Одна восьмая. Часть 2

30 июня начинаются матчи одной восьмой финала чемпионата мира по футболу, который в 2018 году принимает Россия. Россия также вышла в плей-офф. Обозреватель Андрей Щербаков оценивает основные особенности завершившегося группового этапа турнира. 

После того, как чемпионат перевалил за середину, стало возможно сделать некоторые предварительные выводы о том, что на нем происходит, подвести промежуточные итоги и обратить внимание на наиболее существенные моменты, подчеркнул он. Щербаков решил облечь свои наблюдения в форму коротких заметок по различной тематике и выстроить эти понятия по алфавиту.

Первую часть заметок можно прочитать здесь. 

«М – мечта.

Она же идет под буквой Х. Потому что мечта – это Хорватия.

Это игроки, которые играют в свое удовольствие; это игроки, которые знают, как им играть; и это игроки, у которых очень четко распределены игровые функции. Это команда, добивающаяся того результата, который ей нужен. Помните, как говорили бразильцы? «Мы забьем им сколько захотим, они забьют нам сколько смогут». В известном смысле Хорватия – это такая европейская Бразилия. Поэтому болеем за нее. 

Одна восьмая. Часть 2
 
Сборная Хорватии / ru.fifa.com

Мы не верим, но надеемся на то, что встретимся с ней. Ну, а если дойдет до этого, то, конечно, у нас есть должок перед хорватами еще за 2007 год. Посмотрим, чем закончится наш поединок – в том случае, если он все-таки состоится (хотя шансы на это очень незначительны).

О – ожидания

Странное дело: чемпионат, который справедливо воспринимается как один из наиболее «честных» в последнее время, обходится почти без сенсаций. Да, тут легко мне возразить, ткнув носом в сборную Германии. Но, что называется, одна туча погоды не делает.

Я тут потратил время – посмотрел высказывания коллег, которые звучали перед чемпионатом мира. И вывел достаточно простую формулу: из пятнадцати команд, вышедших в одну восьмую финала, эксперты прогнозировали выход тринадцати команд.

Почему я говорю о пятнадцати? Потому что шестнадцатая команда – это сборная России, и, в известном смысле, оценить ее выступление объективно, как мне представляется, было невозможно. В силу разного рода пристрастий или контрпристрастий к тренерскому штабу, к системе подготовки, к составу в целом.

Одна восьмая. Часть 2
 
Сборная России / АГН «Москва» / фото: Киселев Сергей

Поэтому ожидания оправдались, и это во многом чемпионат «экспертный». И, если говорить с точки зрения букмекеров, это во многом чемпионат «ставочный». Поскольку люди, сколько-нибудь понимающие в футбольном мейнстриме, могли, как теперь говорят, «поднять» довольно приличные деньги, просто руководствуясь здравым смыслом и предварительными раскладами во всех восьми группах.

П – Польша

Скажем так: это Антихорватия. Это команда, которая разочаровала так, как ни одна другая команда на турнире. Если Хорватия показала все плюсы славянского футбола, то Польша – все минусы. С безинициативностью, когда нужна инициативность; с избыточной загруженностью, с неумением выходить из-под серьезного стресса. И им не помог ни Левандовски, ни Блащиховский, ни два очень приличных вратаря, которые были у поляков.

Одна восьмая. Часть 2
 
Болельщики сборной Польши на матче чемпионата мира по футболу 2018 / АГН «Москва» / фото: Никеричев Андрей

Так что Польша, наверное, является наиболее грустной страницей нашего чемпионата. При всем том, что в некотором странном отношении именно польский футбол, так же как и польская культура, находится в какой-то редкой и малоуловимой, но, безусловно, существующей и очень внятной связи с российскими (и не только футбольными, но и государственными, наверно) делами в целом.

Р – разочарование

Велик соблазн сказать, что главным разочарованием является сборная Германии. Я так не скажу, потому что искренне считаю не так. В силу разных обстоятельств, в силу того, что Йоахим Лёв – один из величайших тренеров последних двадцати лет, систематически выдававший феноменальные результаты с достаточно ограниченным подбором игроков, которым он располагал. Можно спорить о личностях, персоналиях, но, наверно, кроме Филиппа Лама у него все это время не было ни одного игрока по-настоящему мирового уровня.

Одна восьмая. Часть 2
 
Матч чемпионата мира по футболу 2018 г. между сборными Германии и Мексики / АГН «Москва» / фото: Иванко Игорь

Нет, для меня Германия не стала разочарованием. Для меня разочарованием является отсутствие той поставленной игры фаворитов, которую мы могли бы ожидать. Ее нет у Испании, ее нет у Англии, хотя Англия всегда переоценена. Ее странным образом не обнаружилось у Аргентины, ее нет у Франции, хотя ее можно было ожидать. И ее нет даже у Бразилии, которая играет в не очень похожий на свой (и даже не очень похожий на свой в каком-либо прошлом) футбол.

Наиболее серьезным и организованным наступательным футболом, наверное, на сегодняшний момент обладают бельгийцы. Но и у тех существуют проблемы задней линии, и они не выглядят безукоризненно.

С – система

Этот чемпионат, как никакой другой, показывает то направление, в котором движется футбол. И, безусловно, практически все команды играют исключительно грамотно – хотя бы с точки зрения первичной тактики. И играют, безусловно, системно.

В этой связи лишний раз вспоминается великий советский и украинский тренер Валерий Васильевич Лобановский, который (возможно, первый, а возможно, второй после Эрреры) поставил системность во главу угла своих команд. И сегодня мы видим естественное развитие той истории, которая начиналась в далеком 1984-1985 году.

Трудно сказать, хорошо это или плохо. Как мне кажется, в этой ситуации есть как положительные, так и отрицательные стороны, поскольку все команды играют почти в одно и то же. Но, с другой стороны, в рамках этой системности ярче выглядят по-настоящему выдающиеся игроки – такие, как Модрич и Роналду, такие, как Месси, такие, как Лукаку, Азар и так далее.

Т – тренер 

При нынешней системе игры функция тренера оказывается чрезвычайно важной. Возможно, настолько важной она не была никогда. И  как минимум трех тренеров хотелось бы отметить как лучших по итогам первого этапа.

Одна восьмая. Часть 2
 
Хуан Карлос Осорио / АГН «Москва» / фото: Киселев Сергей

Это тренер сборной Мексики Хуан Карлос Осорио, в каждой игре старавшийся предложить какие-то новые и по-настоящему оригинальные идеи; это тренер сборной Швеции Янне Андерссон, который очень серьезно поработал с и так, в общем, хорошей командой и сделал ее по-настоящему классной, психологически устойчивой. И это, конечно, Оскар Табарес, старейшина тренерского цеха, который со сборной Уругвая добился исключительной мобильности, управляемости и интеллектуальной стандартизации деятельности каждого игрока.

Я очень рассчитываю на то, что Уругвай обыграет Португалию и пройдет дальше – не только потому, что обыграл Россию со счетом 3:0, но и потому, что такие игроки, как Кавани, Годин, Суарес и сам Табарес достойны того, чтобы как минимум играть в полуфинале этого чемпионата.

У – удовольствие

Это самая субъективная часть моих заметок. Наибольшее удовольствие я как болельщик получил в матче Колумбия – Польша. Играть так вкусно, с таким наслаждением, как это делали колумбийцы, на этом чемпионате, на мой взгляд, мало кому удавалось. И, несмотря на то, что я достаточно скептически отношусь ко всем южноамериканским сборным (возможно, за исключением Чили и Парагвая), я буду активно болеть именно за колумбийцев и за их тренера Пекермана. Хотя бы потому, что они будут играть с англичанами, а нынешнему русскому болельщику со стажем, как мне кажется, невозможно болеть за сборную Англии.

Поэтому удовольствие – это сборная Колумбии и, главным образом, ее правый хавбек Куадрадо.

Ф – Франция

Франция интересна и как сборная, и не только как сборная. Это, скорее всего, модель футбольного развития.

Одна восьмая. Часть 2
 
Болельщики сборной Франции / АГН «Москва» / фото: Никеричев Андрей

Когда-то, после непопадания на чемпионат мира 1984 года, французская Федерация футбола перестала делать вид, что у нее не получается с белыми игроками, и открыла двери в сборную для всех тех, кого раньше бы в нее по умолчанию не взяли. Я очень хорошо помню французскую сборную 1978 года с Мариусом Трезором во главе защиты. Да, он был великолепный защитник, но он был единственный заметный чернокожий футболист.

Победа 1998 года, достигнутая Францией, как это представлялось тогдашнему руководству Федерации, открыла возможность к созданию некоторой политической зоны со всеми плюсами и минусами этого феномена. И то, что мы видим сегодня, на деле очень интересно. Поскольку сборная Франции обладает феноменальным нападением (возможно, лучшим на этом чемпионате), феноменальными защитниками с феноменальными антропометрическими данными; она обладает Полем Погба, который еще два года назад считался едва ли не самым сильным полузащитником мира. Но игру показывает не ту, которой мы могли бы ожидать с таким подбором игроков.

И в этой связи результат, которого Франция достигнет на этом чемпионате, будет важен не только для Дидье Дешама как тренера, не только для тех игроков, которых он собрал, но и для самой модели подобной организации футбольного хозяйства.

Да, вы возразите мне и скажете, что Бельгия, которая пошла по этому же пути, достигла тех результатов или по крайней мере ожиданий, которых никогда прежде не достигала. На что я спокойно могу возразить, что у Бельгии – феноменальная футбольная культура. Болельщики со стажем помнят, кто такой Тис, они помнят, кто такой Энцо Шифо, кто такой Ян Кулеманс,  не говоря уже о Жан-Мари Пфаффе, который уже упоминался, или о Мишеле Прюдомме – вратаре, который на моей памяти показывал абсолютно лучшую, абсолютно гениальную вратарскую игру. Я как болельщик не видел ничего подобного ни у каких Дасаевых, ни у каких Оливеров Канов, ни у кого никогда.

Ну, Бельгии не могло всегда не везти – вот ей и повезло. Да, Ромелу Лукаку – выдающийся игрок, но не он определяет лицо этой сборной.

Поэтому за выступлением Франции следим особенно пристально и болеем за то, чтобы она наконец нашла то свое национальное лицо, ту футбольную модель, которая сделала ее ею.

Сборная 1978 года, сборная 1986 года и даже отчасти сборная 1998 года, при всей нечистоплотности организации, – это те команды, которые хочется вспоминать и пересматривать.

На этом расстаемся с вами – до конца раунда одной восьмой финала. Возможно, тогда у нас появятся какие-то дополнительные соображения к тем словам, которые мы уже произнесли», – сказал Андрей Щербаков.


Источник