Мемория. Михаил Бестужев-Рюмин

17 сентября 1688 года родился Михаил Бестужев-Рюмин, дипломат.

 

Личное дело

Михаил Петрович Бестужев-Рюмин (1688-1760) родился в Москве в семье Петра Михайловича Бестужева-Рюмина, соратника Петра I, и его жены Евдокии Ивановны, урождённой Талызиной. В 1705 году отец был отправлен Петром I в Вену и Берлин и впоследствии был назначен обер-гофмейстером герцогини курляндской и будущей императрицы Анны Иоанновны.

Михаил воспитывался в Берлине и с молодости начал службу при дворе Петра I. Благодаря своему уму и образованию он приобрел расположение Петра и в 1705 году был отправлен в Копенгаген секретарем посольства.

В 1707 году по ходатайству отца Михаил вместе с младшим братом Алексеем получил разрешение поехать для науки за границу, на собственные средства. В октябре 1708 года братья выехали из Архангельска с супругою русского посла при датском дворе князя В. Л. Долгорукова в Копенгаген, где поступили в датскую шляхетную академию. Одновременно Михаил был прикомандирован в качестве «дворянина при посольстве» к русскому послу в Дании. В 1710 году моровое поветрие заставило братьев  переселиться в Берлин, где они продолжили занятия в Высшем коллегиуме.

Во время прутского похода 1711 года в Молдавию Бестужев служил волонтером при армии, а по окончании военных действий в качестве «дворянина при посольстве» ездил с бароном Петром Шафировым в Константинополь, откуда был отправлен курьером к Петру I.

С 1712 года состоял при отце в столице Курляндского герцогства в Митаве и в том же году был назначен камер-юнкером к кронпринцессе Софии-Шарлотте, жене царевича Алексея Петровича и будущей матери императора Петра II. Бестужев оставался при дворе Софии-Шарлотт заведующим конюшней вплоть до смерти принцессы в 1715 году. С известием о ее смерти он был послан к венскому двору и, удостоившись аудиенции у императора и императрицы, доставил их ответные грамоты Петру в Данциг.

В марте 1720 года началась самостоятельная дипломатическая служба Бестужева: он был назначен русским резидентом в Лондон, на смену попавшему в опалу Федору Веселовскому. В это время между Петром и королем Георгом І шла дипломатическая борьба, так как Англия заключила в том же 1720 году наступательный и оборонительный союз со Швецией против России, «забыв» заключенную с Петром I в октябре 1715 года в Грибсвальде англо-русскую конвенцию. Бестужев по этому случаю подал английским министрам записку, в которой напоминал о неприкосновенности конвенции.

Однако поскольку записку он, будучи еще малоопытным дипломатом, подал  не королю, находившемуся в отъезде, а членам правительства, ему было предписано за эту «дипломатическую бестактность» в течение восьми дней покинуть королевство. 23 ноября того же года Бестужев оставил Лондон и отправился в Гагу, где пробыл до весны 1721 года.

После заключения Ништадского мира в 1721 году был назначен министром-резидентом в Стокгольм, где активно способствовал признанию Швецией императорского титула Петра I, а также подписал в 1724 году русско-шведский оборонительный союз сроком на двенадцать лет.

За эти услуги Петр наградил его чином действительного камергера и признал за ним полномочия чрезвычайного посланника.

После смерти Петра I в 1725 году Бестужев был отозван из Швеции императрицей Екатериной I и в следующем году направлен в Польшу в качестве чрезвычайного посланника. В 1730 году императрица Анна Иоанновна отправила его в Берлин, но уже в 1732 году его снова перевели в Швецию. Там Бестужеву удалось в 1735 году пролонгировать русско-шведский союзный договор ещё на двенадцать лет. Кроме денежной награды в 10000 рублей, Императрица пожаловала ему чин тайного советника.

Во время русско-турецкой войны 1735–39 годов противодействовал попыткам французской дипломатии вовлечь Швецию в войну на стороне Османской империи. В обстановке начавшегося сближения Турции и Швеции предложил устранить активного сторонника антирусской политики – швед. дипломатич. агента Синклера при его возвращении из Турции и захватить его бумаги.

В 1739 году в Силезии два русских офицера совершили убийство шведского майора Синклера, возвращавшегося из Константинополя в Швецию с выданными ему визирем долговыми обязательствами Карла XII.

Считается, что именно Бестужев в обстановке начавшегося сближения Турции и Швеции предложил устранить активного сторонника антирусской политики Синклера при его возвращении из Турции и захватить его бумаги. План был одобрен российским правительством, но операция была проведена неудачно, получила широкую огласку и привела к резкому ухудшению русско-шведских отношений. Возмущенные жители Стокгольма разгромили дом русского посланника, перебив в нём все окна, и только благодаря вовремя принятым мерам толпа была рассеяна и порядок восстановлен.

К середине 1741 года отношения между Россией и Швецией стали крайне напряженными. В июле шведский министр Нолькен покинул Петербург под предлогом устройства собственных дел, в связи с чем Бестужеву также было приказано оставить Стокгольм. Однако он не успел выехать из шведской столицы, поскольку 24 июля Швеция объявила России войну, и к русскому посланнику был приставлен караул. Лишь с прибытием в Стокгольм Нолькена Бестужев вновь получил свободу.

Уничтожив свои дипломатические бумаги, он выехал сначала в Гамбург, а затем в Ганновер. Там он был принят английским королём, которого попытался убедить в необходимости включения в англо-русский договор 1741 года новой статьи — об отправке в Балтийское море английской эскадры в случае, если Франция окажет помощь Швеции.

Однако со вступлением на престол императрицы Елизаветы Петровны переговоры были прерваны, и Бестужев выехал в Варшаву, куда был назначен в качестве полномочного министра вместе с тайным советником бароном Кейзерлингом.

Выполняя дипломатические поручения в Речи Посполитой и Австрии, Бестужев проводил политику защиты православных подданных этих государств. К 1741 пришёл к выводу о необходимости бороться с набиравшей силу прусской монархией и оказал поддержку брату Алексею в формировании антипрусской политики.

В декабре был отозван в Петербург, где в день коронации Елизаветы получил орден Андрея Первозванного и был возведен в графское достоинство вместе со своими отцом и младшим братом Алексеем. В марте 1742 года Императрица пожаловала его в обер-гофмаршалы.

В мае 1743 года 54-летний Бестужев женился на графине Анне Гавриловне Ягужинской, дочери великого канцлера Г. Головкина. «Она одна из самых приятных и образованных дам в России, говорит в совершенстве по-немецки и очень хорошо по-французски, принадлежит здесь также к искуснейшим танцовщицам и, кажется, очень весёлого характера. Но лицо её так сильно испорчено оспою, что она не может называться хорошенькою; сложена она, впрочем, прекрасно», — писал о ней голштинский дворянин Фридрих Берхгольц,  много лет проживший в Российской империи.

Летом 1743 года в Петербурге был раскрыт сфальсифицированный  «заговор» против императрицы Елизаветы Петровны, во главе которого стояло семейство Лопухиных. Анна, бывшая в свое время статс-дамой Екатерины I, оказалась одной из центральных фигур заговора. В июле того же года она была арестована. 17 августа графиня Бестужева была поднята на дыбу, но новых показаний не дала. Попытка придворного лейб-медика, доверенного лица Елизаветы Петровны и агента французского дипломатического влияния Ивана Лестока с помощью этого скандала, в котором оказались замешаны ближайшие родственники Алексея Бестужева, свергнуть вице-канцлера, успеха не имела.

Михаил Бестужев-Рюмин к расследованию даже не привлекался, хотя во время следствия и содержался под караулом. Анна Гавриловна в своих показаниях, полученных при помощи пыток, не упомянула ни мужа, ни деверя.

Бестужевой вменялось в вину, что она, несмотря на милости императрицы, желала возвращения Анны Леопольдовны и «по злобе на государыню за брата Михаила, отправленного в ссылку, таила к ней ненависть». Вместе с Лопухиными ее приговорили к смертной казни, однако через несколько дней Елизавета Петровна смягчила приговор, заменив казнь ссылкой в Сибирь. 31 августа у здания Двенадцати коллегий приговор был приведен в исполнение. Графиню Бестужеву били кнутом, урезали ей язык и отправили в Якутск.

В 1744 году младший брат Михаила Алексей Бестужев-Рюмин официально возглавил российское внешнеполитическое ведомство, став государственным канцлером. Михаил был назначен посланником в Берлин, откуда был снова перемещен полномочным министром сначала ко двору Августа III (сентябрь 1744 года), а затем чрезвычайным послом к венскому двору (1748 год).

В Дрездене он познакомился с Иоганной-Генриеттой-Луизой фон Карловиц, вдовой королевского обер-шенка Гаугвица и в ноябре 1747 года испросил у Императрицы разрешения вступить с нею в брак. Первая жена его была жива, но Бестужев ссылался на то, что она приговорена к смерти, помилована и сослана на вечную ссылку в Сибирь, что с ее имуществом поступили, как с наследством после умершей, и что, стало быть, он имеет право считать брак расторгнутым. Императрица не удостоила его обращение ответом. Бестужев несколько раз писал брату об этом и делал попытки подать через него прошение на Высочайшее имя. Но брат также не поддержал его. Ответа не было, а прошения возвращались обратно.

В марте 1749 года, не дождавшись никакого ответа из Петербурга, Бестужев обвенчался с Иоганной без высочайшего разрешения и уехал с женой в Вену, отправив об этом донесение Императрице и письма брату, Этот поступок привёл императрицу в ярость. Вместо ответа на просьбу санкционировать его брак, вызванный необходимостью отъезда, Бестужев получил указ о том, чтобы жена его не смела играть роль супруги русского посла, не получала и не испрашивала бы аудиенций при дворе.

Отношения Бестужева с венским правительством довольно быстро стали очень натянутыми из-за деятельной поддержки российским послом балканских православных. Мария-Терезия отменила эдикт императора Леопольда о полной веротерпимости и издала декрет в пользу униатской церкви. Униатское и римско-католическое духовенство начали усердное гонение на православных, склоняя их к унии насилием и угрозами. Бестужев живо принял это к сердцу, находя, что издав свой декрет императрица-королева поступила «безо всякого к нашему двору менажементу». Энергичные представления его в защиту единоверцев раздражали венских министров, тем более, что венское правительство официально отрицало факты гонений.

Бестужева особенно возмущало положение 60000 сербов, вызванных в Австрию из турецких владений под гарантией полной свободы вероисповедания; из этих поселенцев составилось отборное войско, оказавшее большие услуги австрийскому дому, а теперь они были отданы под власть венгерского правительства, которому Мария-Терезия подчинялась. Военные поселения сербов уничтожались, им предстояло либо выселиться, либо стать крестьянами, что, вместе с гонением за веру, многих заставило стремиться к переходу на русскую службу.

Бестужев поддерживал сербов в таком намерении и настаивал на всяком содействии переселенцам, ссылаясь на то, что и Петр Великий очень заботился, чтобы получить в свое подданство хоть часть сербов «по их особенной храбрости». За первыми переселенцами потянулись другие. Венское правительство, сперва отпускавшее их, быстро переменило точку зрения. Венский двор жаловался, что Бестужев, пользуясь доверием сербов, подговаривает их выселяться в Россию.

Бестужев продолжал  хлопотать о дальнейшем развитии переселений, пока не получил от брата-канцлера сухое разъяснение, что берет на себя больше, чем ему поручено, и что «за такие безделицы оба двора, естественно союзные, приводить в малейшую холодность есть дело людей, если не злых, то по крайней мере, слепых».

В 1752 году Бестужев был отозван в Россию, при этом жене его запретили приезжать в Петербург. Это тем тяжелее поразило его, что Иоганна была смертельно больна: у нее развилась чахотка. Измученный семейным горем и служебными неудачами Бестужев заболел и до России не доехал. С лета 1752 года до конца 1755 года он прожил в Дрездене.

Вернувшись в Россию,  Михаил Бестужев примкнул к «французской партии» противников брата — его заместителя, вице-канцлера графа М.И. Воронцова и молодого фаворита императрицы И.И. Шувалова.

В 1756 году Бестужев был назначен чрезвычайным послом во Францию. По дороге туда он последний раз видел жену: она скончалась, едва доехав с ним до Парижа.

Отношения Бестужева с младшим братом к этому времени разладились окончательно.  Будучи членом Конференции при Высочайшем дворе и участвуя в составлении программы действий накануне Семилетней войны 1756–63 годов, Михаил Бестужев поддержал М. И. Воронцова против своего брата-канцлера, выступив за заключение русско-французского союза.

Падение и арест брата в феврале 1758 года не сказались на положении Михаила Бестужева.

Михаил Бестужев-Рюмин скончался в ночь на 26 февраля 1760 года во Франции. По желанию покойного тело его было перевезено в Россию для погребения рядом с могилой отца.

 

Мемория. Михаил Бестужев-Рюмин
 
Михаил Бестужев-Рюмин

Чем знаменит

Видный русский дипломат, старший брат государственного канцлера Алексея Бестужева-Рюмина. Был, по словам историка Михаила Семевского, «известным волокитой и львом своего времени».

Большую часть своей жизни Михаил Бестужев-Рюмин провел за границей в различных посольствах. После Северной войны 1700-1721 годов добился признания Швецией императорского титула Петра I и утверждения риксдагом Ништадтского мира. Благодаря его стараниям в 1724 году был подписал русско-шведский оборонительный союз сроком на двенадцать лет. Также Бестужев способствовал его пролонгации еще на 12 лет в 1735 году, что привело к усилению в Стокгольме русского влияния.

 

О чем надо знать

Не следует путать дипломата Михаила Петровича Бестужева-Рюмина с декабристом Михаилом Павловичем Бестужевым-Рюминым, казненным вместе с другими руководителями восстания декабристов 25 июля 1826 года. Последний родился через 41 год после кончины Михаила Петровича.

 

Прямая речь

Из письма М.П. Бестужева-Рюмина Елизавете Пптровне о налаживании контактов с балканскими православными: «Потом оные народы всегда прибежище свое возимеют к покровительству и защищению вашего императорского величества. Слух о мудрости императрицы в деле заступления за сербов как до некоторых вольных народов, так и македонцов, болгаров и волохов уже дошел и сие со временем изрядный плод принести может».

О падении и аресте брата Алексея в письме Воронцову:  «То ни малейшей алтерации ни в делах вообще, ниже партикулярной нашей дружбе препоной быть не может; известно, колико я от него претерпел; так покойная последняя жена моя с печали чахотку достала, от того и скончалась. Я сие давно предвидел, что быть с ним худому концу».

 

5 фактов о Михаиле Бестужеве-Рюмине:

  • Бестужевы-Рюмины вели свой род от жившего в начале пятнадцатого века Гавриила Бестужа. Сын его, Яков Гаврилович Бестужев, получил прозвище Рюма. В XVII веке многие члены этого дома служили в стольниках, дворянах московских и стряпчих. В 1701 году Петр Михайлович Бестужев и ближние его родичи получили от Петра I дозволение писаться Бестужевыми-Рюмиными.
  • Будучи в 1721-1726 годах министром-резидентом в Швеции, Бестужев-Рюмин получал жалование в 3000 рублей в год (после подписания союзного договора его содержание увеличили до 5000 рублей).  Став в 1756 году послом во Франции, он получал уже 20000 рублей в год, при этом в письмах Шувалову жаловался на непомерную дороговизну житья в Париже и просил исходатайствовать ему прибавку к жалованию.
  • Помимо дипломатических дел, Бестужев в Париже также представлял интересы Воронцова и Шувалова как комиссионер и поставщик парижских мод.
  • Был награждён орденами Св. Андрея Первозванного и Св. Александра Невского (оба в 1742 году).
  • У Михаила Бестужева детей не было. Из троих детей его брата Алексея до зрелых лет дожил только один сын Андрей, ведший распутный образ жизни и также скончавшийся бездетным. С его смертью графская ветвь рода Бестужевых-Рюминых прервалась. Значительные земельные владения Михаила и Алексея Бестужевых в итоге унаследовал племянник, сын их сестры Аграфены  М. Н. Волконский.

 

Материалы о Михаиле Бестужеве-Рюмине:

Бестужевы и Бестужевы-Рюмины в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона

Бестужев-Рюмин Михаил Петрович. Биография на сайте «Мир знаний».

Письма графа Бестужева-Рюмина к Шувалову 

Дипломат Бестужев-Рюмин

Статья о Михаиле Бестужеве-Рюмине в Большой советской энциклопедии

Статья о Михаиле Бестужеве-Рюмине в Русском биографическом словаре А. А. Половцова

Статья о Михаиле Бестужеве-Рюмине в Википедии

 


Источник