Африн: расстановка сил

СМИ обсуждают эскалацию напряженности в Сирии. Поводом послужило развитие конфликта вокруг занятых курдами территорий на севере страны. Чтобы помешать образованию курдской автономии, Турция начала интервенцию. Курдам на помощь вышли силы сирийского правительства.

Как и во всех затяжных конфликтах, сирийская война уже давно разбилась на множество мелких войн, пишет BBC. Первоначально была конфронтация между сирийским правительством и теми, кто хотел его свергнуть. К настоящему моменту эта история практически потеряла актуальность. Вместо этого в стране столкнулось несколько конкурирующих сил, которые борются за территорию и не подчиняются правительству. У этих сил есть внешние союзники, которые сами участвовали в войне то в дипломатическом режиме, то в порядке военных интервенций.

Больше всего из внешних сил в этот конфликт вкладывались Россия и Иран — и финансовыми, и политическими, и военными ресурсами. Закономерным образом, они получили в нем больше всех влияния. США вложили значительно меньше: номинально они поддерживали противников президента Сирии Башара Асада, но фактически дальше риторики почти не заходили. В результате их влияние оказалось весьма незначительным.

Африн: расстановка сил
 
Сирия. Операция турецких войск / flickr.com

Примечательным игроком в этой истории стала Турция. Первоначально она включилась в конфликт тоже на стороне противников Асада. Но к настоящему моменту ее главная задача в том, чтобы помешать сирийским курдам образовать свое минигосударство на сирийско-турецкой границе. Для этого она устроила внушительную интервенцию на севере Сирии. На юге, между тем, оживился Израиль, который до недавнего времени принимал мало участия в конфликте. Теперь он сосредоточился на атаках по иранским базам и предполагаемых базах «Хизбаллы».

На протяжении всего конфликта конфронтации между внешними игроками то и дело возникали, но до серьезных столкновений никто доходить не хотел. Удобным предлогом тушевать такие вспышки некоторое время было наличие общего безусловного врага в лице «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещена в РФ). Но теперь ИГ оттеснили, и противостояние между внешними игроками рискует принять более непосредственный вид. В лучшем случае это приведет к дальнейшему затягиванию сирийской войны. В худшем это может привести к прямому военному конфликту между внешними участниками.

Wall Street Journal пишет о том, какие силы столкнулись в Африне и каковы их цели. Турция уже месяц ведет свою операцию против курдов, а заодно и против проправительственных ополченцев, которые пытаются препятствовать ее интервенции. Иными словами, она готова на войну с Сирией ради того, чтобы иметь возможность навести свои порядке в Африне. Турецкая интервенция, комментирует автор, — это одно из следствий завершения борьбы с ИГ: Турция, Россия, Иран и США сейчас пытаются укрепить свои позиции. Африн стал для них очень важной точкой.

Африн: расстановка сил
 
Бойцы курдской армии / flickr.com

Сирийские курды во время войны против ИГ получили преимущество за счет того, что их поддерживали США. В итоге они захватили у ИГ территорию, на которой находится и Африн, и теперь пытаются устроить на ней свой полуавтономный регион. В этом деле США их уже не поддерживают, но их задача удержать территорию остается. И так как угроза утраты территории для них скорее исходит от Турции, они обращаются за поддержкой к Дамаску.

Турция считает сирийских курдов террористами наряду со своими курдами. Для нее образование пограничной курдской области означает усиление их влияния и на своей территории. Чтобы противостоять их экспансии, Анкара стремится создать буферную зону в 18 миль шириной между своей границей и курдской областью.

У Асада отношения с курдами амбивалентные. Он возражал против их автономии, но периодически поддерживал их, оставляя открытыми возможности для переговоров. На этой неделе Асад отправил им на помощь сотню своих ополченцев. У этого шага есть стратегическая цель: защитив курдов в Африне, правительство может усилить свой собственный контроль над этой территорией.

Россия хочет удержать за собой в качестве главного посредника в разрешении сирийской войны. Конфликт в Африне вполне согласуется с этой ее целью: у нее есть двусторонние отношения со всеми его участниками, и она может в процессе регулировать ситуацию. К каждому из игроков у нее есть свой подход.

Африн: расстановка сил
 
Парад в Тегеране / flickr.com

Иран — верный союзник сирийского правительства и противник Турции. Он осудил интервенцию как противоправную, потому что внешнее вмешательство требует согласия со стороны Дамаска. Для Ирана идеальным исходом конфликта в Африне был бы переход всей области под контроль сирийского правительства. Это бы позволило Тегерану сохранить неплохие отношения и с сирийскими курдами, и с турками, что, в свою очередь, помогло бы ему противостоять влиянию США.

Для США вся эта история оказалась неудобной. В Африне столкнулись между собой ее союзники: курды, которых они поддерживали в борьбе с ИГ, и Турция, которая входит в НАТО. Отказываться от курдов США не очень хочется, но поддерживать их — значит вносить раздор в НАТО, а это уже преимущество для России, и такой поворот событий США уже совсем не нравится, тем более что Россия сейчас конкурирует с США за влияние на Ближнем Востоке.


Источник