Игорь Сечин: «Реальных угроз развитию рынка нефти нет»

На проходящем сейчас Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) одной из важнейших тематических панелей стала энергетическая, а ее основным событием — сессия «Роснефти». В ней участвовали министр энергетики РФ Александр Новак и глава ОПЕК Мохаммед Баркиндо, а также главы крупнейших нефтегазовых компаний мира, включая главного исполнительного директора ВР Роберта Дадли, главного исполнительного директора Eni Клаудио Дескальци, президента ExxonMobil Production Company Нила Даффина, руководителя Glencore Айвана Глазенберга, генерального директора Total Патрика Пуянне, президента и главного исполнительного директора Baker Hughes Лоренцо Симонелли, главу Vitol Яна Тейлора, председателя совета директоров Essar Oil Тони Фонтейна, представителей компаний Trafigura, Gunvor, Marubeni, Mitsui, Petrochina, Hyundai и Siemens.

Ключевой доклад в рамках сессии сделал главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, сосредоточив внимание на анализе актуальных тенденций и новых возможностей нефтяных рынков. По его словам, спрос на нефть и газ — «стержни мировой экономики» — в долгосрочной перспективе будет устойчиво расти и «даже в самых трудно реализуемых сценариях к 2040 году» окажется выше сегодняшнего. Такова «консенсусная позиция ключевых участников рынка», которую «Роснефть» полностью разделяет, пояснил глава компании.

Дело в том, что «в мировой экономике сохраняются мощные секторы роста потребления нефти» — авиационный, водный, грузовой автомобильный транспорт и нефтехимия, от которой ожидается основной вклад в прирост мирового спроса на нефтепродукты, — и «Роснефть» не видит «реальных угроз для развития рынка нефти со стороны спроса», подчеркнул Игорь Сечин.

Однако, по его словам, устойчивому развитию и стабильности мирового рынка препятствуют «финансовая война» и политически мотивированные антироссийские санкции. Глава «Роснефти» прокомментировал звучащие на этот счет мнения о возможности применить регламента Совета ЕС 1996 года, блокирующий экстерриториальное применение санкций. «У нас уже есть факт выхода компании Total с существенными потерями из одного из крупнейших газовых проектов в мире – проекта «Южный Парс-11», в котором Total в прецедентном порядке получил контрольный пакет. Выход Total из этого проекта и его возможное замораживание освобождают место для более дорогого американского СПГ», — констатировал Сечин, приведя этот случай в пример того, как санкционная повестка увязывается с «разрешением» торговых конфликтов и используется как инструмент регулярного давления в торговой политике США.

Другой пример — предварительное рамочное соглашение между США и КНР, по которому, если оно все-таки будет заключено, в ближайшие три-пять лет могут удвоиться поставки энергоресурсов из Штатов в Китай, обрекая производителей из других стран на прямые потери (причем к некоторым из этих стран Вашингтон параллельно применяет санкционные меры).

Еще одним примером использования санкций как инструмента торговой политики США Игорь Сечин считает проект «Северный поток — 2», к отказу от которого европейских партнеров России принуждают американцы. Видимо, неслучайным в этой связи является заявление секретаря США по энергетике о том, что экспорт американских энергоресурсов позволит «друзьям и союзникам США сократить свою зависимость от недружественных наций».

Однако, сделал вывод глава «Роснефти», политика санкций и ультиматумов в применении к рынкам углеводородов не может не привести к появлению перманентной «санкционной премии» в цене: «Через какое-то время мы сможем говорить о санкционном сырьевом «суперцикле» и уже в близкой перспективе увидим новые ценовые рекорды».

Кроме того, на цену нефти влияют валютная составляющая, инфляция и процентные ставки, напомнил Игорь Сечин. «Многие из этих факторов также находятся под контролем американских регуляторов и являются инструментами создания конкурентного преимущества для собственных производителей. Если мы учтем вклад инфляции и ослабления доллара, то нынешний уровень цен на нефть в ценах начала 2000-х годов составляет менее 45 долларов за баррель», — уточнил он.

Глава «Роснефти» напомнил, что целый ряд производителей, особенно американские сланцевые компании, нуждаются в том, чтобы нефть стоила дорого. «Немаловажным стимулом стала и реформа налогообложения в США, которая, обеспечивая улучшение экономики сланцевых проектов, способствовала притоку инвестиций в отрасль», — добавил Сечин. По его мнению, «рост сланцевой добычи продолжится, но уже сейчас очевидно, что он имеет свои ограничения по масштабам и продолжительности и требует постоянного развития технологий».

Сложившиеся рыночные условия, санкционное давление, повышение неопределенности на всех этапах инвестирования и операционной деятельности ставит перед «Роснефтью» задачу формирования региональных сервисно-технологических хабов, констатировал глава компании. Он отводит важную роль в повышении транспарентности и устойчивости рынка играет развитию биржевой торговли, в том числе в национальных валютах.

Отдельное внимание Игорь Сечин уделил инновационному развивающемуся рынку электромобилей, который он не считает фактором риска для нефтяного рынка. «Обещанный компанией Tesla масштабный выпуск бюджетного электромобиля Тесла-3 так пока и не состоялся. В результате энтузиазм инвесторов относительно перспектив самой компании стал более сдержанным», — отметил глава российской нефтяной компании.

По его словам, «Роснефть» делает значительные вложения в утилизацию попутного и природного газа и ликвидацию факелов (около 2 млрд долларов за последние пять лет, что сопоставимо с усилиями крупнейших компаний сектора в направлении «зеленой энергетики») и последовательно снижает объем выбросов парниковых газов, считая это «более эффективным и важным вкладом в вопросы климатической повестки».

Анализируя географическую структуру рынка нефти, Игорь Сечин отметил на фоне быстро истощающихся сланцевых месторождений перспективность стран с мощной ресурсной базой (как Иран и Венесуэла) и африканского континента, где, по данным ОПЕК, сосредоточено более 11% доказанных мировых запасов нефти и около 8% газовых. По словам главы «Роснефти», компания ясно осознает перспективы освоения Африки и планирует укрепить свои позиции на этом стратегически важном рынке, для чего, в частности, подписала в рамках ПМЭФ соглашения с двумя африканскими компаниями (нигерийской Oranto и ганской GNPC), а затем изучит возможности разведки и добычи углеводородов в Западной Африке (себестоимость которых является одной из самых низких в мире) и в течение 12 лет начнет поставлять в Гану СПГ, а в перспективе — и нефтепродукты. Меморандум с нигерийской Oranto — одной из крупнейших в Африке компаний в области upstream — дает «Роснефти» возможность в дальнейшем начать поставки газа на континент и в перспективные добычные проекты.

На ПМЭФ «Роснефть» подписала соглашение и с правительством Курдского автономного региона Республики Ирак, где рассчитывает принять комплексное участие в газовых проектах — включая добычу и разведку, инфраструктурные проекты и сотрудничество в области трейдинга газа, — чтобы выстроить интегрированную бизнес-модель по всей цепочке создания стоимости и сделать инвестиции «Роснефти» в этот перспективный регион максимально эффективными.

Курдистан, как подчеркнул Игорь Сечин, является одной из точек роста мировой нефтегазовой отрасли, и решение «Роснефти» о стратегических инвестициях в совместные с курдами проекты было очень своевременным. Помимо этого в 2017 году российская компания подписала соглашения о разделе продукции (СРП) пяти добычных блоков на территории Иракского Курдистана и объявила о начале совместной реализации инфраструктурного проекта по эксплуатации нефтепровода.

В целом инвестиционная политика «Роснефти», которая в 2017 году заключила серию успешных сделок в области M&A, ставит компанию в ряд наиболее дальновидных игроков, учитывающих долгосрочные стратегические перспективы и вкладывавших средства в отрасль в период низких цен на нефть. В результате в портфеле российской компании оказались перспективные активы, стоимость которых уже начала увеличиваться на фоне динамики цен на нефть и в ближайшее время вырастет еще больше, — мощный НПЗ в Вадинаре (второй по объемам переработки в Индии, которая является наиболее динамично развивающимся мировым рынком нефтепродуктов) и доля в крупнейшем на средиземноморском шельфе газовом месторождении Зохр.

«Мы видим многочисленные примеры снижения фискальной нагрузки на нефтегазовые компании в разных странах мира, что позволяет наиболее полно раскрыть их ресурсный и инвестиционный потенциал и, тем самым, стимулирует долгосрочный рост экономики. При этом фискальные инструменты гармонично дополняются инструментами монетарной политики – активным предоставлением кредитования, процентным стимулированием экспортно-ориентированного финансирования, снижением курса национальной валюты для создания конкурентного преимущества», — сказал Сечин.

Но в российском подходе к налогообложению нефтяной отрасли, по его мнению, наблюдается определенный фискальный дисбаланс, который «привел к тому, что, например, EBITDA всего блока «даунстрим» «Роснефти»  – компании с доминирующей долей на внутреннем рынке нефтепродуктов, с 13 крупными НПЗ в России, с более чем 1 трлн рублей, инвестированных в модернизацию – в сегодняшних макроусловиях не превышает 7% от консолидированной EBITDA всей группы компаний».

По словам Сечина, «необходимо находить устойчивые решения, которые с учетом роста мировых цен на нефть и получения бюджетом дополнительных доходов позволят создать нормальные стимулы для развития нефтепереработки и нефтегазохимии», — и компания уже начала прорабатывать такие подходы с правительством. В этом вопросе главу «Роснефти» поддержал министр энергетики РФ Александр Новак, заявив о важности поиска фискального баланса.

Игорь Сечин заявил, что в прошлом году «Роснефть» завершила цикл стратегических приобретений, реализовав пятилетнюю программу преобразований и приобретя свой современный облик, а теперь в ее истории начинается новый этап — утвержденная советом директоров Стратегия «Роснефть-2022».

Аналитик БКС Сергей Суверов спрогнозировал снижение активности в сфере M&A и ее концентрация на развитии существующих активов — по знаменитой горчаковской формуле: «Роснефть» сосредотачивается».

Приоритетом, по словам Сечина, будет не дальнейшее расширение бизнеса, а увеличение доходности и отдачи от уже имеющихся активов, для чего внесены изменения в дивидендную политику (минимальный уровень выплат увеличен с 35% до 50% от чистой прибыли по МСФО) и принято решение в 2018 году сократить совокупную долговую нагрузку минимум на 500 млрд рублей.

Еще одной мерой по повышению доходности для акционеров станет программа обратного выкупа акций (buyback) на 2 млрд долларов в 2018-2020 годах на открытом рынке. Эта программа соответствует нынешним мировым трендам: по оценкам Goldman Sachs, за последнее десятилетие свои акции с рынка выкупали около 85% компаний из S&P 500.

За границей buy back является позитивным сигналом для инвесторов и имеет признаки финансовой инженерии: сокращая число акций в обращении, компания может наращивать показатель прибыли на одну акцию, автоматически увеличивая капитализацию.

По словам Сергея Суверова, «Роснефть» — возможно, первая из госкомпаний России, которая наиболее последовательно реализует концепцию создания акционерной стоимости, используя при этом самые разнообразные современные методы, и уверенно смотрит в будущее, считая свои акции недооцененными. «Это совпадает и с мнением отраслевых аналитиков», — подчеркнул в своем докладе Игорь Сечин.

По его словам, «Роснефть» согласна с коллегами в том, что в новых условиях постоянного повышения конкурентной борьбы наибольшие шансы на успех и стабильное развитие будут иметь лидеры по эффективности, в том числе те, кто сможет обеспечить минимальные издержки в секторе «Разведка и добыча».

«У «Роснефти» по этому показателю – лучший уровень среди конкурентов, и мы намерены его не только удержать, но и улучшить на 2-3% в год в сопоставимых условиях», — пообещал глава компании.

В области добычи она планирует к 2022 году обеспечить не менее 2% ежегодного роста объемов, в том числе за счет геолого-технических мероприятий на зрелых активах, включая Самотлорское месторождение, а также активной разработки ряда новых перспективных проектов (в их числе Ванкорский кластер, Эргинский кластер, Русское и Северо-Комсомольское месторождения).

Игорь Сечин отметил активно применяемое «Роснефтью» построение глубинно-скоростных моделей, волнового моделирования, внедрение бескабельной технологии полевых наблюдений, благодаря которым в 2017 году на суше России компания достигла максимальной исторической успешности геологоразведки – 86%.

«Мы уделяем особое внимание вопросам роботизации и автоматизации производства. В частности, с 2016 года внедряется система комплексного сопровождения, позволяющая отследить процесс бурения каждой скважины. Реализованы передовые системы поддержания добычи на зрелых месторождениях на четвертой стадии разработки. Освоена и успешно применяется технология строительства многозабойных скважин с количеством ответвлений до 10 стволов и общей протяженностью 7,5 километров. Активно используется продвинутая технология бурения многоствольных горизонтальных скважин по технологии «fishbone». С целью обеспечения технологической независимости в области программного обеспечения для проектирования гидроразрыва пласта (ГРП) разработан и промышленно внедрен импортозамещающий корпоративный симулятор ГРП «РН-ГРИД», — рассказал Сечин.

Упомянутая им стратегия «Роснефть-2022» ставит задачу технологического прорыва в добыче жидких углеводородов, и для ее выполнения компания планирует к 2020 году нарастить долю высокопродуктивных горизонтальных скважин до 40% и активно применять высокотехнологичные методы заканчивания, включая многостадийный гидроразрыв пласта на новых и действующих скважинах.

При этом, отметил Игорь Сечин, в последние годы постоянно увеличивается объем и сложность строительства горизонтальных скважин на месторождениях «Роснефти»: в 2017 году доля горизонтальных скважин в общем объеме бурения выросла до 36%, количество новых горизонтальных скважин с многостадийным гидроразрывом пласта (МГРП) увеличилось на 67%.

«Роснефть», по словам ее главы, опирается на развитие собственного высокотехнологического сервиса, обеспечивающего весь цикл работ.

На ПМЭФ компания подписала соглашение с АО «БВТ», предполагающее сотрудничество по таким направлениям, как гидроразрыв пласта, гибкие насосно-компрессорные трубы, осуществление внутрискважинных работ.

Еще одно соглашение — в области нефтесервиса — подписано с АО «Башнефтегеофизика», оно предполагает сотрудничество по созданию технологий и высокотехнологичного оборудования для проходки и исследования горизонтальных скважин в процессе бурения, а также аппаратуры для проведения гидродинамических испытаний продуктивных объектов при поисково-разведочном бурении скважин.

Кроме того, на ПМЭФ «Роснефть» расширила технологическое взаимодействие с ведущими научно-техническими компаниями, подписав соглашение о стратегическом сотрудничестве с SUEZ Groupe SAS (по взаимодействию в области водопользования, водоотведения и обработки отходов), опыт и технологии которой уже успешно применяются «Роснефтью» — в частности, в начале этого года она ввела в промышленную эксплуатацию комплекс биологических очистных сооружений «Башнефть-Уфанефтехим», ключевого природоохранного объекта в республике.

Еще один пример технологического сотрудничества «Роснефти» — соглашение с «Московским машиностроительным экспериментальным заводом – композиционные технологии» (ММЭЗ-КТ, по внедрению и применению в производственном цикле нефте- и газодобычи композитных материалов.

В своем докладе на энергетической секции ПМЭФ Игорь Сечин отметил, что российские предприятия, несмотря на назревшую необходимость в обновлении основных фондов, неохотно инвестируют в техническое переоснащение из-за отсутствия свободных средств. Действительно, по данным Центра конъюнктурных исследований, в 2017 году 80% предприятий закупали оборудование за счет собственных средств, то тратили на покупку свою прибыль и урезали другие расходы.

Для развитых экономик такая ситуация — нонсенс, подчеркнул директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев. По его словам, на Западе в обновление основных фондов инвестируют не более 20% собственных средств, а до 80% необходимых инвестиций привлекают на финансовом рынке. «При этом половина заемных средств приходится на лизинговые сделки», — утверждает аналитик, называя лизинг наиболее удобным инструментом финансирования благодаря целому ряду его преимуществ перед кредитными деньгами (например, возможности применения ускоренной амортизации).

В этом отношении весьма удачным итогом ПМЭФ для «Роснефти» стало ее соглашение с Внешэкономбанком и «ВЭБ-лизингом» по финансированию проектов и предоставлению услуг лизинга, возвратного лизинга и аренды имущества для деятельности «Роснефти» и ее дочерних обществ. Соглашение предполагает долгосрочный лизинг добычного оборудования «Роснефти» — буровых установок, узлов подготовки нефти, компрессорных и прочих объектов, — а также предусматривает финансирование технологического перевооружения и модернизации производственных мощностей, инновационных технологий, производства современной конкурентоспособной продукции.

Следующий итог ПМЭФ для российской нефтяной компании — ее участие в совместных проектах в области импортозамещения и других инвестиционных проектах (таких, как проектирование и строительство линейки современных судов на верфи «Звезда»). Заключенное на форуме соглашение предусматривает общий объем текущего и перспективного финансирования в размере до 400 млрд рублей.

Развитие проекта по строительству судоверфи «Звезда» на Дальнем Востоке важно для «Роснефти» как пример необходимого нефтяной отрасли интегрального, многоотраслевого подхода, позволяющего «поднять» и смежные отрасли, в том числе связанные с инновациями. 

В рамках ПМЭФ «ССК «Звезда» и ФГУП «Росморпорт» при поддержке НК «Роснефть» договорились о строительстве уникального ледокола с осадкой около 3 метров и мощностью 6,4 МВт. Таким образом судостроительный комплекс расширит свою производственную линейку и приобретет дополнительный опыт в создании ледоколов и судов ледового класса.

Также «Роснефтефлот» и «ССК «Звезда» заключили договор на строительство танкера-челнока Arc6 дедвейтом 69 тысяч тонн с опционом на второе аналогичное судно. Танкер будет использоваться для безопасного экспорта нефти и нефтепродуктов с месторождений им. Р. Требса и А. Титова. Общий заказ «Роснефти» на ССК «Звезда» составляет 26 единиц судов, в том числе 12 танкеров ледового класса Arc6 и Arc7.

Следуя указанию президента РФ Владимира Путина, который в своем послании Федеральному Собранию уделил особое внимание задачам по социальному развитию страны, «Роснефть» подписала соглашения о сотрудничестве с рядом российских регионов: Башкирией, Якутией, ХМАО, Московской, Самарской, Свердловской областями.

Деятельность «Роснефти» является примером социально-ответственного бизнеса: практически во всех регионах своего присутствия она заключила соглашения о стратегическом сотрудничестве с местными властями, которые в первую очередь подразумевают развитие социальной инфраструктуры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Источник