Контекст «дела Скрипаля»

Россия «без малейшего сомнения» виновна в отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, утверждает Великобритания в презентации своего взгляда на случившееся. Доказательств при этом еще не приводится, однако множество государств сочли эти утверждения убедительными. 

Напомним, бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль, проживающий в Великобритании, и его дочь Юлия, приехавшая к нему из России, были найдены 4 марта в Солсбери без сознания с признаками отравления веществом класса нервно-паралитических ядов. Они, а затем и еще около двух десятков людей, у которых также проявились признаки отравления, хотя и в меньшей степени, были госпитализированы.

Вскоре после происшествия премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о причастности России к отравлению и о том, что отношения в прежнем формате между странами теперь невозможны. При этом Лондон признавал, что доказательств на этот счет пока не обнаружено. Тем не менее, в результате начатой им компании из стран Европы, США, Канады и Австралии были высланы более 134 российских дипломатов.

Контекст «дела Скрипаля»
 
Посольство РФ

Что касается самой презентации, то, как пишет газета «Коммерсантъ», которой удалось с нею ознакомиться, презентация представляет собой изложение взгляда Лондона на случившееся в Солсбери с выводом о виновности России, но без каких-либо доказательств. Ознакомиться с презентацией, представленной в формате pdf, можно здесь.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова на своей официальной странице в соцсети Facebook прокомментировала публикацию британской презентации так: «Это провал Терезы Мэй. Раскрыта крупнейшая манипуляция мировым общественным мнением, в которой замешаны власти Великобритании. Оцените. На основе 6 картинок приняты решения ответственности государства в химической атаке». 

В то же время посол США в России Джон Хантсман сообщил «Коммерсанту», что именно эта презентация побудила иностранные государства в знак солидарности с Великобританией выслать российских дипломатов.

Контекст «дела Скрипаля»
 
Джон Хантсман, посол США в России

Поговорить с «Полит.ру» о контексте, в котором для мировой общественности существует «дело Скрипаля», согласился политолог Григорий Голосов. По его мнению, случай со Скрипалями, безусловно, влияет на нынешние отношения России с Западом, однако существует и контекст, из-за которого происшедшее воспринимается Западом именно так, как это представляет Великобритания.

«В сослагательном наклонении довольно трудно говорить. Факт в том, что случай со Скрипалями был, и он, несомненно, влияет на текущие отношения России с западными странами. Существует ли контекст для того, чтобы этот случай воспринимался именно так? Безусловно, существует.

Собственно говоря, никто этого и не скрывает: и в заявлениях британских официальных лиц, и в заявлениях руководителей других западных государств и руководителей НАТО постоянно сейчас звучит мысль о том, что речь идет не только об изолированном эпизоде со Скрипалями, но о целой модели (которую они называют pattern) российского поведения, которое они расценивают как авантюристическое и безответственное. Причем разными выступающими на эту тему приводятся разные списки действий России, но в них неизменно фигурируют события в Украине, часто — действия по отношению к Грузии, всегда — вмешательство России в выборы в США и в других странах; иногда — события, связанные со сбитым «Боингом».

Контекст «дела Скрипаля»
 
Место крушения Боинга рейса MH17 / YouTube.com

И вся кампания по высылке российских дипломатов была с самого начала представлена западному общественному мнению не как действия только по поводу Скрипаля, а как шаги, направленные на то, чтобы огранить возможности России и дальше предпринимать действия, которые укладываются в эту модель. Иными словами, сейчас речь идет о гораздо более широкой акции, чем та, что связана непосредственно с событиями в Солсбери. В этом отношении вы, наверное, правы в своих предположениях: эпизод со Скрипалем только добавляет нечто к тому, что уже давно назревало в западном сообществе по отношению к России. Но несомненно и то, что история со Скрипалями — это важно добавление. Оно создает новую риторическую базу для того, чтобы оценивать модель действий России.

Западные официальные лица говорят о том, что это — применение химического оружия на территории страны, прочно укорененной в западном альянсе, члена основного оборонительного союза — НАТО. С этой точки зрения случившееся важно. Хотя если говорить на языке метафор, то это не то чтобы капля, но тот самый стакан, после которого бочка переполнилась», — сказал Григорий Голосов.

Говоря об оглашенном Госдепартаментом США условии для улучшения отношений с Россией — признании ею своей вины в истории со Скрипалем, эксперт уточнил, что это заявление не следует воспринимать как сделанное в попытке показать, что Запад готов идти навстречу России, а отсутствие улучшений в отношениях определяются только ею.

Контекст «дела Скрипаля»
 
Изображение с камер наблюдения в Солсбери

«Заявление это нужно понимать буквально. На Западе считают чрезвычайно высоковероятным, хотя и недоказанным, что Россия совершила эти действия. Понятно, что в этом контексте первым шагом к улучшению отношений стало бы признание Россией своей вины – тогда можно было бы разговаривать дальше. Сейчас, поскольку вина не признана, но считается очевидной противоположной стороной, разговаривать, в общем, не о чем — можно говорить только о действиях санкционного характера.

При этом нужно понимать, что история со Скрипалями развивается. Доказательств сейчас нет, но их ищут. И поскольку на Западе считают вину России чрезвычайно высоковероятной, они уверены, что доказательства будут найдены. Именно поэтому они говорят: «Мы можем не тратить время на поиски доказательств, скажите сами, что вы виновны — и тогда мы перейдем к следующей фазе обсуждения этой проблемы и всего комплекса проблем, связанных с отношениями между Россией и Западом. В этом смысле ничего странного в их позиции нет — в ней есть та логика, которую я озвучил.

Дело в том, что один из аспектов, который серьезно отягощает отношения между Россией и Западом, — это полное отсутствие доверия к заявлениям российских официальных лиц. Это особенно красноречиво озвучивал министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон в своих многочисленных выступлениях, когда говорил, что, что бы ни произошло, Россия, во-первых, все отрицает, а во-вторых, предлагает десятки версий того, что может происходить — неправдоподобных и направленных только на то, чтобы замутить восприятие того, что произошло на самом деле.

Справедливо это или нет по отношению к «делу Скрипаля», мы не знаем — доказательств нет. Но то, что общая модель поведения российской дипломатии в таких ситуациях здесь схвачена верно, это бесспорно. Самым красноречивым примером такого поведения является ситуация вокруг «Боинга», однако есть и совершенно неоспоримый момент, когда Россия подорвала доверие к себе на внешнеполитической арене по очень важному вопросу. А именно: в течение года Россия отрицала прямое вмешательство российских войск, расквартированных в Крыму, в развитие ситуации в Крыму.

Контекст «дела Скрипаля»
 
Военнослужащие РФ / АГН «Москва» / фото: Симонов Никита

Несмотря на то, что это было более или менее известно и все расценивали как чрезвычайно высоковероятное, что те самые «вежливые люди» были российскими военнослужащими. И в конце концов Россия призналась, что это действительно были российские военнослужащие. И что все то, что говорилось по поводу их неучастия в происходящем, это ложь. После этого эпизода все, что Запад сейчас говорит по поводу «дела Скрипалей», получает более понятное объяснение в наших глазах.

Запад имеет в виду нечто вроде: «Вы всегда говорите, что вы ни при чем, вы всегда предлагаете десяток объяснений по поводу того, что может происходит, несмотря на то, что для любого стороннего наблюдателя более или менее очевидно, что происходит. Вы и сейчас так делаете. Ничего нового в этом нет, но мы больше терпеть этого не будем.» Что-то в таком духе», — объяснил Григорий Голосов.


Источник