Мемория. Анатолий Солоницын

 

30 августа 1934 года родился актер Анатолий Солоницын , «талисман» Андрея Тарковского.

Личное дело

Анатолий Солоницын (1934-1982) родился в городе Богородске Горьковского края (ныне Нижегородская область). Прадед актера Захар Солоницын был иконописцем и автором книг-наставлений, изгнанным из монастыря за крамольные «вольнодумные» письма другу, а дед Федор Захарович — сельский врач — обладал даром гипноза и даже был принят в Нью-Йоркское гипнотическое общество.

Отец актера Алексей Федорович был журналистом, работал в «Богородской правде», затем был приглашен ответственным секретарем в газету «Горьковская правда», а через некоторое время стал собкором «Известий».

Это ему принадлежит идея назвать сына Отто — в честь руководителя легендарной экспедиции по спасению челюскинцев Отто Шмидта, за подвигом которого, затаив дыхание, в 1934 году следил весь Советский Союз. После начала  Великой Отечественной войны немецкое имя Отто стало непопулярным, поэтому мальчик сам настоял, чтобы его звали Анатолием.

После войны семья Солоницына осела в Саратове, откуда была родом его мать. Окончив школу, Анатолий поступил в строительный техникум, но часто пропускал занятия, сбегая в театр и кино. Отец негодовал: «Вот как! В оперетку, значит! Ценитель субреток…»

Юность актера прошла на городской окраине, которая привила Солоницыну умение постоять за себя: несмотря на свою худобу и образ «очкарика», он отличался физической силой и как-то в одиночку, без посторонней помощи, справился с двумя приставшими к нему на улице грабителями.

В техникуме Солоницын получил специальность слесаря-инструментальщика и устроился на завод. Но вскоре отца отправили работать в Киргизию, и семья переехала в город Фрунзе. Там Анатолий, решив продолжить образование, вернулся в школу — пошел в девятый класс. Его увлекла художественная самодеятельность: на школьных вечерах он читал стихи и пел куплеты.

На школьном уровне талант Солоницына ценили высоко, а сам он грезил сценой еще с детских лет, поэтому в 1955 году, в 21 год, поехал в Москву поступать в ГИТИС. Его ждало жесточайшее разочарование: пройдя два тура, на третьем Анатолий «срезался». Он нашел не отчаялся и вернулся на следующий год — но с тем же результатом.

В третий раз, уже в 1957 году, экзаменаторы ГИТИСа откровенно назвали его «профнепригодным». В те времена сам образ актера виделся совершенно иным: ценились либо красавцы типа Василия Ланового, либо колоритные простаки в духе Михаила Пуговкина. Солоницын же предвосхищал тип актера-«неврастеника», который станет популярным лишь в 1970-х годах. «Бездарные люди с черными красивыми волосами и большими выразительными глазами поступали… Для института нужна внешность, а потом все остальное», — писал он тогда брату.

Провалив три экзамена подряд, Анатолий уехал в Свердловск (ныне Екатеринбург), где при местном драматическом театре только что открылась актерская студия, и был принят там с распростертыми объятиями. Учебу в студии он завершил в 1960 году и вошел в штат Свердловского драмтеатра, на сцене которого сыграл массу ролей, но в основном небольших и второго плана.

Свою первую жену Людмилу Солоницын встретил на работе, она была гримершей в театре и на Свердловской киностудии. «Неисправимый романтик, Толик видел в ней Соню Мармеладову и верил, что любовью и доверием поможет ей переродиться. Увы, гримерша не читала Достоевского, и брак этот вскоре распался», — вспоминал потом знавший их обоих писатель Владимир Купченко. Молодые супруги прожили вместе всего два месяца.

Через несколько лет Солоницын, помогая вести занятия по актерскому мастерству в своей родной студии при Свердловском драмтеатре, познакомился со своей второй женой — студенткой Ларисой. Она была моложе Анатолия на 11 лет. До свадьбы они встречались два года: обжегшись на первом браке, актер не спешил жениться снова.

С 1960 по 1972 годы Солоницын играл в театрах разных городов СССР.

В 1963 году дебютировал в кино — на Свердловской киностудии. Он сыграл главную роль в первом фильме Глеба Панфилова «Дело Курта Клаузевица». Удачу актеру принесло столь ненавистное ему имя Отто: увидев его в документах и сопоставив с «немецкой» внешностью Анатолия, Панфилов принял решение пригласить молодого человека на пробы.

В 1966 году Солоницын читает в журнале «Искусство кино» сценарий к «Страстям по Андрею» — будущему фильму Андрея Тарковского. Он берет отпуск в театре и едет из Свердловска в Москву. Впоследствии во время работы над картиной Анатолий откажется от службы в театре, которая мешала ему сосредоточиться на образе Рублева.

Тарковский, подбирая актера на главную роль, просматривал десятки пробных фотографий, и консультант по истории Савва Ямщиков указал ему на снимок Солоницына. Когда они посоветовались с экспертами по иконописи, те в один голос подтвердили, что Анатолий идеально подходит на роль Рублева.

Тем не менее утверждению малоизвестного свердловского актера на главную роль препятствовали многочисленные худсоветы, и Тарковскому, уже убежденному в том, что он нашел «своего» героя, стоило немалых трудов вывести Солоницына на экран.

Тогда же стало ясно, что они нашли друг друга. Солоницын слушался Тарковского беспрекословно. В финальной сцене фильма после обета молчания Андрей Рублев должен был начать говорить. Тарковский мимоходом сказал Солоницыну: «Толя, ты должен помолчать с месяц, два, голос должен стать надтреснутым, старческим». «Так он не только молчал, объясняясь знаками, но в последние дни перед съемками перетянул горло шарфом, — вспоминает брат актера Алексей. — Мог ведь вообще связки посадить, как мы потом узнали…»

С тех пор режиссер приглашал Анатолия во все свои картины, считая своего рода талисманом. Даже если в сценарии не было для него подходящей роли, Тарковский ее выдумывал — как Прохожего в «Зеркале».

В 1966 году к Солоницыну, получившему известность после роли Рублева, поступило сразу два предложения от кинорежиссеров: Глеб Панфилов утвердил его на роль комиссара Евстрюкова в фильме «В огне брода нет», а Лев Голуб — на роль командира продотряда в «Анютиной дороге».

Потом Анатолий снимался в фильмах Алексея Германа  «Проверка на дорогах», Сергея Герасимова «Любить человека», Никиты Михалкова «Свой среди чужих», Ларисы Шепитько  «Восхождении» и многих других.

В 1968 году Солоницын по приглашению режиссера Арсения Сагальчика едет в Новосибирск играть главную роль в постановке «Борис Годунов» на сцене театра «Красный факел». Несмотря на возражения беременной жены (вскоре у них родится дочь Лариса), Анатолий почти год живет в Сибири, где идут репетиции.

В 1969 году режиссер Владимир Шамшурин пригласил Солоницына на роль казака Игната Крамскова в фильме «В лазоревой степи». На съемках этого фильма актер заболел воспалением легких, но так как надолго останавливать съемочный процесс было невозможно, продолжал сниматься, не долечившись.

В 1974 году на съемках фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» режиссера Никиты Михалкова Солоницын, как рассказывал поехавший с ним брат Алексей, чувствовал себя плохо, но все попытки убедить его заняться лечением были тщетными: ради работы Анатолий был готов умереть. Он бодрился, выкладывался на полную, и как раз тогда познакомился со своей будущей третьей женой Светланой, которая работала в съемочной группе гримершей.

В 1976 году Тарковский позвал Солоницына на главную роль в «Гамлете», которого ставил на сцене московского Театра имени Ленинского комсомола. Актер, сорвавшийся ради этого приглашения из Ленкома, был принят в штат театра. На следующий год состоялась премьера. Анатолий остался недоволен своей работой, а вскоре Инна Чурикова, игравшая в спектакле Офелию, ушла в декретный отпуск, и постановку закрыли. Больше театральных ролей для Солоницына не находилось, и он полностью переключился на кино. Гамлет стал последней его работой в театре.

Когда Тарковский собирался снимать «Идиота» по Достоевскому, то пригласил Солоницына на роль самого писателя (по режиссерской задумке, Федор Михайлович должен был периодически вмешиваться в происходящее). Анатолий был, по его собственному и всеобщему мнению, совершенно непохож на писателя и в отчаянии предложил сделать пластическую операцию.

«Ты же тогда больше играть не сможешь с лицом-то Федора Михайловича!» — опешил Тарковский. Солоницын ответил: «Если я сыграю Достоевского, зачем мне что-то еще играть?». Однако «Идиот» так и не вышел на экраны: к тому времени, когда Тарковский «созрел» для сценарной заявки, он уже поссорился с руководством советского кино, и ему не доверили такой дорогостоящий и ответственный проект, который мог стать проблемой для коммунистических идеологов. Позднее обсуждалась возможность совместной экранизации «Идиота» с итальянцами, однако в этом случае Настасью Филипповну должна была сыграть итальянская актриса, а Тарковский считал, что для этой роли подходит только русская женщина – например, Маргарита Терехова.

Солоницын впоследствии все-таки сыграл автора «Идиота» — в картине «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского», получив за эту роль второй приз Берлинского кинофестиваля за год до своей смерти.

В браке с третьей женой Светланой у Солоницына родился сын, которого назвали в честь его брата — Алексеем. Семья жила в маленькой комнатке в Люберцах. Несмотря на обилие ролей и многолетнюю карьеру в театре и кино, Анатолий всю жизнь оставался фактически неимущим.

В 1972 году на экраны вышел «Солярис» Тарковского, где Солоницын сыграл роль доктора Сарториуса. В «Зеркале» — следующем фильме Тарковского, который снимался два года спустя, — Анатолию была отведена эпизодическая роль прохожего. В 1979 году Тарковский снимает его в роли Писателя в «Сталкере» по мотивам повести братьев Стругацких «Пикник на обочине».

В 1981 году Солоницыну было присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР. В том же году состоялась одна из последних значительных его работ в кино — в фильме Вадима Абдрашитова «Остановился поезд» он сыграл журналиста Малинина. Но тогда Анатолий уже был тяжело болен.

Во время съемок он упал с лошади и сильно ушиб грудь. В больнице при обследовании обнаружился страшный диагноз — рак легких. Солоницыну сделали операцию, удалив часть легкого. Самому актеру при этом решили не сообщать, чем он на самом деле страдает.

Через год на съемках в Белоруссии Анатолию стало плохо, его срочно отправили в Москву в Первый медицинский институт. Там врачи обнаружили, что метастазы распространились на позвоночник. Остановить процесс было уже невозможно.

Актер умер у себя дома 11 июня 1982 года, с ним находился брат Алексей. «Ему не говорили о диагнозе, но он все знал, говорил, что у него тяжелая форма радикулита, все пройдет. Я у его постели сидел весь последний его год. Приходили режиссеры, актеры, переживали, а он всех успокаивал. Я колол ему наркотики, обезболивающие, делал все, чтобы облегчить страдания. При раке легких метастазы ударяют в крестец позвоночника и боли совершенно страшные. Потом отнялись ноги и началась фаза угасания», — написал потом он в биографической книге об Анатолии.

Солоницын похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве, на участке №37.

 

Мемория. Анатолий Солоницын
 
Анатолий Солоницын
kino-teatr.ru

Чем знаменит

Анатолий Солоницын  сыграл почти полсотни ролей в кино и более ста — в театре. За год до смерти получил звание Заслуженного артиста РСФСР и «Серебряного медведя» Берлинского кинофестиваля в номинации «Лучший актер» за главную роль в фильме «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского».

О чем надо знать

Первый же опыт работы с Андреем Тарковским, который фактически открыл в нем большого актера, сформировал у Солоницына особое отношение к режиссерам вообще. Актер воспринял эту роль как послушание, а следование режиссерскому замыслу — как саму суть своей профессии. «Андрей Арсеньевич был человеком, требующим абсолютного к себе доверия, беспрекословного подчинения, — говорила о Тарковском дочь Солоницына Лариса, директор Музея кино. — А отец как раз считал: высшей актерской доблестью должно стать точное выполнение замысла режиссера. Они идеально совпали по своим внутренним позициям». Такой подход сделал последующее сотрудничество актера с другими кинорежиссерами очень продуктивным: Солоницын снялся более чем в полусотне картин.

Прямая речь

Анатолий Солоницын о себе в дневнике: «Я – романтик. Худой Дон Кихот, который верит в дружбу, в любовь, в честность и верность. Взамен я редко что-нибудь получаю».

Актриса Евгения Симонова об Анатолии Солоницыне: «Это был актер изумительного, редкого дара. И необыкновенный человек. Общаться с ним и в жизни, и на съемочной площадке было одинаково радостно, легко и светло… На съемках «Достоевского» у нас сложились очень сложные обстоятельства, и если бы не Солоницын с его «невыносимой легкостью бытия» и потрясающим юмором, неизвестно, чем бы все закончилось. Он знал цену настоящим потерям и страданиям, умел отличать зерна от плевел, утихомиривал мой молодой экстремизм и учил не обращать внимания на мелочи. Он был чудным человеком…»

Алексей Солоницын о брате: «Он единственный среди коллег носил на шее крестик, постился. Я очень за него боялся, потому что в то время это было опасно. Я говорил: не дай бог, увидят тебя с крестом! А он плевал на это, не хотел скрывать своей веры. Потом в театре стали это воспринимать как чудачество. Мы были, конечно, стихийно верующими. А осознанной его вера стала после «Рублева». Сама личность иконописца, живопись Феофана Грека, Даниила Черного, пребывание в этих храмах сильно повлияли на Анатолия. Он не был в партии, крест носил постоянно».

Актриса Наталья Бондарчук об Анатолии Солоницыне: «Когда мы снимались в «Солярисе», мне было всего 18 лет. Но мне казалось, что Анатолий младше меня. Он был ранимым ребенком. И Тарковский пользовался этой его доверчивостью. Он доводил Солоницына до такого состояния, что у того дрожали зрачки и руки. «Толя, у меня сердце болит!» — кричал Тарковский. И Толя так переживал и нервничал, что расстроил любимого режиссера, что начинал играть именно то, что нужно было Тарковскому».

Анатолий Солоницын о своем отношении к театру: «Двуликость людей театра волнует меня все больше и больше. Говорят одно, делают другое. В театре бытует выражение — «завоевать положение». Я пришел в театр не завоевывать, а работать, творить».

Рецензент об Анатолии Солоницыне в роли Гамлета: «Непохожий на других Гамлетов советской сцены и экрана последних лет, сосредоточенный, тихий Гамлет Солоницына, который редко повышает голос, позволяя себе недолгие всплески гнева или раздражительности, может показаться вялым или даже скучноватым. Однако это именно такой Гамлет, какой нужен Тарковскому».

Режиссер Арсений Сагальчик об актере: «Солоницын был совсем не похож на свой самоуглубленный киноимидж (то, что сделал с ним Тарковский, потом проэксплуатировал Михалков в «Свой среди чужих…»). А он был открытый, симпатичный, живой, веселый человечек. Любил застолья, флиртовал с барышнями… Он прелестно расписывал доски. Покупал разделочные доски и создавал уникальные ташистские пятна, радуги, крики солнышка, динамику цвета. Дарил их друзьям».

Актриса Маргарита Терехова: «Я всегда говорила, что Анатолий Солоницын останется лучшим актером ХХ века: он же актер Андрея Тарковского, фильмы которого будут смотреть вечно. «Андрей Рублев» — это вершина мирового кинематографа. Но Толя попадал «в десятку» в любом фильме, где бы он ни играл. Он был изумительное существо, и поэтому — очень гонимое. К сожалению».

Актер Владимир Гостюхин о Солоницыне: «Для меня Толя — человек совести, невероятной внутренней порядочности и большой требовательности к себе и к миру. Внутри его образов всегда как будто трепетала боль за несостоятельность этого мира, и он мучительно страдал от его несовершенства. И в то же время он был веселым человеком. С ним было хорошо. Глубоко».

Актер Вадим Абдрашитов о Солоницыне: «Масштаб личности Анатолия Солоницына соизмерил талант и значение для русской культуры гения Андрея Рублева. На экране состоялась личность Рублева, поэтому получился великий фильм».

6 фактов об Анатолии Солоницыне

  • По документам Анатолий Солоницын всю жизнь оставался Отто. Это имя он невзлюбил еще в послевоенные годы, когда все немецкое в СССР приравнивалось к вражескому и вызывало отторжение. Уехав на учебу, он требовал, чтобы родители адресовали посылки с гостинцами и денежные переводы Анатолию Солоницыну, но на почте отказывались их выдавать, и ему приходилось смиряться.
  • От большинства коллег Солоницын отличался нелюбовью к разговорам о себе самом, стеснялся комплиментов и считал ответы на вопросы журналистов чем-то вроде саморекламы. Поэтому интервью с ним практически не осталось.
  • Мемориальная доска на стене дома-музея Солоницына в Богородске изображает его в роли Андрея Рублева (как и памятник, установленный на могиле актера на Ваганьковском кладбище в Москве). Этот портрет скопирован с фотографии, которую Анатолий сделал для проб и потом хранил всю жизнь.
  • Прадед Анатолия Солоницына Захар был иконописцем (он — известная в Нижегородской области историческая личность, знаменитый «ветлужский летописец»). Это укрепило уверенность актера в том, что Андрея Рублева должен сыграть именно он.
  • Знаменитый художник Илья Глазунов, который был еще и писателем, не оценил «Андрея Рублева» и откликнулся на выход фильма разгромной рецензией. Но лицо главного героя заворожило его, и он настойчиво предлагал написать портрет Солоницына. Но Тарковский сказал актеру: «Если ты пойдешь к этому человеку, я с тобой разговаривать не буду», и актер послушался.
  • В 1979 году на съемках «Сталкера», которые велись на заброшенной станции под Таллином, Тарковский постоянно поливал пальто Солоницына водой из лейки, добиваясь особой фактуры ткани в кадре. Брат актера Алексей потом напишет в его биографии, что эта «режиссерская находка» подкосила здоровье Солоницына и, вероятно, приблизила его смерть.

Материалы об Анатолии Солоницыне

Анатолий Солоницын в русской Википедии

Анатолий Солоницын на «КиноПоиске»

«Один шанс из тысячи»: режиссер Арсений Сагальчик об Анатолии Солоницыне

Брат Анатолия Солоницына: «Толя не хотел смотреть спектакли Высоцкого. Боялся заразиться»

«Анатолий Солоницын и его нижегородские корни»: статья о малой родине актера

«Вместо вечерней сказки папа читал мне свои роли»: дочь Анатолия Солоницына Лариса об отце

 


Источник