Пенсионная реформа. Часть два

Правительство планирует изменить формулу расчета страховой части пенсии; возможно, от балльной системы откажутся. Об этом газета «Ведомости» сообщили на условиях анонимности два федеральных чиновника и эксперт, участвовавший в обсуждении вопроса в кабмине.

Один из источников газеты говорил, что речь идет именно об отмене балльной системы, однако двое других этого не подтверждали: по их версии, планируется просто оптимизировать расчет.

В настоящее время для получения страховой пенсии в России нужно не только достичь пенсионного возраста и иметь определенный трудовой стаж, но и набрать нужное количество пенсионных баллов. Количество баллов и определяет размер пенсии сверх фиксированной выплаты. 

По данным Пенсионного фонда России на 1 января 2018 года, для получения страховой пенсии нужно набрать 13,8 балла и иметь стаж в 9 лет. При этом за каждый балл начисляют 81,49 рубля, а фиксированная выплата составляет 4982,9 рубля, напоминает интернет-издание «Газета.ру».

Пенсионная реформа. Часть два
 
Работница на заводе «Мослифт» / АГН «Москва» / фото: Ведяшкин Сергей
Таким образом пенсионная реформа, ранее затрагивавшая только возраст выхода на пенсию, может трансформировать пенсионную систему, развитие которой оговорено в «Основных направлениях деятельности правительства» до 2024 года. Что же касается пенсионного возраста, то 27 сентября Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законопроект, повышающий пенсионный возраст для женщин с 55 до 60 лет, а для мужчин – с 60 до 65 лет.
 
Документ был одобрен депутатами, несмотря на протесты населения. Социологи отмечали, что протесты эти в последнее время снизились, однако не прекратились. Более того, по сообщению СМИ, активисты из числа противников повышения пенсионного возраста собрали миллион подписей против такого повышения.
 
Другая инициатива относительно способов пополнения ПФР не встретила такого неприятия, и депутаты разрешили зачислять в фонд деньги коррупционеров.
 
О том, имеет ли смысл отказываться от балльной системы, с «Полит.ру» поговорил Юрий Горлин, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.
Пенсионная реформа. Часть два
 
Юрий Горлин

«»Ведомости» ссылаются на «Основные направления деятельности правительства». В них, насколько я понимаю, не идет напрямую речи об изменении правил расчета страховых пенсий – там говорится  о развитии страховой распределительной пенсионной системы. В рамках этого направления есть очень широкий спектр мер, которые можно и нужно было бы принять.

Теперь что касается индексации пенсий. На деле на ближайшие шесть лет, то есть до 2024 года, в законопроекте, который связан с повышением пенсионного возраста и в ближайшее время будет уже окончательно утвержден Советом Федерации и Президентом, установлены в рублях значения пенсионных коэффициентов и фиксированной части страховой пенсии на эти шесть лет. Так что на эти годы говорить о каком-либо механизме расчета индексации страховой  пенсии просто бессмысленно, потому что все уже утверждено и не требуется никакой механизм.

В отношении того, что будет после 2024 года, в том же законе есть норма, меняющая (или пытающаяся изменить) порядок, который есть в действующем в настоящий момент законодательстве. Эта норма почти стопроцентное повторение механизма индексации страховых пенсий,  который действовал до 2015 года. А именно: пенсия индексируется по инфляции, а дальше, если есть возможность, на превышение индекса средней зарплаты по РФ над индексом потребительских цен за предшествующий год,  но не выше индекса  доходов Пенсионного фонда в расчете на одного пенсионера.

Такова предлагаемая конструкция. Но с 2015 года этот механизм был отменен, поскольку законодатели и  правительство (отмечу, практически то же самое правительство) посчитали, что в этом механизме есть существенные дефекты, прежде всего связанные риском финансовой  разбалансировки пенсионной системы и некорректностью определения размера индексации пенсий. Самый очевидный дефект, что называется, лежащий на поверхности, таков: согласно этому механизму индексации пенсии не могут расти быстрее зарплат, даже если позволяют доходы Пенсионного фонда.

Пенсионная реформа. Часть два
 
Пенсионный фонд России / wiki.org

Сейчас соотношение средней пенсии неработающего пенсионера и средней зарплаты по РФ составляет около 34%. Если страховая пенсия всегда индексируется не больше, чем по индексу зарплаты, то выше 34% это соотношение никогда не поднимется. В реальности оно будет снижаться, потому что в какие-то годы зарплата может расти медленнее, чем инфляция, когда-то индекс доходов Пенсионного фонда РФ (ПФР) будет меньше индекса зарплаты.

Другие дефекты этого механизма связаны с его непрозрачностью, так как однозначно не определены такие показатели, как доходы ПФР (только страховые взносы или все или часть трансфертов?), численность пенсионеров (все пенсионеры или только неработающие, которым только и индексируется страховая пенсия) и т.п. То есть, чтобы сделать механизм индексации пенсий операциональным, нужны отдельные подзаконные акты. В пока еще действующем с 2015 года законодательстве были отсылки на два подзаконных акта, которые правительство должно было разработать и утвердить. А именно – на методику расчета стоимости индивидуального пенсионного коэффициента и методику расчета объема межбюджетных трансфертов, которые предоставляются федеральным бюджетом в бюджет ПРФ.

Эти методики были разработаны, но, к сожалению, до настоящего времени не были утверждены в силу разных дискуссий, которые велись между заинтересованными министерствами и в правительстве. Но они хотя бы существовали в реальности, и по ним неформальным образом что-то считалось. Однако сейчас из закона ушли и эти отсылочные нормы, а если в законе нет нормы о том, что правительство может утвердить методику, то оно не имеет права ее утвердить в принципе. То есть если раньше была надежда, что процесс индексации пенсий и определения размера трансфертов будет описан и прозрачен, то теперь такого даже потенциально нет.

Пенсионная реформа. Часть два
 
Пенсионеры на экскурсии  / АГН «Москва» / фото: Ведяшкин Сергей

По поводу вопроса, есть ли смысл менять балльную формулу: надо, чтобы те, кто инициирует изменения, сформулировали, в чем конкретно ее дефекты, и предложили альтернативу, которая более рациональна. Тогда можно будет обсуждать этот вопрос. В «Ведомостях» я увидел замечание, что пенсионный балл индексируется по уровню инфляции, а это в долгосрочной перспективе приводит к завышению пенсионных обязательств. Это представлено как недостаток. Но это довольно странно, потому что норма о том, что минимальный размер индексации пенсий должен быть не менее инфляции, это социальная гарантия, которая присутствовала во всех предыдущих пенсионных законах. Это вполне обосновано: общество хочет, чтобы были некие хотя бы минимальные гарантии в части уровня индексации пенсий.

Не знаю, что имели в виду те, кто посчитал это недостатком. Я, со своей стороны, могу сказать следующее: требование, чтобы каждый год пенсии росли хотя бы на инфляцию, вероятно, стоит обсуждать. Возможно, более правильно и, самое главное, реалистично было бы установить, что пенсии должны расти не меньше, чем на инфляцию нарастающим итогом за некий среднесрочный период, например, 3 или 6 лет. Потому что в какие-то годы ситуация может быть такова, что проиндексировать на инфляцию невозможно – нет таких доходов, кризис, например. Но на некоем среднесрочном периоде нужно иметь подобную гарантию сохранности покупательной способности пенсий. Вот это – и я об этом давно говорю – имело бы смысл. Но это не отменяет самого подхода, использования баллов.

Пенсионная реформа. Часть два
 
Цех точного оборудования / АГН «Москва» / фото: Ведяшкин Сергей

 

В качестве другого недостатка обозначается непонятность пенсионной формулы. Но тут все зависит от того, как на это смотреть. Если с точки зрения человека, который хочет понять, какая у него сейчас сформировалась пенсия, то такой человек может зайти на сайт ПФР, зарегистрироваться – и в личном кабинете увидит количество своих пенсионных коэффициентов (баллов) на сегодняшний момент. На сайте также есть стоимость пенсионного коэффициента на текущий момент и размер фиксированной выплаты к страховой пенсии. Перемножив количество коэффициентов на стоимость одного коэффициента и добавив величину фиксированной выплаты, получаем размер страховой пенсии. Вот и вся «сложность» балльной пенсионной формулы.

Чуть сложнее, если есть желание оценить (спрогнозировать) будущий размер пенсии. Тогда надо к имеющимся пенсионным коэффициентам добавить те, которые могут быть «заработаны» в будущем. Для простоты можно принять допущение, что в оставшиеся до пенсии годы работы вы будете за каждый год получать столько же коэффициентов, сколько за предыдущие в среднем в год. Для оценки будущей стоимости пенсионного коэффицента можно исходить, что его стоимость будет расти не меньше, чем на инфляцию (понятно, что точный прогноз инфляции никто и никогда не может дать, но в настоящее время примерно речь идет о 4% в год). Соответственно можно рассчитать примерную стоимость коэффициента на будущее. Так же рассчитывается будущее значение фиксированной выплаты. Таким образом, используя два действия арифметики – умножение и сложение, – можно рассчитать свою пенсию.

Не думаю, что это очень сложно. Для любого человека, имеющего хотя бы несколько классов образования, это вполне посильно. Другое дело – если человек захочет понять, почему у него именно столько коэффициентов, а не другое число. Тут уже ему надо погрузиться в пенсионное законодательство, никак не связанное с пенсионной формулой. Надо иметь информацию: о продолжительности страхового стажа, о зарплате за каждый год трудового стажа, чтобы рассчитать страховые взносы, которые работодатель должен был уплачивать в ПФР; о продолжительности так называемых нестраховых периодов (службы в армии, уходу за детьми и др.), работе на Севере, о продолжительности стажа до 1991 года … И так далее, и тому подобное, потому что пенсионное законодательство очень сильно нагружено различными нюансами, льготами и исключениями.

Но хочу сказать: какая бы пенсионная формула ни была, если мы хотим, чтобы пенсия учитывала все эти нюансы, все льготы и исключения, то у нас нет другого выбора, кроме как включать их в расчет пенсионных прав, отражаемых в пенсионных коэффициентах (баллах). Да, кому–то представляется возможным и такой подход: берется, например, зарплата за последние два-три года, умножается, например, на 40% и получается размер пенсии. Да, это очень просто, но давайте подумаем, какие тут могут быть последствия. Если будут учитываться только последние несколько лет, то человеку могут начать искусственным образом пред назначением пенсии увеличивать зарплату – за счет неформального «перераспределения» внутри трудового коллектива, например. Все это мы уже проходили.

Пенсионная реформа. Часть два
 
Работники в офисном здании / АГН «Москва» / фото: Любимов Андрей

И самое главное: как сбалансировать таким образом рассчитываемые пенсии с финансовыми возможностями пенсионной системы? Если мы говорим о страховой пенсионной системе, которая должна быть по возможности самодостаточной, а за счет трансфертов должны финансироваться только льготы, которые дал законодатель, то очевидно, что такой «простой» подход неработоспособен. Не говорю уже о том, что тут же возникнет вопрос, справедливо ли это, если у человека последние два-три года была высокая зарплата, а до того – очень низкая. И почему он должен получать пенсию выше, чем тот, у кого зарплата была все время высокая, а в последние годы перед выходом на пенсию – низкая?

Так что механизм, который учитывает зарплату и соответственно страховые взносы за весь трудовой стаж, более правильный. Эта система стимулирует долгую занятость (тот, за кого больше вносят взносов, в итоге получает и большую пенсию), стимулирует к легализации зарплат. Поэтому проста формула расчета пенсии или сложна – вопрос отчасти философский», – сказал Юрий Горлин.


Источник