Мемория. Михаил Козаков

14 октября 1934 года родился Михаил Козаков, актер и режиссер.

 

Личное дело

Михаил Михайлович Козаков (1934—2011) родился в Ленинграде. Его отец Михаил Эммануилович Козаков был писателем, автором романа «Девять точек» о февральской революции. Мать Зоя Александровна Козакова (Никитина) сменила множество профессий — от литературной редакции на телевидении до института ветеринарии. В четырех браках у нее родились три сына, Михаил был самым младшим из них.

Семья Козаковых жила в доме №9 на канале Грибоедова, среди других жильцов там были Евгений Шварц, Михаил Зощенко, Вениамин Каверин и Михаил Слонимский. В 1934 году отец впал в немилость. Актер рассказывал: «Дела у отца шли худо. Он проштрафился: написал пьесу о сомневающемся интеллигенте. Сталин поставил на ней автограф: «Пьеса вредная, пацифистская». Отец попал в немилость. И пошла черная полоса, которая длилась до самой его смерти в пятьдесят четвертом году в Москве».

В 1937 году Зою Козакову вместе со слепой матерью арестовали, обвинив их в работе на иностранную разведку. В 1940 году обеих выпустили на свободу.

Войну Козаков провел в эвакуации в Молотовской (Пермской) области, после вернулся в Ленинград. В 1948 году, когда ему было четырнадцать, мать вновь посадили, на этот раз обвинив в финансовых нарушениях. Она провела в заключении полтора года.

В 1952 году Козаков окончил 222-ю школу (бывшую Петришуле) и поступил в школу-стадию МХАТ в Москве.

В 1956 году, окончив ее с отличием, устроился в театр имени Маяковского, где в первый же год исполнил роль Гамлета. В том же 1956 году сыграл обаятельного злодея в фильме Михаила Ромма «Убийство на улице Данте».

С 1959 по 1970 год служил в «Современнике», худруком которого был Олег Ефремов.

Помимо работы в театре в тот период снялся в нескольких фильмах, среди которых трилогия «Восемнадцатый год», созданная по мотивам «Хождения по мукам», а также «Трудное счастье» и «Золотой эшелон». Работа в картине «Человек-амфибия» (1961) стала для зрителей самой запоминающейся.

В 1971—1972 годах Козаков работал во МХАТе, затем, по совету Олега Ефремова, перешел в Театр на Малой Бронной к Анатолию Эфросу, во многом повлиявшего на становление Козакова-режиссера. Играл там с 1972 по 1981 год.

В 1970-х снялся в классике советского кино — картинах «Вся королевская рать», «Соломенная шляпка», «Лев Гурыч Синичкин», «Здравствуйте, я ваша тетя!».

В 1974 году дебютировал в качестве режиссера в телеспектакле «Ночь ошибок». В 1978 году снял свой первый художественный фильм «Безымянная звезда» с Анастасией Вертинской и Игорем Костолевским в главных ролях.

Поставил в театре пьесу Леонида Зорина «Покровские ворота». В 1982 году экранизировал ее.

В 1986—1991 годах трудился в Ленкоме. В августе 1991 года уехал с семьей в Израиль, где играл на иврите в Тель-Авивском камерном театре, а также создал русскую труппу, с которой показал четыре спектакля. Рассказывал: «Я тогда бежал от страха. Да, я струсил. Мишка родился, семья огромная, работы нет, телефон молчит… Я просто перетрусил. И я признаюсь в этом: я был членом «колбасной эмиграции»».

В 1996 году вернулся в Россию, где организовал собственный театр — «Русскую антрепризу Михаила Козакова». В 1999 году экранизировал два спектакля, которые шли в его театре, — драму «Ужин в четыре руки» и телеспектакль «Чествование». Когда антреприза закрылась, Козаков сал актером театра имени Моссовета. В 2004 году снял фильмы «Медная бабушка» и «Играем Шекспира». В 2006 году шестисерийный фильм «Очарование зла» о советских шпионах среди русских эмигрантов.

В 2010 году у актера был обнаружен рак легких. 22 апреля 2011 года Михаил Козаков скончался в возрасте 76 лет.

 

Чем знаменит

Мемория. Михаил Козаков
 
Михаил Козаков. 2007. Фото: Zimin.V.G.

Знаменитый советский и российский театральный и киноактер, режиссер. В его актерской копилке мировая и русская классика, а также спектакли по злободневным советским пьесам, таким как «Валентин и Валентина», «Вечно живые», «Голый король». Запомнился ролями в основном отрицательных, но, тем не менее, всегда обаятельных персонажей в фильмах «Человек-амфибия», «Здравствуйте, я ваша тетя!», «Покровские ворота», «Ужин в четыре руки».

Режиссер, подаривший зрителю картины: «Безымянная звезда», «Покровские ворота», «Визит дамы», «Играем Шекспира».

 

О чем надо знать

Семейная жизнь актера заслуживает отдельной рубрики. Козаков был шесть раз женат. Его дети и внуки живут в России, Израиле, США. В первый раз вступил в брак в 1955 году, его избранницей стала соученица по Петришуле эстонка Грета Таар, работавшая костюмером на «Мосфильме».

В браке родились филолог Катерина Козакова (1957) и киноактер Кирилл Козаков (1962).

В одном из интервью Таар признавалась: «Мужу нужны были только театр, кино и телевидение. Он не был создан для прогулок, стирок, готовки. Быт его не интересовал. Меня это очень обижало. И когда Кириллу исполнилось три года, мы расстались».

В 1968 году Козаков женился на грузинке Медеи Берелашвили, художнике-реставраторе. Их дочь Манана Козакова (род. 1969) окончила Щукинское училище, работает в Тбилисском академическом театре.

С 1971 по 1988 год Козаков был в браке с переводчицей с английского Региной Козаковой (Быковой). В 1988 году она уехала в США, где живет до сих пор.

Козаков рассказывал: «Как-то приезжал к нам домой Роберт Де Ниро с сыном, а потом прислал ответное приглашение. Вдвоем в Америку не пускали в те времена. На семейном совете решили, что поедет моя жена Регина, потому что хорошо знает английский (она переводчик-синхронист) и в Америке не была ни разу. Уехала и… канула. Три месяца я о ней ничего не слышал, не знал, что и думать. А потом пришло письмо: мол, все хорошо, не волнуйся, но обратно не жди. В общем — свободен. Я не был ловеласом, брак с Региной длился восемнадцать лет. Детей, правда, не было».

В том же году актер женился на актрисе Анне Ямпольской, которая была моложе него на 25 лет. В браке родились дети Михаил (1988) и Зоя (1995). Оба живут в Израиле.

В 2003 году этот брак распался. Через три года Козаков женился на Надежде Седовой, которая была младше артиста на 47 лет. Они познакомились в Нижнем Новгороде, Седова была тогда студенткой истфака, а Козаков приезжал с концертом.

В 2010 году они разошлись, Козаков вернулся в Израиль к Анне Ямпольской. Вскоре его не стало.

 

Прямая речь

Об актерских находках («Бульвар Гордона», интервью 2008 года): «Опробовав в театре характерные, комедийные роли, я потом перенес это в кино — использовал, например, на полную катушку в «Соломенной шляпке». Помню, приехал на пробу маркиза Де Розельбы (а что там играть-то?) и придумал, что он будет у меня геем (тогда мы такого слова не знали, называли этих людей, как Хрущев, — «пидарасы»). Короче, выхожу на пробу с Андреем Мироновым, в руке лорнет… «Здгаствуйте, вы знаете, вот сггибают сено, вот мооденький пастушок и бычок». Андрей заржал: «Ты что, Миша, с ума сошел? Это закроют к черту». Я между тем играл одного человека, весьма уважаемого, — ты же как актер подбираешь все то, что видишь в жизни, и режиссер сказал: «Ну и пускай, зарубят — и ладно!». Пропустили…

После Розельбы характерные роли пошли косяком. Сосед по дому Леня Гайдай всегда меня пробовал. После мы шли в пивную, выпивали свои граммы, он говорил: «На сей раз ты у меня играешь» — и каждый раз не брал, потому что отдавал роль Вицину, великому комику. Тем не менее были и «Тетя», и «Лев Гурыч Синичкин»».

О частой смене театров (там же): «Не думаю, что какой-то особой смелостью наделен, — это, скорее, свойство характера, для меня совершенно естественное. Понимаете, если мне что-то всерьез не нравилось, если ломались вдруг отношения, я был уверен: ничего исправить уже нельзя, а собирать группу и бунтовать не умею. При том, что в работе полемизировал с Олегом Николаевичем Ефремовым, которого считаю своим главным учителем (вот с [главным режиссером Театра имени Маяковского Николаем] Охлопковым не осмеливался — с ним было страшно спорить). Даже с Эфросом, к которому, понимая его масштаб, относился с пиететом огромным, спор мог иметь место, но когда я не нахожу с кем-либо общего языка, предпочитаю уйти».

О достижениях («КП», февраль 2011): «Я учился в Ленинграде в 222-й школе. У нас был замечательный класс, из него вышли очень хорошие ребята: строители, метростроевцы, ученые, физики, лирики… Но в семье не без урода — на последней парте сидел Витя Ш. (не хочу называть его фамилию). Был у нас притчей во языцех. Прошли годы, годы, годы. Я снимал картину «Безымянная звезда». Дело было в Питере. Снимали на Каменноостровском проспекте. Едем со съемок в центр, а уже где-то два-три часа ночи. И не успели — мосты развели. Ну вышли покурить. Стою я, одухотворенный Невой, белой ночью… «Козаков!» — кричит мне кто-то. Поворачиваю голову, стоит толстый человек. «Мишка!..» Я к нему, он ко мне.

Смотрю, а это Виктор Ш.

— Здорово!

— Здорово!

— Ты че делаешь? — спрашивает.

— Да вот, кино снимаю.

— Да, Мишка, давно не виделись, лет тридцать прошло, — говорит он, смотрит на меня оценивающе и спрашивает:

— Ну и чего ты достиг?

— Если ты о работе, то я играю в театре, кино снимаю (а к тому моменту у меня уже было несколько картин)!

— А у меня, видишь, — показывает на машину, из которой вышел, — моя «Волга»! А на даче — у меня дача под Ленинградом — еще и иномарка стоит. А ты чего достиг?

Я подумал… машины нет, дачи нет. Квартира двухкомнатная, и все.

— А как ты-то всего этого достиг?

— Я сейчас тебе расскажу. Я работаю там, куда канализация все г…но выводит. А мы с крючками стоим. Ты не представляешь, что попадает в эти протоки! И бриллианты, и деньги, и золото. И мы это отлавливаем…

Очень показательная история. Если оценивать жизнь по мерке Вити Ш. — я ничего не достиг. Но я этого и не хочу. И потому я — счастливый человек».

 

8 фактов о Михаиле Козакове

  • Мать актера имела греческие и сербские корни. Она была дворянкой, после революции отказалась уехать, поверив в новую власть.
  • Братья Козакова погибли, когда он был ребенком: Владимир был убит в самом конце войны. Ему был 21 год, он прошел от Курской дуги до Штеттина. Борис был застрелен в Ленинграде в 1946 году.
  • По собственным словам, рассматривал возможность податься в юристы, одно время хотел быть врачом, «даже пошел в морг, но испугался трупов и сбежал». «И все равно меня тянуло к искусству, а к 10 классу стало ясно, что другого пути нет — только в артисты», — рассказывал Козаков.
  • В молодости увлекался спортом: фехтованием, легкой атлетикой, баскетболом, теннисом. «Но никогда не доводил своих увлечений до серьезных результатов, — отмечал актер. — Для спорта у меня не хватало азарта. <…> В пятом классе пошел в хореографическое училище. За мои успехи меня даже Уланова хвалила. Целый день с утра до ночи тянул ножку, прыгал у станка, пока не озверел и не сказал папе: «Все, больше не буду!» «Правильно, — заметил папа, — не будешь баб на себе таскать»».
  • В автобиографической книге «Третий звонок» признался, что в 1956—1988 годах сотрудничал с КГБ — был завербован американским отделом спецслужбы «для помощи в борьбе с внешним врагом — американским империализмом».
  • Получил две премии от КГБ СССР за роль Феликса Дзержинского, которого в 1980-х сыграл в трех фильмах.
  • Козаков читал поэзию на эстраде, на радио и ТВ, записывал диски. Декламировал Пушкина, Бродского и многих других авторов. В 1999 году с помощью Алексея Козлова и Игоря Бутмана поставил «Концерт для голоса и саксофона» на стихи Иосифа Бродского.
  • Незадолго до смерти приобрел участок на Введенском кладбище в Москве, чтобы покоиться вместе с отцом.

 

Материалы о Михаиле Козакове:

Биография в Википедии

Биографическая справка сайта «Узнай все»

Справка на сайте «Чтобы помнили»

Биография на 24СМИ


Источник