Адвокатов особенно касается, прикусите языки, коллеги! Тишина должна быть и спокойствие. Как в Англии. Справедливому суду достойную защиту от СМИ!» — таким наполненным горькой иронией комментарием встретил инициативу о запрете «скандализации» судебного процесса известный московский адвокат Рубен Маркарьян.

Действительно, буквально на днях председатель Совета судей Виктор Момотов предложил ввести ответственность за дискредитацию правосудия: мол, не в меру жесткие комментарии со стороны участников процесса могут расцениваться как давление на судью. Следовательно — их надо пресекать, а если пресечь не получилось — наказывать. Вдумчивые наблюдатели сразу провели параллель с законопроектом о фейковых новостях, который рассматривает Госдума: судебная власть вслед за исполнительной вырабатывает очередной механизм защиты от любой критики.

Пока инициатива касается лишь непосредственных участников судебного процесса и тех СМИ, в которых этот процесс комментируют. Но, как говорят в той же Госдуме, судейские чиновники уже консультировались с аппаратом нижней палаты о том, как распространить этот механизм на всех: от пользователей социальных сетей до федеральных изданий. И речь идет уже не о конкретном судебном процессе, а о системе российского правосудия в целом.

Спасти председателя!

Комментаторы склоняются к тому, что подобная инициатива стала своеобразным ответом на массированную информационную атаку против председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева, которая с начала нового года развернулась в российских СМИ и Telegram-каналах. Главному судье страны припомнили многое: и создание системы «решал», без которых не добьешься нужного приговора, и помощь лидерам ОПГ, и невесть куда исчезнувшие деньги, выделенные из бюджета на ГАС «Правосудие».

Интересно, что многие «сливы» в Telegram подкреплены довольно серьезной доказательной базой. Невольно задаешься вопросом: кто же подбрасывает авторам такую мощную фактуру? Ответ очевиден: столь детальной информацией о деятельности неприкосновенной и недоступной простым смертным фигуры Лебедева располагают только на Лубянке. А вот почему они решили этой информацией поделиться — вопрос, требующий детального анализа.

Вячеслав Лебедев руководит высшей судебной инстанцией страны три десятилетия. На первый взгляд, уже один этот факт говорит о том, что его персона не вызывает никаких нареканий у высшей власти. Но в действительности это не совсем так: претензий к нему немало, просто до поры до времени им не давали хода. Точнее — президенту докладывали, но в публичную плоскость не выносили.

Сейчас время пришло. Доверие к власти достигло исторического минимума за последние 20 лет, положение не спасло даже Послание Владимира Путина Федеральному Собранию, изобилующее установками на лучшее будущее. Обещаниям россияне уже не верят, они ждут от власти конкретных действий как по улучшению экономической ситуации, так и в нелегком деле борьбы с коррупцией. И Лебедев идеальный кандидат на роль виновного, причем по обоим пунктам.

Судебный барьер для экономики

«Для того чтобы бизнес развивался, нужно прекратить его кошмарить», — в последнее время этот тезис звучит из уст главы государства с завидной регулярностью. Казалось бы, силовики должны откликнуться на выступления Владимира Путина массовыми зачистками «оборотней» в собственных рядах, тем более что их имена хорошо известны и предпринимателями, и высоким полицейским начальникам. Но дело, как выясняется, не только в них. К решению коммерческих споров с помощью уголовных дел бизнесменов подталкивает существующая в России судебная система — это ясно дал понять министр внутренних дел России Владимир Колокольцев.

Выступая на расширенной коллегии МВД, в которой принимал участие и Владимир Путин, глава ведомства заявил, что предприниматели предпочитают бороться с конкурентами именно с привлечением полиции. Во-первых, это проще, чем затяжные гражданские процессы — как сказал министр, на любое заявление «мы вынуждены в силу действующих законов так или иначе реагировать». Переведем это на обывательский язык: даже если проверка по заявлению коммерсанта не даст никаких результатов, нервы конкуренту потреплют основательно.

А во-вторых — и это, пожалуй, самое страшное! — если проверка закончится уголовным делом, а уголовное дело в свою очередь дойдет до суда, на любом бизнесе можно ставить крест: оправдательных приговоров у нас в стране всего 0,3%. Чтобы читатель не принял эту цифру за опечатку, напишем словами: ноль целых три десятых процента или три дела из тысячи. Понятно, что такой подход к организации правосудия, внедренный с благословения Вячеслава Лебедева, убивает любую предпринимательскую инициативу: каждый российский коммерсант знает, что доказать свою правоту в суде он не сможет ни при каких обстоятельствах.

Привет из Санкт-Петербурга

Что касается коррупции, то здесь претензии к Лебедеву куда более конкретные. О вбросах в Telegram-каналы мы уже говорили, но есть и факты, вполне официально установленные следователями.

Сейчас в Приморском районном суде Санкт-Петербурга слушается дело о мошенничестве, совершенном бывшим председателем территориальной избирательной комиссии Кировского района Андреем Пономаревым и предпринимателем Олегом Чепрасовым. По версии следствия, они вымогали у руководителя компании «НСК-Монолит» миллион евро за принятие Верховным Судом «нужного решения».

Как сообщают питерские СМИ, сейчас следователи собирают доказательства тесной связи Олега Чепрасова с бывшим советником председателя Верховного Суда Игорем Борисенко. Есть информация, что Чепрасов приходится ему племянником, с начала 2000-х годов он неоднократно выполнял деликатные поручения своего высокопоставленного родственника. Отметим, что сейчас Борисенко в бегах: к его участию в коррупционных схемах силовики присматривались давно, но эпизод со сбором денег за освобождение подручных Шакро Молодого, видимо, переполнил чашу их терпения. Впрочем, как следует из оперативных материалов, к помощи Борисенко Шакро прибегал и раньше, в первую очередь — для решения вопросов в Южном федеральном округе.

Рискнем предположить, что именно вмешательство силовиков разрушило преступную схему, в которой был задействован племянник Борисенко. Видимо, их очень заинтересовали те показания, которые племянник может дать о деятельности дяди и его бывшего руководителя.

Итак, если перефразировать недавнего именинника Горбачева, процесс по Лебедеву, похоже, пошел. Накануне трансфера высшей власти в России принесение в жертву крупной, но весьма неоднозначной фигуры способно успокоить общество. Это хорошо понимают силовики, которые разными путями пытаются донести свою позицию до Кремля. История с запретом «скандализации» правосудия Вячеславу Лебедеву вряд ли поможет — слишком высоки ставки.

Виктор Сергеев


Источник