Неизвестный Ван Гог. Последний год жизни художника

Неизвестный Ван Гог. Последний год жизни художника
 
 

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» выпускает книгу Мартина Бейли «Неизвестный Ван Гог. Последний год жизни художника» (перевод Ирины Матвеевой, научный редактор Людмила Левицкая).

Книга рассказывает о пребывании Ван Гога в лечебнице для душевнобольных Сен-Поль-де-Мозоль, недалеко от города Сен-Реми-де-Прованс. Художник прожил там 374 дня — с 8 мая 1889 по 16 мая 1890 года. В лечебнице он создал серию шедевров — кипарисы, пшеничные поля, оливковые рощи и закаты. Мартин Бейли — один из немногих современных специалистов по Ван Гогу, сумевших побывать внутри клиники и увидеть своими глазами, где жил художник. Он рассказывает об особенностях картин, написанных в этом месте, и связывает их с биографическими фактами.

В предлагаемом отрывке Мартин Бейли рассказывает о событиях, происходивших в клинике Сен-Поль уже после смерти Ван Гога.

 

Во время Первой мировой войны, когда Сен-Поль превратили в лагерь для интернированных граждан враждебных государств, сюда приехал самый известный деятель Французской Экваториальной Африки — доктор Альберт Швейцер. Он был выдающимся эрудитом, ученым-богословом, блестящим исполнителем органной музыки и увлеченным специалистом в области тропической медицины. За год до начала войны Швейцер основал больницу в уединенной деревушке Ламбарен, расположенной к югу от экватора в современном Габоне.

Хотя Швейцер считал себя французом, родился он в Эльзасе, который тогда принадлежал Германии. С началом Первой мировой войны французские колониальные власти решили, что он и его жена Элен представляют потенциальную угрозу. В сентябре 1917 года, еще в Ламбарене, они получили приказ, согласно которому должны были вернуться во Францию и отправиться в лагерь для переселенцев. Врач был вынужден бросить и больницу, и пациентов. Альберт и Элен отправились в путь длиной почти десять тысяч километров под охраной военных. Сначала они содержались в лагере на Пиренеях, а затем, в марте 1918 года, их перевезли в Сен-Поль.

С началом войны в 1914 году число пациентов мужского пола в Сен-Поль сократилось, остались только бывший компаньон Ван Гога Ревелло и еще двое. Их перевели в другую лечебницу. Год спустя пустовавший мужской блок был преобразован в лагерь, где на момент прибытия четы Швейцеров уже жили более ста интернированных.

Доктор Швейцер знал, что в блоке, где он содержался, когда-то жил Ван Гог. Позже он вспоминал о присутствии художника в автобиографической книге: «Как и мы, он страдал из-за холодного каменного пола, когда дул мистраль! Как и мы, ходил взад-вперед между высокими стенами сада!» Швейцеры провели в Сен-Поле четыре месяца и были освобождены в рамках обмена интернированными гражданами через Швейцарию.

После войны лагерь закрыли, и в 1919 году Сен-Поль вновь отдали под лечебницу. Доктор Пейрон управлял лечебницей вплоть до своей смерти в 1895 году. Затем его сменил доктор Матье Сежа, который тоже занимал эту должность, пока не скончался в 1917 году. Сестра Епифания, когда-то заботившаяся о Ван Гоге, по-прежнему помогала управлять лечебницей в качестве матери-настоятельницы, пока не скончалась в 1932 году. Право собственности на клинику в 1906-м перешло от потомков доктора Меркюрена к сестрам-монахиням. Они работали в Сен-Поле до 2014 года.

Серьезные управленческие перемены произошли сразу после Первой мировой войны, с появлением в 1919 году молодого энергичного главного врача доктора Эдгара Леруа. Вдохнув в учреждение новую жизнь, он сыграл ключевую роль в создании культа Ван Гога. До приезда сюда он почти ничего не знал о художнике, но с 1920-х годов стал получать всё больше запросов о нем. И, интересуясь историей, решил выяснить всё о пребывании художника в лечебнице через архивы. Поскольку эти документы до сих пор практически недоступны, его публикации представляют собой крайне важный источник информации.

В 1926 году доктор Леруа опубликовал серию статей о жизни Ван Гога в лечебнице в Aesculape — ежемесячном журнале о медицине и искусстве. Затем он решил работать совместно с доктором Виктором Дуато, специалистом из Парижа, самостоятельно изучавшим биографию художника, и они написали книгу La Folie de Vincent van Gogh. Она и сейчас, почти сто лет спустя, остается необходимым источником, если мы хотим понять медицинские особенности состояния Ван Гога. Доктор Леруа много писал на эту тему вплоть до 1950-х годов.

Кроме того, по инициативе доктора Леруа в Сен-Поле был создан небольшой музей, посвященный Ван Гогу, чтобы обслуживать растущее число посетителей. Его организовали в 1929 году на первом этаже восточного крыла в комнате с видом на пшеничное поле. Настоящая спальня живописца находилась этажом выше, но эта палата действительно давала представление о том, как та могла выглядеть.

В Сен-Поле не осталось оригинальных произведений художника, поскольку сестры отказывались принимать их в дар. И поэтому в музее были представлены фоторепродукции картин и рисунков Ван Гога, сделанных во время пребывания здесь. Их предоставил де ла Фай, автор систематического каталога 1928 года.

В книге посетителей музея, недавно приобретенной городским архивом Сен-Реми, записано более 4000 имен, среди них многие выдающиеся деятели, совершившие паломничество в Сен-Поль. В качестве почетного гостя на открытии музея присутствовал доктор Феликс Рей, лечивший Винсента в больнице Арля. Позже в числе посетителей оказался Поль Синьяк, приехавший сюда в апреле 1933 года во время путешествия по местам Ван Гога. Уже в возрасте 70 лет Синьяк написал акварельный пейзаж Малых Альп, переосмыслив картину мастера «Горы в Сен-Реми и темный дом».

К этому моменту область вокруг Сен-Поля привлекла поток художников, которые стремились увидеть сельские пейзажи, некогда очаровавшие Ван Гога. Морис Дени, известный художник-символист, представитель группы «Наби», приезжал в 1926 году и сделал несколько акварелей монастыря и римских памятников. Андре Дерен, творивший чуть позднее, несколько раз бывал там в 1920-х годах и отобразил местность вокруг Сен-Поля в целой серии пейзажей.

Кроме того, в музее бывали и английские светила, в том числе художник, критик и куратор Роджер Фрай. Он организовал первую большую экспозицию полотен Ван Гога в Лондоне на выставке в 1910 году, когда придумал термин «постимпрессионизм». В 1920-е годы Фрай стал частым гостем в Сен-Реми, а в 1931-м помог своим местным друзьям, Шарлю и Мари Морон, купить Mas d’Angirany — ферму рядом с римскими памятниками и лечебницей.

Фрай всегда был желанным гостем у Моронов. «Весна в Провансе» написана в их саду. Здесь изображены каменный столб, установленный для поддержки виноградной лозы, и Мон Госье в отдалении — вид на Малые Альпы, схожий с тем, какой мог бы лицезреть Ван Гог, выйдя за ворота лечебницы. Мороны были выдающимися писателями, и Шарль опубликовал серию эссе в сборнике Van Gogh: Etudes Psychocritiques. В конце 1930-х годов постоянным посетителем Сен-Поля стал английский художник Огастес Джон: его любовница Дорелия Макнейл сняла Mas de Galeron — поместье, расположенное в непосредственной близости к лечебнице и Моронам.

Одинаково близко к Сен-Полю жили два французских художника, преданно старавшихся сохранить наследие Ван Гога. Жан Бальтюс, приятель Рожера, сына доктора Леруа, находился там большую часть межвоенного периода. Он усердно собирал воспоминания о Винсенте и местах, где тот работал, вел дневники и сделал десятки фотографий сельской местности вокруг Сен-Поля. Кроме того, возле лечебницы в конце 1940-х жил живописец Ив Брайер, написавший там множество пейзажей. Удивительно, как в сравнительно небольшом городке Сен-Реми побывало или поселилось столько выдающихся художников и писателей.

Вторая мировая война не обошла Сен-Поль стороной. Сестры эвакуировали оставшихся там пациенток в свою коммуну в Ардеше. С 1942 по 1944 год лечебница была частично занята немецкими войсками, которые срубили на дрова некоторые высокие сосны в саду. Любимые деревья художника погибли.

В 1951 году доктор Леруа помог организовать выставку работ Ван Гога в Арле и Сен-Реми. Она была разделена на две части: половину из ста картин и рисунков показали в музее Реаттю в Арле, а остальное — в отеле Sade, бывшем доме маркиза де Сада в историческом центре Сен-Реми (от имени представителя этого рода произошло слово «садизм»). К тому времени Шарль Морон стал мэром этого городка. Практически все полотна предоставил Винсент Виллем, племянник художника, в том числе 30 работ, созданных здесь. Выставка, продлившаяся всего две недели, — единственный случай, когда хоть какие-нибудь работы Ван Гога возвращались в Сен-Реми.

Винсент Виллем впервые приехал в Сен-Реми на открытие экспозиции в 1951-м, когда ему уже исполнился 61 год. Он был тронут до глубины души, увидев лечебницу, где его дядя провел год. Винсента Виллема познакомили с 88-летним Пуле, который сопровождал Ван Гога в вылазках на пленэр. Они встретились в окружении картин, которые старик последний раз видел на мольберте мастера более 60 лет назад. Слезы текли по лицу Пуле, когда он вспоминал, как водил художника на прогулки. Бывший извозчик скончался три года спустя, в 1954-м.

Музей больницы вновь открылся после войны, но заброшенный мужской блок постепенно приходил в упадок, и в середине 1950-х годов комнаты музея пришлось закрыть. Доктор Леруа оставался директором Сен-Поля до своей смерти в 1965 году, прослужив почти полвека. Здания были отремонтированы в 1960-х и 1970-х годах. Конечно, очень важно обеспечить пациентам как можно лучшие условия, но очень жаль, что радикальная перестройка мужского блока привела к разрушению внутренней обстановки того периода, когда там жил Ван Гог. К счастью, сохранились фасады. На вопрос об этой перестройке одна из сестер ответила: «Мсье, нужно думать о живых, а не о мертвых!»

Доктор Жан-Марк Булон, нынешний директор Сен-Поля, занял эту должность в 1988 году. Вдохновленный наследием Ван Гога, в 1995 году он создал «Валетудо», программу арт-терапии, названную по имени римской богини здоровья, храм которой находился возле источника в соседнем Глануме. Кабинет «Валетудо» расположен в бывшей трапезной старинного монастыря. В настоящее время Сен-Поль — это полностью модернизированная психиатрическая клиника, где содержатся около 120 душевнобольных и пожилых пациентов, а также предоставляется амбулаторный уход. Благодаря огромным успехам в диагностике и лечении современная больница радикально отличается от лечебницы времен Ван Гога.


Источник