Дела за репосты. Динамика и перспектива

Дела экстремистской направленности, в том числе дела о репостах соответствующих высказываний, могут прекращаться на ранних стадиях, если дело возбуждено необоснованно. Такое разъяснение дал председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, отвечая на вопросы журналистов на международном юридическом форуме.

Как разъяснил Лебедев, судам дает такое право постановление пленума Верховного суда РФ от 20 сентября, уточняющее, как рассматривать подобные дела. «Мы это делаем для того, чтобы не загружали нарушениями судебную систему, не направляли в суд дел, в которых нет состава преступления. В этом постановлении вопрос о составе преступления должен рассматриваться на самой ранней стадии», – приводит слова председателя КС информационное агентство «Интерфакс».

«Мы дали указание судам, чтобы они проверяли, есть состав преступления или нет. И если нет прямого умысла на совершение преступления, то дела должны прекращаться, чтобы не велось бессмысленное расследование», – цитирует пояснения Лебедева газета «Коммерсантъ».

Дела за репосты. Динамика и перспектива
 
Пикет у здания Замоскворецкого суда / mskagency.ru

Вячеслав Лебедев указал, что Верховный суд обеспокоен постоянным ростом числа дел о репостах. По его словам, динамика роста очевидна, хотя общее число дел в целом по стране и в сравнении с делами по другим категориям еще не слишком велико.

О том, насколько серьезной и быстро растущей является проблема судебного преследования за репосты, и о том, можно ли теперь ожидать сокращения числа подобных дел, с «Полит.ру» поговорил Александр Верховский, руководитель Информационно-аналитического центра «СОВА».

Дела за репосты. Динамика и перспектива
 
Александр Верховский

«Лебедев в данном случае фактически просто комментирует последнее постановление Верховного суда, которое внесло поправки к постановлению 2011 года, касающихся именно таких дел. И там есть очень важный момент, связанный с определением мотива действий. Мотив, который, по идее, должен определяться по контексту и разным иным критериям, может оспариваться на этапе возбуждения уголовного дела.

Я бы сказал, что это – фактически прямой намек адвокатам на то, что если дело возбуждается, надо сразу обжаловать его возбуждение – этот пункт постановления пленума Верховного суда в принципе дает для этого основания, если доказать, что контекст не соответствовал составу статьи и, значит, это была случайная переопубликация. Тогда дело может быть прекращено.

Мы не знаем, конечно, насколько эффективно это сработает, но в какой-то степени сработать может. И это относится, естественно, не только к репостам – это относится к любым публичным высказываниям. Все они делаются в каком-нибудь контексте. Просто сейчас, по нашим прикидкам, почти 95% дел об экстремистских высказываниях приходятся на высказывания в интернете. Просто по естественным причинам большинство этого – репосты, люди чаще репостят чужое, чем пишут свое.

Из-за лайков, кстати сказать, приговоров не было – это такой народный миф, который даже председатель Верховного суда повторяет. Но в действительности таких дел не было.

На самом деле озвученная позиция Верховного суда – это хорошо (хотя, может быть, от Верховного суда и можно было бы ждать большего), и хорошо, что суд за этот вопрос в очередной раз взялся. Очевидно, это как-то связано с теми обсуждениями относительно возможных изменений в законодательстве, которые велись в последнее время. Верховный суд не смог остаться в стороне.

Дела за репосты. Динамика и перспектива
 
Заседание ВС России / openrussia.org

Ну, главное – чтобы это не оказалось мерой вместо изменения законодательства, которое обсуждается в последнее время, а мерой в дополнение к таковому изменению. Потому что нужно и то, и другое. Те разъяснения, которые сделал Верховный суд, в любом случае и при самом прекрасном законодательстве нужны. Но и законодательство нуждается в изменении, и это уже вопрос к президентской администрации, которая этот процесс инициировала, и вот теперь от нее мы должны ждать каких-то изменений. Посмотрим, что это будет.

В целом проблема выглядит довольно быстро разрастающейся: в 2017 году за публичные высказывания было вынесено только по основному обвинению более 650 приговоров. Это по нескольким статьям (всего у нас в Уголовном Кодексе шесть статей, которые относятся к экстремистским высказываниям). Раньше цифры были меньше, но при этом нельзя сказать, чтобы именно в 2017 году наблюдался резкий рост – нет, цифра более или менее равномерно растет с начал десятилетия, с небольшими «политическими ускорениями», вызванными то массовыми протестами, то украинскими событиями.

Дела за репосты. Динамика и перспектива
 
Монстрация в Ярославле / yarreg.ru

В целом же это был довольно линейный рост, и только в этом, 2018 году, он, кажется, затормозился. Это наводит на мысль, что большое начальство решило что-то изменить в политике по этому вопросу. Но насколько серьезны эти намерения, насколько они далекоидущие, непонятно. Тут заранее не предскажешь.

Что касается надежд, которые могу возникнуть в связи с разъяснениями Лебедева, на мой взгляд, излишне обнадеживаться не следует. Потому что указания Верховного суда и постановления его пленума, конечно, являются обязательными к учету всеми судьями, но это, скажем так, «мягкая обязательность». Разъяснения Верховного суда довольно часто игнорируют – потому что не в курсе или потому, что есть какая-то внеправовая причина принять то или иное решение. Так что это разъяснение – не панацея. Но, собственно, тут ничто не панацея», – объяснил Александр Верховский.


Источник