«Маленького мэра каждый может обидеть»

Комитет гражданских инициатив представил аналитический отчет «Особенности ротации корпуса мэров в современной России», исследователи выяснили, что 15% мэров, покинувших свои посты, подвергались уголовному преследованию. «Доля такого сценария радикально выше, чем, например, у глав регионов или депутатов. При этом более высокий уровень коррумпированности или противоправных действий со стороны мэров не очевиден», — отмечают авторы отчета. 

О том, почему именно мэров чаще других сажают за коррупцию, корреспоендентке «Полит.ру» Ане Гольдман рассказали эксперт КГИ, соавтор отчета и председатель комиссии Общественной палаты по территориальному развитию и местному самоуправлению Андрей Максимов, а также декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики Марк Урнов и президент Центра развития региональной политики, Илья Гращенков.

Андрей Максимов, председатель комиссии Общественной палаты по территориальному развитию и местному самоуправлению:

«Маленького мэра каждый может обидеть»
 
Андрей Максимов

У нас есть несколько гипотез на этот счет. Во-первых, само законодательство о местном самоуправлении, в рамках которого работают мэры, чрезвычайно противоречиво. Наши законы, которые касаются градостроительной политики, имущественных отношений, организации муниципальной и коммунальной сферы, можно трактовать очень по-разному. Законодательное регулирование устроено таким образом, что решение мэра может формально соответствовать одному закону, но при этом противоречить двум другим. 

Во-вторых есть ощущение, что у руководителей более высокого уровня есть некий неформальный иммунитет, а маленького мэра каждый обидеть может. Когда ставят задачу выявить коррупцию и наказать чиновников, внимание контрольных органов обращается в основном не к региональным или федеральным органам исполнительной власти, а к муниципалитетам. Роль, влияние и вес муниципальной власти ниже, поэтому правоохранители считают, что открывать уголовные дела на мэров менее болезненно, чем на руководителей регионального или федерального уровня. Что касается депутатов, то они просто не подписывают документов, за которые можно нести уголовную ответственность, а за результаты голосования к ответственности не привлечешь, а вот за любой договор или акт о передаче имущества — пожалуйста.

В-третьих, мэры отвечают за систему жизнеобеспечения. То есть если обрушилась стена дома, произошел взрыв бытового газа или был нанесен экологический ущерб из-за нарушения порядка вывоза мусора, то помимо непосредственно хозяйствующих субъектов ответственность несет мэр. Юридически ему можно предъявить претензии в случае сбоев систем жизнеобеспечения, потому что фактически жизни людей — это сфера ответственности муниципального уровня, а в зоне ответственности губернатора найти правовые зацепки гораздо сложнее. В результате мэры оказываются уязвимы и нередко карьеры чиновников ломаются именно на этом уровне. 

В-четвертых, когда мы уже имеем достаточно большой объем подобных дел, а уголовному преследованию подвергались 15% мэров, покинувших свои посты, создается образ мэра-нарушителя, мэра-взяточника, мэра-казнокрада. Такие дела на слуху, о них пишут СМИ и в результате контрольно-надзорные и правоохранительные органы опять же уделяют больше внимания именно мэрам.

Мне сложно выделить одну причину, по которой на мэров чаще заводят уголовные дела. Не думаю, что какое-то одно обстоятельство является решающим, все факторы действуют вместе.

Марк Урнов, ведущий научный сотрудник Института прикладных политических исследований ВШЭ:

«Маленького мэра каждый может обидеть»
 
Марк Урнов

Лиха беда начала. Любая борьба всегда начинается с выбивания самого слабого звена. В сложившейся бюрократической системе сковырнуть губернатора гораздо сложнее, чем сковырнуть мэра, поэтому тенденция идет снизу, но продолжит ли она подниматься наверх и до какого уровня дойдет, я не знаю.

В глазах населения мэр — куда более аппетитная жертва, чем любой депутат. Мэр олицетворяет местную власть, которая, как известно, всегда во всем виновата. Если мэра уличили в коррупции, большинство жителей обрадуется разоблачению и будет довольно, так что охота по пути наименьшего сопротивления. 

Илья Гращенков, президент Центра развития региональной политики, политолог:

«Маленького мэра каждый может обидеть»
 
Илья Гращенков

Мэр решает многие хозяйственные вопросы, а ремонт, ЖКХ, строительство дорог и т.п. — это все коррупционные возможности. Фигура губернатора куда менее уязвима, поскольку зона его ответственности — это федеральные программы и региональный бюджет, к тому же в принятии многих решений на уровне региона участвует и законодательное собрание. Губернаторов назначает президент, и несет за них определенную ответственность. А мэр всегда у всех на виду, но с политической точки зрения это фигура не особенно значимая, поэтому, в отличие от губернатора, уязвимая. Что касается депутатов, то они вообще напрямую не связаны с хозяйственными вопросами, могут заниматься разве что лоббизмом, а за это сложнее привлечь к уголовной ответственности. Поэтому именно мэр — расстрельная должность.


Источник