Эксперт: Важен грамотный баланс между низкоуглеродными видами энергетики

Современный энергетический сектор является источником 25% парниковых газов, которые приводят к глобальному изменению климата. Поэтому энергетика является одной из ключевых отраслей, где необходимы усилия по снижению выбросов C02. По мнению основателя компании Microsoft, бизнесмена и мецената Билла Гейтса, несмотря на то, что на рынке возобновляемых источников энергии был достигнут определенный прогресс, в этой области необходимы новые прорывы. Солнечные и ветряные электростанции должны быть поддержаны безуглеродными резервными мощностями в те часы и дни, когда не бывает ветра или солнца. Также необходимо повышать энергоэффективность сетей, чтобы чистая энергия поставлялась потребителям туда и тогда, где и когда она нужна.

Сергей Кондратьев, заведующий сектором экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов»:

Я считаю, что важен грамотный баланс между низкоуглеродными видами энергетики. Ставка на какой-то один исключительный источник часто снижает и надёжность энергоснабжения и ведёт к тому, что энергосистема становится менее устойчивой. Кроме того, у нас есть несколько источников, которые нам могут обеспечить желаемый результат в виде неповышения температуры на 1,5 градуса и даже удержание среднемировой температуры в пределах одного градуса. Я имею в виду активное развитие традиционной гидрогенерации. Потому что во многих регионах мира, в том числе малоразвитых регионах той же Африки, Азии, Латинской Америки существует достаточно большой гидропотенциал, который не исчерпан и может быть экономически эффективным и является в этом плане очень правильным решением.

Второй источник — это атомная энергетика. Она может использоваться и фактически сейчас используется в густонаселенных странах с высокой долей базовой нагрузки, для которых важно сокращение не только парниковых газов, но и других вредных веществ, появляющихся при использовании тепловой генерации — в первую очередь угольной. Третий источник — использование возобновляемой энергетики как таковой (ветряные и солнечные станции), позволяющее компенсировать этот выбор.

Неувеличение объема угольной генерации — это очень амбициозная задача на среднесрочном горизонте для крупных развивающихся стран. И ее решение могло бы быть дать реальный положительный эффект. Я имею в виду вывод из эксплуатации части газовой генерации в развитых странах и, например, в Китае и незначительное увеличение (или введение ограничения на строительство новых угольных электростанций) в Индии и других развивающихся странах. На сегодняшний день объём выбрасываемых газов вырабатывается в угольной энергетике — это наиболее серьезный и волнующий источник СО2.

У нас есть целый спектр возможных источников на замену ветру и солнцу в тех случаях, когда их нет и электроэнергия не производится. Во многих случаях гидрогенерация не подходит на роль резервного источника по ряду причин. У нас есть регионы, где сложно осуществить строительство крупных ГЭС или же это будет сопряжено с большими финансовыми затратами и не будет экономически эффективно. И таких регионов в мире достаточно много, где гидрогенерация не играет серьезной роли и объективно не может её играть. Замещающими могут быть и другие источники возобновляемой энергетики, а именно использование биогаза, древесины (их использование локально и зависит опять же от региона), той же геотермальной энергии. В случаях, когда мы говорим о густонаселенных и экономически развитых регионах с очень высоким уровнем потребления, как о замещающем виде может идти речь об атомной генерации и в перспективе также можем говорить об использовании термоядерной энергии.

По факту мы сейчас можем обойтись практически без любого вида генерации — угольной, газовой, атомной или гидрогенерации. Даже на уровне мира. Но тут возникает вопрос — какой ценой и какие альтернативные издержки нам придётся нести в этом случае. Если как поддержку ветру и солнцу не использовать мирный атом и начать отказываться от атомной электроэнергии, то наши прямые потери будут исчисляться десятками, даже сотнями миллиардов долларов на уровне всей планеты. Сейчас это очень большой рыночный сектор, который в очень многих случаях может нормально работать и функционировать в не очень простых для других низкоуглеродных источников энергии (например, ВИЭ) рыночных условиях. Не говоря уже о том, что мы часто выпускаем из виду, что за счет денег, которые государство получает от атомной генерации, финансируются исследования в смежных областях, где атомные технологии сейчас используются все более активно (ядерная медицина, неразрушающий контроль, сельское хозяйство) и, соответственно, изменение подхода к атомной энергетике затронет так или иначе эти области, если мы будем декларировать отказ от атомной составляющей в энергобалансе.


Источник