Бумажное дерево и миграции в Океании

На прошедшей неделе в журнале PLOS ONE было опубликовано исследование биологов из Чили, Тайваня и Новой Зеландии, в котором для реконструкции путей древних миграций в Тихом океане были использованы результаты генетического анализа распространенного в этой части Земли дерева – бруссонетии бумажной, известной также как бумажная шелковица (Broussonetia papyrifera).

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Бруссонетия бумажная на ботанической иллюстрации

Это дерево принадлежит к семейству тутовых, а родина его – Восточная и Юго-Восточная Азия. Оно играло важную роль в традиционной культуре полинезийских народов, так как служило им важным источником для изготовления ткани. Такая ткань известна под названием «тапа».

Строго говоря, тапу называть тканью неправильно, верным термином было бы «нетканая материя». Ведь тапу не изготавливали путем переплетения отдельных нитей на ткацком станке. Источником тапы служил луб бумажной шелковицы. Занимались ее изготовлением обычно женщины. Молодые деревья срубали и  сдирали с них кору и луб длинными полосами снизу вверх, стараясь, чтобы полоса не обрывалась до самой вершины. Затем луб очищали от коры, соскребая ее острым краем раковины. Полосы луба погружали в воду, чтобы его волокна размягчились. После этого тапу отбивали. Полосы клали рядом друг с другом внахлест и ударяли по ним деревянными колотушками, периодически смачивая водой. Постепенно две полосы соединяются в одно целом, а сок коры в смеси с водой становится природным клеем, скрепляющим это соединение. Длина полос при этом сокращалась втрое или вчетверо. В итоге получались полосы или квадраты материи размером около метра.

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Снятие коры и луба со стволов (Номука, Тонга)

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Колотушка для отбивания (Мауи, Гавайи)

В зависимости от интенсивности отбивки тапа могла быть очень тонкой или наоборот плотной. Ее высушивали на солнце, а затем подвергали раскрашиванию, вернее, набиванию. Для этого тапу растягивали на доске, к поверхности которой заранее прикрепляли кусочки бамбука или раковины. Когда полотно натирали красителем, он оставался только там, где тапа касалась выступающих частей бамбука и раковин, образуя орнамент. Следует упомянуть, что на различных островах в качестве источника луба использовали и другие растения, но бумажная шелковица повсюду служила основным поставщиком материи.

На островах Фиджи про изготовление тапы сложили загадку: «Три рыбы одна на другой лежат. Акула снизу, скат посередине, а сверху кефаль скачет». Акула тут – доска, на которой раскладывают лубяные полосы. Плоский скат – луб бумажной шелковицы, а скачущая кефаль – колотушка.

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Женщины отбивают тапу (Тонга)

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Изготовление материи на Гавайских островах. Рисунок Альфонса Пельона, участвовавшего в экспедиции Луи де Фрейсине на корабле «Урания» (1817 – 1820). На рисунке изображен Каланимоку, видный деятель времен королей Камеамеа I и Камеамеа II. Европейцы называли его премьер-министром Гавайев. Капу отбивает его жена Ликелике.

Особо ценные сорта тапы использовали для ритуальных подношений божествам, церемониальных даров, например, выкупа за невесту или пожертвования при искуплении какого-либо проступка. Сейчас тапа почти везде вышла из широкого употребления, хотя в ряде мест Полинезии и Меланезии из нее делают церемониальные одежды, а также она идет на изготовление сумок и различной сувенирной продукции.

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Образец свадебной тапы XIX века (Фиджи)

Тапа была известна по всей Океании. Название tapa используется во многих полинезийских языках, а гавайцы называли эту материю kata (это закономерное фонетическое отличие, точно также самоанскому слову tatau, от которого происходит тату в европейских языках, в гавайском соответствует слово kākau). Даже название колотушки восходит еще к прамалайско-полинезийскому языку (праформа *ike, тонганское ike; самоанское и гавайское iʻe).

Бруссонетия попадала с острова на остров благодаря людям, перевозившим с собой ее семена или черенки во время заселения островов Океании и заботливо сажавших их на новом месте. Дерево хорошо размножается вегетативно, а на некоторых плантациях оно и вовсе никогда не приносило плодов, так как бруссонетия – двудомное растение, поэтому для опыления необходимо было, чтобы на данной плантации имелись как женские, так и мужские саженцы, но за этим никто не следил. Да и в большинстве случаев деревьям не давали достичь плодоношения, а срезали стволы, когда те достигали диаметра около 2,5 сантиметров.

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Саженец бруссонетии бумажной

В наши дни, когда тапа из быта островитян была вытеснена привозными тканями, в некоторых местах (острова Кука и остров Мангарева во Французской Полинезии) бруссонетии исчезли, так как их перестали выращивать специально. Однако ботанические образцы, собранные на этих островах в XIX века, сохранились в гербариях, а в этнографических коллекциях хранится выделанная там тапа.

Широким распространением бруссонетии от Тайваня до острова Пасхи и от Гавайев до Новой Зеландии, а также наличием большого количества гербарных образцов воспользовались авторы нынешнего исследования. Всего они проанализировали 313 современных растений и 67 экземпляров из гербариев.

Картина распространения бруссонетии по Тихому океану оказалась соответствующей представлениям ученых о путях миграций носителей австронезийских языков, выработанным ранее на основе археологических, лингвистических данных, а также после исследований геномов местных народов. Прародиной народов, говорящих на этих языках был остров Тайвань. Оттуда они двинулись на юг, заселяя Филиппины и Индонезию. Затем на их пути лежали острова Меланезии. Оттуда отдельная ветвь направилась в Микронезию, а другая к архипелагам Тонга и Самоа, которые были заселены к 800 – 700 годам до н.э. Далее путь полинезийцев шел в центральную Полинезию, к остовам Кука и Общества. А потом оттуда они расселялись на север – к Гавайям, на восток – на острова Французской Полинезии и, наконец, к острову Пасхи и на юг – к Новой Зеландии.

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Расселение австронезийцев по данным археологии и лингвистики

 Бумажное дерево и миграции в Океании

Пути распространения бруссонетии бумажной

Геномы бруссонетии подтвердили распространение этого вида с запада на восток. Были выявлены три основных центра расселения деревьев: первый на островах Тонга и Фиджи, второй охватывает архипелаги Самоа, Уоллис и Новая Каледония, третий расположен в восточной части Полинезии и включает также крайние точки: Гавайи и остров Пасхи. Исследователи также обнаружили, что для современных деревьев характерно меньшее генетическое разнообразие, чем для образцов, собранных в XIX –начале XX века.

В завершении своей работы авторы указывают, что, если выделять ДНК не только из современных деревьев и гербариев, но и из старинных образцов тапы, можно проследить сети обмена товарами, существовавшие в доколониальной Полинезии, которые недоступны для других методов исследования. Ведь генетики легко смогут определить, что изделие из тапы, попавшее в музее из островов Тонга, было изготовлено из луба дерева, которое росло, например, на Самоа.


Источник