Глава ЭПЦ «Беллона»: Росатому под силу решить проблему обращения с опасными и чрезвычайно опасными отходами

Росатом готов взяться за решение проблемы опасных отходов. Соответствующий проект представил на сессии Восточного экономического форума, посвященной экологии, глава Росатома Алексей Лихачев. Напомним, в мае этого года Министерство природных ресурсов предложило сделать госкорпорацию федеральным оператором по обращению с опасными отходами.

Как сообщил Лихачев, проект оценивается в 36 млрд рублей. 52% в нем будут средства Росатома, 48% — средства государства. Возможно привлечение инвесторов, в том числе иностранных.

Концепция проекта предусматривает создание информационной системы, инвентаризацию имеющихся объемов отходов. Предприятия смогут сами выбирать, будут ли они утилизировать опасные отходы сами (создавая необходимые мощности и развивая компетенции под контролем государства и общества) или передавать их на утилизацию национальному оператору. Необходимые поправки в законодательство уже подготовлены и ожидают рассмотрения.

Александр Никитин, генеральный директор ЭПЦ «Беллона»:

Опыт Росатома, который сейчас занимается радиоактивными отходами, показывает, что для эффективного решения у каждой задачи должно быть свое ответственное лицо. В качестве примера можно вспомнить о состоянии пунктов хранения радиоактивных отходов десять лет назад, сложную ситуацию с выведенными атомными подводными лодками (АПЛ) и многое другое. После создания единственного ответственного предприятия в лице «РосРАО», эти и многие другие проблемы, успешно решились, был наработан опыт и компетенции, созданы новые технологические решения и научная база.

Отходы первого и второго класса – это опасные и чрезвычайно опасные отходы, которые требуют не меньшего внимания, чем радиоактивные отходы, и их тоже необходимо безопасно утилизировать. Я считаю, что если будет хозяин, ответственный за эти отходы, то от этого выиграют все — и население, и природа, и экология.

Я общался с сотрудниками «РосРАО», которые занимаются темой опасных отходов и уверился, что постепенно, шаг за шагом, эту проблему можно решить. Опыт обращения с опасными отходами у этого предприятия Росатома уже накоплен, что, безусловно, является решающим фактором для решения новой, но подобной, задачи.

Когда есть закон и нормативные документы, в соответствии с которыми производитель должен утилизировать свои отходы по тарифу, установленному государством, или вкладываться в создание собственной инфраструктуры, то никаких лишних вопросов быть не должно. Не хотите цивилизованно утилизировать свои отходы, тогда будете иметь дело с прокуратурой.

Федеральный оператор, которого создают для обращения с отходами I и II класса опасности, будет нести ответственность за судьбу поступающих от производителей отходов. Я общался с теми, кто создавал систему обращения с РАО, и прекрасно понимаю, как непросто будет работать. Но, тем не менее, система создана, она работает, и не вижу причин, по которым «Росатом» не смог бы организовать подобную работу с опасными отходами.

Давайте всё-таки честно оценивать сложность и опасность этой работы, отходы первого и второго класса гораздо опаснее твердых бытовых отходов. Неконтролируемые рыночные отношения в этой отрасли уже привели к накопленному ущербу в 180 млн. тонн. Поэтому участие государства в решении этого вопроса вполне логично. Эффективность, безопасность и прозрачность в обращении с ними – превыше всего и Росатому под силу решить проблему обращения с опасными и чрезвычайно опасными отходами.


Источник