Доигрались

Российские футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев подозреваются в избиении водителя ведущей «Первого канала» Ольги Ушаковой и участии в драке в кафе, в которой пострадали директор департамента Минпромторга Денис Пак и гендиректор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин.

Оба инцидента произошли 8 октября, в понедельник. Управление МВД по Москве завело уголовное дело в связи с избиением директора департамента Минпромторга Дениса Пака и гендиректора НАМИ Сергея Гайсина. Представители «Первого канала» также подали заявление в полицию.

Более того, как сообщил Telegram-канал Mash, Кокорин и Мамаев нанесли существенный ущерб и РЖД: после воскресного матча футболисты арендовали вагон «Сапсана» для поездки в Москву и в дороге, напившись, разгромили его. Спортсмены, по утверждению источников, приставали к проводникам и пассажирам соседнего вагона. Впрочем, позднее в РЖД опровергли наличие претензий к футболистам.

Футбольный клуб «Краснодар» объявил о решении разорвать контракт с Павлом  Мамаевым, если получится, даже досрочно, и применить к нему «все возможные санкции, указанные в контракте», в том числе штраф, пока контракт не расторгнут, передает информационное агентство РБК. В то же время клуб «Зенит», в котором играет Александр Кокорин, подтвердил, что тот участвовал в драке, когда были избиты директор департамента Минпромторга Денис Пак и гендиректор НАМИ Сергея Гайсина, и осудили поведение футболиста. О конкретном наказании речь пока не идет.

Как передает интернет-издание Lenta.Ru, жена Мамаева Амина после случившегося подала на развод: 8 октября она извинилась за выходку мужа, а 9 октября начала процедуру расторжения брака. 

Вице-премьер РФ Ольга Голодец, курирующая спорт, расценила поведение Кокорина и Мамаева как недопустимое и неспортивное. Она подчеркнула, что «ждет более внятной реакции от РФС и футбольной общественности с осуждением поступка людей, которые являются звездами футбола и должны давать пример будущему поколению», сообщает РБК.

Доигрались
 
Ольга Голодец / АГН «Москва» / фото: Ведяшкин Сергей

Исполняющий обязанности президента РФС Александр Алаев уже заявил, что подобные случаи «бросают тень на футбол», и добавил, что футболисты понесут «заслуженное наказание».

В Кремле также обратили внимание на случившееся, сообщил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Очевидно, там было много свидетелей, была и видеозапись, поэтому правоохранительным органам при соответствующем обращении потерпевшего не составит никакого труда выяснить обстоятельства этого дела», – приводит информационное агентство РИА Новости слова Пескова.

О том, можно ли искоренить в спортсменах ощущение вседозволенности и как добиться, чтобы о спортсменах перестали регулярно писать в разделе криминальной хроники, с «Полит.ру» поговорил спортивный журналист Никита Белоголовцев.

Доигрались
 
Никита Белоголовцев

«Скажу очень банальную вещь: на людей лучше всего воздействуют деньги. И проблема же ведь не в том, что русские футболисты или конкретные русские футболисты Кокорин и Мамаев – какие-то чудовищные, ужасные спортсмены, не в том, что «никогда такого не бывало, и вот опять!». Спортсмены во всех странах попадают в разделы криминальной хроники – дерутся, выпивают, употребляют наркотические вещества. Нельзя сказать, что произошло нечто такое, чего никогда не было в истории.

С моей точки зрения, нынешняя проблема – глобальное продолжение одной очень понятной проблемы, а именно: это проблема с имиджем и продуктом российского футбола. Приведу пример из моей любимой спортивной лиги НБА, американского баскетбола: там в 1990-е годы столкнулись с тем, что молодые баскетболисты (а тогда они могли приходить в НБА прямо после школы) вели себя, как гангстеры. И зачастую в самом деле были участниками каких-то банд. Это пагубно отражалось на образе всей лиги.

Это была огромная проблема, и ее начали системно решать на уровне лиги. Запретили игрокам ходить в гангстерской одежде, обязав носить деловой костюм или нечто вроде. Так ходить полагалось везде – игрокам категорически не разрешалось вообще появляться на публике в гангстерском наряде, с золотой цепочкой на шее, с банданой на голове. Они вынуждены были всюду ходить в костюмах, иначе на них налагались жесточайшие штрафы, которые с каждым разом только росли и очень сильно били по карману даже тем, кто зарабатывал гораздо больше, чем Кокорин и Мамаев.

Доигрались
 
Представители музыкального направления рэп / instagram

Почему лига пошла на это странноватое на первый взгляд решение, нарушающее права и свободы? Потому что понимала, что поведение игроков чудовищно вредит бизнесу – лига не может себя продавать, не может зарабатывать деньги, а значит, владельцы клубов недополучают прибыль. Таким образом, это системная история; похожие истории в разных видах известны почти во всех лигах, которые заботятся о том, чтобы зарабатывать деньги и быть коммерчески успешным продуктом.

Эти правила действуют в очень разных сферах, в моментах, которые могут показаться мелкими. Например, необходимость давать интервью после матчей относится к таким же правилам. Если звезды обязаны давать эти интервью, общаться с прессой, участвовать в мероприятиях с болельщиками, соблюдать дресс-код, соблюдать некую корпоративную этику в своих публичных высказываниях, это все работает на образ продукта. Их могут обязать сниматься в рекламе, участвовать в выставочных матчах и так далее.

Доигрались
 
Александр Кокорин и Павел Мамаев / instagram.com

Проблема и беда российского футбола исходит из того, что у него нет общих задач как у бизнес-предприятия. Почему «Краснодар» первым выступает с настолько жесткой позицией по Мамаеву? Потому что «Краснодар» всегда выступал жестко по близким поводам. Потому что хозяин «Краснодара» Сергей Галицкий, для которого это очень личная история, запрещает семечки на стадионе, построенном им на свои деньги; снижает цены на билеты для фанатов, которые не матерятся. Он заботится о порядке в своем доме. Пускай он не сможет, скорее всего, сделать «Краснодар» бизнес-предприятием (это невозможно в российском футболе), но он, как может, наводит порядок в своем собственном доме. И пока у российского футбола не появятся люди на высшем уровне, которые будут наводить порядок хотя бы сначала в своем доме, в том или ином виде похожие истории будут случаться.

Российскому футболу нужен если не бизнес-менеджер, то хотя бы человек, который его причешет и обует. У российского футбола был и остается огромный потенциал после чемпионата мира, который неожиданно подарил нам не только стадионы, но и всплеск интереса к футболу, заполняемость трибун и некоторое правильное послевкусие. К сожалению, спортивная индустрия, спорт как шоу, спорт как продукт не заканчивается тем, что был построен стадион. Это каждодневная работа, в том числе и корпоративная работе. Это работа для того, чтобы подобные Кокорину и Мамаеву люди после подобных вещей не могли подписаться ни с кем.

То есть, допустим, чисто физически собираются 16 или больше частных владельцев (или хотя бы ключевые игроки, если уж у нас не все клубы частные) и договариваются, что эти парни не будут играть с ними никогда. Когда человек знает, что после того, как он нечто сделает, он никогда, нигде и ни при каких условиях не получит такие деньги, он совсем по-другому себя ведет.

Доигрались
 
Футболисты отдыхают после матча / instagram

Это ведь очень просто. Какие выводы должны были сделать Кокорин и Мамаев после истории в Монте-Карло? Очень понятные (и на их месте такие выводы сделал бы любой человек): вокруг поворчат и успокоятся, и все будет нормально. И если даже мы получаем штраф и дисквалификацию в одном клубе, мы тут же подписываемся с другим, и с нами не происходит вообще ничего плохого.

Понятно, что у клубов всегда будут разные задачи, всегда будет конкуренция. Эта конкуренция не всегда будет честной, порой будет спорной. Она есть везде, и это нормально. Но при этом у клубов в странах, где спорт является в том или ином виде бизнес-продуктом, есть некоторая понятная солидарность на высшем уровне. Есть вещи, которые остаются табу.

Эти вещи могут регулироваться разными механизмами. Например, в Америке они регулируются тем, что хозяева клуба входят в управляющий совет лиги и вместе принимают решения. В Европе регулирование чуть более сложное, и есть какие-то неформальные инструменты. Например, в Англии – это сильнейшее общественное мнение, которое заставляет держаться в определенных границах. Но в целом это все равно всегда история про деньги в современном обществе, которое живет про рыночным законам. И пока нет желания что-то строго регулировать деньгами и как-то за ними следить, подобные истории в том или ином виде будут воспроизводиться.

Доигрались
 
Хабиб Нурмагомедов и Коннор Макгрегор / YouTube.com

Очень яркий пример аналогичного толка. Почему, скорее всего, Хабибу Нурмагомедову, выигравшему бой с Коннором Макгрегором, будет тяжело и больно из-за своей выходки? Потому что это бизнес, потому что драка на вип-местах и ситуация, вышедшая из-под контроля, наносит удар по бизнесу. По бизнесу организации, по доходу ее владельцев. И ровно поэтому членов команды Хабиба задержали в Лас-Вегасе.

Именно поэтому до подведения итогов расследования заморожена выплата ему гонорара. Потому что хоть это и единоборства, где шоу, трэш-ток и немного цирка и рестлинга, это все равно бизнес-процесс. Поэтому истории, которые там происходят, бьют по карману бойцов. Поэтому человек, который выбежал в ринг и начал бить Коннора Макгрегора, никогда больше не выйдет на ринг в этой организации. Потому что человек, выбегающий на ринг и бьющий бойца, вредит бизнесу.

Кокорин и Мамаев помимо того, что нарушили сколько-то статей Уголовного и Административного кодекса, нанесли чудовищный удар по всему российскому футболу как по бизнес-предприятию. Всему футболу в целом, не по отдельным клубам.

Доигрались
 
Александр Кокорин и Павел Мамаев / instagram.com

Победить такое поведение окончательно, конечно, невозможно, но и ограничить это и минимизировать возможность рецидива вполне реально, если будет человек, который отвечает за продукт в целом. Он может называться как угодно – министром спорта, руководителем Российской футбольной профессиональной лиги, председателем совета владельцев клубов, председателем Российского футбольного союза. Как он называется и в  каком здании находится его кабинет, дело десятое. Просто важно, чтобы этот человек был и чтобы ключевые участники процесса понимали, что они друг от друга зависят. Тогда это работает. В противном случае будут иметь место какие-то разовые карательные акции, не более.

Когда футболист увидит, что Кокорин и Мамаев потеряли очень много денег и в моменте, и вдолгую, он действительно подумает, стоит ли так делать. Когда младший брат российского футболиста (а в этих историях, судя по всему, важную роль играл младший брат Александра Кокорина Кирилл) будет понимать, что если он сейчас полезет в драку, то у его брата и у него не станет денег, он, сколько бы ни имел баллов за ЕГЭ и природной смекалки, все очень хорошо для себя поймет. Поймет, насколько это разрушительный для него шаг. И инстинкты, которые не окончательно еще уничтожила в нас эволюция, тормознут его. Очень вероятно, что инстинкт самосохранения в таком случае сработает.

Но эта история – не только про конкретные наказания от конкретных клубов. Это история про глобальные процессы, которые должны происходить. А спортсмены что? Спортсмены во всем мире говорят более или менее одно и то же. Один из спортсменов в своей автобиографии писал: «Такое чувство, будто ты бессмертный. Ты молодой, красивый, у тебя все есть. У тебя много денег, все девушки – твои. И тебе рвет башню». И это как раз нормально, такова человеческая природа. Когда происходит не так, это счастливое исключение.

В целом же спортсмены одинаковы. Собственно, поэтому и нужны люди, которые задают им рамки. Хозяева, инвесторы, агенты, продюсеры, промоутеры», – объяснил Никита Белоголовцев.


Источник