Больничный режим и домашний арест

8 июня было предъявлено обвинение журналисту «Медузы» Ивану Голунову — в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (часть 3 статьи 30, пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК). Об этом сообщил в своем телеграме глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Он опубликовал фото постановлений с обвинением, в которых, в частности, говорится, что репортер купил два свертка с 3,56 г мефедрона и три свертка с 5,42 г кокаина. По версии МВД, кокаин журналист хранил дома, а мефедрон носил с собой в рюкзаке, чтобы потом продать. С этими свертками, как говорится в полицейских документах, его и задержали днем 6 июня.

Незадолго до этого после допросов, экспертиз и очных ставок было проведено медицинское освидетельствование Голунова. Чуть ранее его посетила член СПЧ Ева Меркачева, которая рассказала о состоянии журналиста. 

«Мы разговаривали с ним, спрашивали, как он себя чувствует. Он сказал, что 24 часа не спал и поэтому чувствует себя плохо. Он также не ел, но есть не хочет. Сейчас у Голунова два адвоката и ему пообещали, что передадут еду от близких родственников, когда он поступит в ИВС», — приводит ее слова официальный сайт совета.

Журналист пожаловался Меркачевой на грубое задержание, показав ссадины и кровоподтеки на спине, которые появились после того, как полицейские тащили его по лестнице, а также сказал, что его два раза били кулаком по голове и один раз встали на грудную клетку, но следов этого не зафиксировано. Фото травм спины публиковал и адвокат Голунова Дмитрий Джулай. Журналист «Дождя» и член Общественной наблюдательной комиссии Когершын Сагиева посетила задержанного коллегу в ИВС. Ей Голунов рассказал, что медики во время освидетельствования зафиксировали только ушиб спины, травмы грудной клетки и удар по виску не стали протоколировать. 

«По голове меня ударили после того, как произошел досмотр, когда был обнаружен тот самый пакет — я стал настаивать, что дальнейшие действия должны проходить только в присутствии адвоката, иначе им придется на экспертизы-допросы меня нести, сотрудник рассердился и ударил дважды по виску, но не сильно, наверное, это называется «несдержанность». А ушибы груди и спины я получил чуть позже, когда меня  все же привели на экспертизу. В медцентре я снова заявил, что считаю происходящие действия незаконными, вцепился за лавочку, а оперативники стали меня отрывать и тащить к выходу. Спускаясь, мы упали, где-то на поручне остались мои часы. После я лежал на асфальте, на моей груди была нога оперативника, чтобы не сбежал. Надо понимать, что я все это время был в наручниках. Стоит сказать, что наручники спереди намного лучше, чем сзади. Также если ты «ведешь себя хорошо», опера могут их ослабить. А все, что я описываю, думаю, есть на видео, там точно были камеры наблюдения», — рассказал «Дождю» Голунов.

После предъявления обвинения журналисту стало плохо. Ему вызвали бригаду скорой медицинской помощи. Первоначально следователь Евгений Машин отказывался пустить врачей к Голунову, но позднее позволил им осмотреть обвиняемого. Сотрудники СМП рекомендовали госпитализацию, но в ней было отказано. После была вызвана еще одна бригада, которая также посоветовала немедленно отправить Ивана в больницу.

«Вторая бригада «скорой» тоже настаивает на немедленной госпитализации, несмотря на давления полицейского начальства», — написал в своем телеграме Павел Чиков. 

Позднее Голунова все же увезли в больницу №71 города Москвы. Причем адвокату не сообщили, куда отправляют его подопечного. 

«Следователь бросает трубку, когда мы его просим сказать, куда его везут в суд или все-таки в 71-ю больницу. Сначала следователь нам сказал, что мы едем в суд для продления срока задержания», — говорил он «Медиазоне».

В итоге журналиста доставили в медучреждение. Врач бригады скорой помощи сообщил «Интерфаксу» о причинах госпитализации и найденных травмах. 

«Гематома затылочной области волосистой части головы, множественные ссадины грудной клетки по передней и задней поверхности, ушиб 10-11 ребра, подозрение на закрытую черепно-мозговую травму и подозрение на сотрясение головного мозга», — перечислил собеседник агентства.

Как написала «Новая газета», во время проведения медицинского обследования конвой не снимал с журналиста наручники.

«После обследования в больнице №71 его могут отвезти в Никулинский суд, а затем направить в «арестантскую» больницу №20 для возможной последующей госпитализации», — написало издание.

Глава «Агоры» Павел Чеков, в свою очередь, уточнил, что к Ивану не пускали адвоката Дмитрия Джулая, причем сотрудник полиции, находившийся в больнице и препятствовавший правозащитнику, не представлялся. Чуть раньше стало известно, что следователь намерен ходатайствовать о продлении срока задержания журналиста Голунова на 72 часа. 

При этом журналистское сообщество продолжает поддерживать своего коллегу. Тысячи подписей собраны под обращением «Профсоюза журналистов» с требованием немедленно освободить Ивана Голунова. Выступил и Союз журналистов России. Секретарь СЖР Денис Токарский назвал задержание журналиста «каким-то стыдом, позором и провалом МВД».

«Журналиста задерживают на улице. Везут к месту проживания. Отбирают ключи. Он сидит в автомобиле, полчаса полицейские без него имеют доступ в жилище. В отделении из его сумки (которую он видит не все время, в связи с задержанием) достают пакетики с «веществом». Держат в отделении, лишают возможности общаться с адвокатом. На официальном сайте МВД появляются фотографии аж целой нарколаборатории. Написано, что фото сделано в квартире, где живет Голунов. Дальше в сети появляется текст показаний Голунова. Помимо побоев и лишения воды/еды Голунов сообщает, что у него отказались делать смывы с рук и срезы ногтей, по которым можно понять, был ли у него контакт с наркотиком. На официальном сайте МВД при этом тут же сообщают, что это он сам отказался. Но если он отказался бы в присутствии адвоката, то понятно, но мы ж знаем, что к нему адвоката не пускали. Тут же МВД признается, что все, кроме одной, фотографии «с обыска в квартире Голунова» — оказывается не с этого обыска. А вовсе даже с обыска в другом месте, где нашли нарколабораторию. Если они заказ чей-то выполняли, то очень интересно, конечно, чей. А если это плановая работа? И если вы, например, не журналист, по которого тут же вся страна писать начала, то вот так можно ведь любого человека с улицы обслужить и не пикнет», — написал он в своем фейсбуке. 

Многие представители медиасферы выходили и в пятницу с пикетами к Петровке, 38, в Москве (тогда были задержаны 15 журналистов, но их отпустили без составления административных протоколов), и в субботу — в регионах. Так, в Екатеринбурге на Ленина, 5, возле здания областного полицейского главка провел одиночный пикет пиарщик Платон Маматов. По его словам, после начала акции к нему вышли сотрудники полиции, переписали паспортные данные.

«Сказали, что я не читаю новостей, потому что полиция уже признала подлог в данном деле, потому надо убирать плакат и идти домой. Я конечно доверяю сотрудникам полиции, но на всякий случай постою», – рассказал пикетчик корреспонденту РИА «Новый День».

Агентство уточняет, что пикеты прошли также в Тюмени, Владивостоке, Перми и других городах России. Так, с плакатом «Свободу Ивану Голунову» к зданию УМВД по Тюменской области вышел тюменский общественник Юрий Рябцев.

Десятки СМИ опубликовали редакционные заявления по поводу задержания Голунова, в поддержку журналиста высказались телеведущая Ксения Собчак, журналисты Екатерина Гордеева, Евгений Берг, Митя Алешковский, Виталий Лейбин, Ирина Гордиенко, Наталия Геворкян, Михаил Зыгарь, Андрей Лошак, Валерий Панюшкин, Владимир Познер, Тихон Дзядко, и многие другие.

Другие заявили, что коллеги поторопились с поддержкой задержанного Ивана Голунова. Пост в фейсбуке такого содержания написал Андрпей Колесников, журналист «Коммерсанта», входящий в президентский пул, но позже его удалил. Скриншот успел сделать комментатор Василий Уткин, он выложил его в своем фейсбуке.

«Рискуя вызвать ненависть сразу всех, все-таки скажу. Я бы не спешил так в истории с Иваном Голуновым. МВД слишком уверено в себе. Я слышал, что сегодня публично выскажется оперативник, который его задерживал, и подробно расскажет. Потом пусть адвокаты выскажутся. Навредить-то парню очень легко всем, что сейчас происходит», — говорилось в удаленном посте, который Уткин сопроводил комментарием «Зря удалил. Яркий был пост. Он не должен пропасть». 

На ситуацию с задержанием Голунова обещали отреагировать в Кремле. Советник президента РФ Владимира Путина Антон Кобяков пообещал, что сотрудники МВД, которые опубликовали фотографии якобы нарколаборатории журналиста Ивана Голунова, а потом признали, что это фейк, будут привлечены к ответственности. 

«За обман и подтасовку фактов есть статья. Те, кто это делает, за это ответит. У нас есть разделение по профессиональной ответственности. Все то, о чем вы рассказали, изучу лично я. Уверен, что и Дмитрий Сергеевич Песков тоже, и генеральный прокурор Юрий Чайка осуществит надзор за происходящим в области правоохранительной деятельности. Конечно, у нас существует презумпция невиновности. Посмотрим, проверим, изучим», — приводит его слова Znak. 

Добавим, что к тому моменту, как истекло 48 часов с фактического задержания Голунова, его продолжали удерживать в наручниках, при этом его адвокаты не могли дозвониться ни до одного дежурного прокурора (ни района, ни округа, ни города), чтобы оставить жалобу на происходящее.

«Момент фактического задержания — момент производимого в порядке, установленном настоящим Кодексом, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления (п.15 статьи 5 УПК РФ). По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не продлил срок задержания (часть 2 статьи 94 УПК РФ). Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях (часть 2 статьи 10 УПК РФ)», — напомнил в своем телеграме Чиков.

Вечером 8 июня Никулинский суд Москвы избрал Ивану Голунову меру пресечения в виде домашнего ареста до 7 августа.


Источник