Золотое сечение скульптора Ирины Лагошиной: Хочу своими работами прикоснуться к людям

«Золотое сечение» скульптора Ирины Лагошиной: Хочу своими работами «прикоснуться» к людям. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

О собственном стиле, откликах людей, о внутренней свободе художника и многом другом известный скульптор рассказала в интервью (ФОТО)

Работы скульптора и художника Ирины Лагошиной уникальны, как и она сама. Девочка из провинциального Моздока, ставшая Мастером, покорила зрителей на выставках в разных странах мира. Её знаменитая Баба Яга красуется в центре Лондона, ее скульптуры высоко оценивают эксперты. Кубанцы тоже успели оценить «Мечтателя» — автором нашумевшей скульптуры в Сочи, прообразом которой стал Андрей Григорьев-Апполонов, солист группы «Иванушки Интернешнл», является именно Ирина Лагошина. Аналогов интерактивной композиции, которая стала новой достопримечательностью курортного города, в стране нет. «Мои работы во многом – отражение моей личности», — говорит Ирина. И добавляет, что для нее очень важно своим творчеством прикоснуться к внутренней тайне человека и услышать отклик. Как она сама определяет свой собственный стиль, что хочет сказать миру своими работами, «дружат» ли Творцы с властью, полностью ли свободен Художник в выражении своих идей – об этом и многом другом Ирина Лагошина рассказала в интервью Ирине Ленской, корреспонденту ИА KrasnodarMedia.

— В биографических справках о Вас часто пишут: «Особенностью стиля скульптора является объединение классических золотых пропорций и лаконичности геометрических форм». Как бы Вы сами определили сой собственный стиль, скажем для непрофессионалов обывателей, которым не чуждо прекрасное?

— Ещё древние говорили, что особо глубокое удовлетворение и восхищение от созерцания произведений искусства человек испытывает, когда они гармоничны и следуют канонам «золотого сечения».

«Золотое сечение» пронизывает всё сущее на микро и макро уровнях. С самых незапамятных времен наши предки это заметили и стали применять в искусстве, архитектуре, создании предметов быта и украшений, при строительстве коммуникаций. По сей день «золотое сечение» повсеместно применяется в самых разных сферах деятельности человека. Так как я выросла на природе, недалеко от гор (у города Моздок), красота и гармония естественной среды сформировали мои эстетические предпочтения. С одной стороны, я ценю тонко выверенные пропорции, с другой – лаконичность. «Лаконичная геометрия» — так бы я назвала свой стиль. Ничего лишнего, но без потери разнообразия форм, которое есть в природном мире.

С Вадимом Кирилловым — работа над эскизом монументальной скулптуры

С Вадимом Кирилловым — работа над эскизом монументальной скулптуры. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— В своем инстаграм-аккаунте Вы часто делитесь с подписчиками интересными скульптурными находками? А кто из классиков искусства или современников-коллег наиболее близок по духу именно Вам и почему?

— Мне интересно делиться с моими подписчиками не только тем, что близко мне. Бывает, что я выбираю нестандартные, смешные или просто яркие работы. Чаще всего, я нахожу их в своих поездках. Больше всего интересного можно увидеть на масштабных биеннале или ярмарках современного искусства.

Перед каждым новым проектом я делаю исследование – смотрю работы других авторов для вдохновения по интернету. И, если нахожу что-то особенное, часто испытываю желание увидеть всё своими глазами. Никогда фотография и даже видео не передаст все нюансы материала, формы и ландшафта, в который вписана скульптура. И хотя мне повезло побывать во многих уголках мира, мой список произведений, которые я хочу увидеть своими глазами, пока ещё очень большой.
Мой безусловный авторитет в области скульптуры — Арнольдо Помодоро. Его работы меня восхищают, вдохновляют на постоянное самосовершенствование и философские мысли. Скульптуры этого автора не только исключительны в плане профессионального мастерства, но и насыщены смыслами. Не зря одна из его работ находится в Ватикане.

Мой учитель и наставник – талантливый российский скульптор Вадим Кириллов. За несколько лет обучения в его мастерской я окончательно влюбилась в скульптуру и смогла выработала свой стиль. В настоящее время он мой партнёр и соавтор по нескольким проектам.

Британский скульптор Юнус Сафардиар, на мой взгляд, выдающийся художник. Мне повезло встретить такую личность. В настоящее время я считаю его своим творческим наставником и мечтаю о совместном проекте. Скульптуры Юнуса просто потрясающие: он исключительно тонко передаёт движение и эмоции, объединяет разные материалы так, словно они перетекают друг в друга.

— Кто-то с помощью искусства выражает себя, кто-то лечит раненую душу или социальные проблемы общества. Что Вы хотите сказать миру своими работами?

— Мои работы во многом – отражение моей личности. Каждая из них — новое исследование, осмысление, вынашивание. Это особое эмоциональное состояние, в которое входишь в процессе создания. Все что получается в конечном итоге – это кусочек моей жизни, который каким-то удивительным образом складывается в форму.

Это сакральный процесс, волшебство. Соприкасаясь с произведением искусства человек вдруг подсознательно находит что-то особенное, что может быть близко только для него, возникает диалог между зрителем и произведением.

Конечно, у каждого своё видение, сформированное его воспитанием, образованием и массой других факторов, которые наслаиваются в течении жизни. Но неизменно одно – наша интуиция, подсознание, которое всегда чувствует и знает правду. И если мои работы хоть немного прикасаются к этой внутренней тайне человека, откликаются ему, для меня это и есть главный смысл моего творчества.
Через свои работы я также хочу поделиться сделанными открытиями, которые возникают в процессе исследования той или иной темы. Но это уже работа со смыслами, которая всегда намного сложнее с точки зрения восприятия зрителем.

На ярмарке современного искусства Miami Art Week с работой из серии "Искусственная пища"

На ярмарке современного искусства Miami Art Week с работой из серии «Искусственная пища». Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— Искусство, по-Вашему, вне политики? Если нет, то какие отношения с властью приемлемы для творческого и талантливого человека?

— Мое искусство точно вне политики. Политика — игра, пропагандирующая ту или иную идеологию.

На мой взгляд, у художника своё уникальное мировоззрение, которое проецируется на его творчество. Быть «заточенным» на политику — значит потерять себя, свою уникальность. В каком-то смысле, это предательство самого себя. Нейтралитет— самое приемлемое состояние.

Но это не исключает отношения с властью. Во все времена талантливые художники жили «при дворах» и обслуживали запросы светской и религиозной элиты. Материал стоил очень дорого, а художникам всегда было интересно делать большие проекты, да и просто надо было кушать (улыбается). Известно, что немногие известные художники процветали в материальном плане. В наши дни мы можем наслаждаться созерцанием шедевров в музеях по всему миру, именно благодаря меценатам и правителям прошлого.

В наши дни такой подход не исключение. Ведь даже самый банальный государственный заказ можно сделать талантливо, с вдохновением. Например, наш соцреализм, который до сих пор «питает» международное искусство, моду, архитектуру. Нам досталось много великолепных произведений этого периода -таких как Мухина, Кербель и многие другие.

— Ваш собственный рецепт: как быть свободным в выражении своих идей, финансово успешным и востребованным одновременно? Как Вам удается это сочетать?

— Чтобы быть свободным в выражении идей, важно иметь смелость быть собой, упорство, веру и много трудолюбия. Когда ты по-настоящему любишь свою работу, честно и с полной отдачей исполняешь её, твёрдо знаешь, что ты на своём месте, вселенная даст тебе всё, что необходимо. Не всегда это происходит быстро. Но «терпение и труд всё перетрут». Помимо этого, важно быть коммуникабельным, уметь договариваться, быть пунктуальным и чётко следовать взятым на себя обязательствам, всё время учиться. Одним словом — иметь качества бизнесмена и исследователя, идти в ногу со временем.

Проект Ирины Лагошиной "Искусственная пища"

Проект Ирины Лагошиной «Искусственная пища». Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— Трансформация – от идеи до воплощения – сколько времени это занимает? Всегда ли гладко? Или – «через тернии к звездам»?

— Некоторые проекты занимают годы! А некоторые, даже сложные, всего пару месяцев. Не могу сказать, что я очень терпеливый человек, мне хочется увидеть итоговый результат поскорее. Но скульптура очень отличается от других видов искусства, это очень длительный и трудоёмкий процесс, который проходит много этапов: идея, исследование, эскизы на бумаге и в объеме (от малого к большому формату), поиск финансовых и временных ресурсов на создание работ, много организационных моментов на производстве…

С годами я стала намного терпеливее и заметила, что как только «отпускаешь» ситуацию в случае затруднений, всё начинает складываться более благоприятно. Я верю, что все мои проекты появляются в лучшее время и в лучшем месте.

— Ваша работа очень трудоемкая, сложная и кропотливая. Приходилось ли воспитывать в себе какие-то качества намеренно, чтобы прийти к признанию? Или изначально Вы были «заточены» на успех и все эти качества – данность свыше?

Иногда идеи рождаются из подсознания или в результате осмысления той или иной идеи, информации. Как правило, это относится к моим авторским работам. Если у меня появляется заказ, я могу довольно долго вынашивать концепцию, обсуждаю её со своими партнерами, друзьями. До тех пор, пока у меня не возникнет внутреннего понимания, что должно быть именно так и никак иначе. «Форма» приходит ко мне уже на стадии идеи.

Осознанная идея растёт подобно живому организму, поэтапно превращаясь в нечто уникальное. Когда художник «включён», находится в потоке осознанности, то рабочий процесс над произведением складывается естественно. В такой работе нет фальши, и именно это всегда чувствует зритель.

Изготовление монументальной скульптуры может занимать 3-6 месяцев. Порой, возникают технические сложности. Так, например, скульптура Бабы Яги, которая стоит теперь в центре Лондона, была задумана с подсветкой, проникающей сквозь резные узоры-руны, вырезанные на лавочке. Подобная технология нигде в мире не используется, во всяком случае, я ничего не смогла найти. Мне и литейщикам пришлось поломать голову, как сделать на выгнутой лавочке геометрически сложный прорезной узор из славянских орнаментов и рун. Инженеру по свету пришлось найти уникальное решение для подсветки в любых погодных условиях. Но результат того стоил.

Основные качества, которые я до сих пор в себе пестую – это терпение, открытость для нового, самообразование. Исключительно важны для меня верность себе и своим принципам, самоуважение: есть вещи, на которые я никогда не пойду и проекты, за которые я ни за что не возьмусь. Я уверенна, что успех — всегда результат кропотливого труда и веры в то, что делаешь «своё» дело.

Профессия скульптора для женщины – это, действительно, непростой труд. Пришлось осваивать технологии с обработкой металла, сваркой, изготовлением форм и приобрести многие другие навыки, требующие выносливости и недюжинной физической силы.

Чтобы успешно делать своё дело, мне нужно быть в очень хорошей физической форме, соблюдать режим, быть дисциплинированной, не боятся трудностей и много трудиться. Просто так в моей жизни я ничего не получила, но у меня нет сожаления ни о чём. В том числе о том, что я поменяла профессию: когда-то я была довольно успешным дизайнером и имела свой бизнес. Но желание творить, развиваться как художнику, пересилило все материальные мотивации.

Ирина Лагошина и Любовь Балагова на кинофестивале в Сочи. В руках у Любови Балаговой — статуэтка Ириды, авторства Ирины Лагошиной

Ирина Лагошина и Любовь Балагова на кинофестивале в Сочи. В руках у Любови Балаговой — статуэтка Ириды, авторства Ирины Лагошиной. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— Вы довольны тем, как живут и существуют Ваши работы в пространстве, времени, мире?

— В целом да, конечно! Я очень благодарна жизни, что мне была предоставлена возможность оставить о себе память в разных странах мира: мои скульптуры установлены в Лондоне, Майами, Дубаи, Москве, Сочи, Екатеринбурге и других чудесных городах. Насколько я знаю, они пользуются популярностью у жителей и туристов. Мне не так важно, чтобы люди знали автора. Важнее знать, что моя работа нашла отклик и хорошо принята зрителем.

— У Вас недавно завершился необычный и очень интересный проект в Сочи. Как работалось над ним? Были ли сложности? Все ли удалось воплотить?

— Проект в Сочи действительно необычный. Один заказчик, друг и поклонник Андрея Григорьева-Апполонова, солиста группы «Иванушки-Интернешнл», захотел установить в родном городе артиста скульптуру, прообразом которой должен был стать сам Андрей. При этом делать что-то банальное и совсем «в лоб» не хотелось.

С коллегами, тестирование скульптуры "Мечтатель"

С коллегами, тестирование скульптуры «Мечтатель». Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

Для меня Андрей очень похож на мой любимый персонаж из мультфильма Бременские музыканты, Трубадура. Песни Трубадура озвучил великий советский актер Олег Анофриев. Он вообще почти все роли в этом мультфильме озвучил, включая Атаманшу. Мне кажется, я даже была немного влюблена в Трубадура – так проникновенно он пел голосом Анофриева. С Андреем мы почти ровесники, я видела, как развивалась и набирала популярность группа. Для того времени у них были уникальные клипы, они просто взорвали наш российский музыкальный мир. Когда я видела Андрея, вспоминала про Трубадура.

В процессе размышления над идеями для проекта в Сочи, образ Андрея и Трубадура слился у меня воедино во что-то очень романтичное, но сильное своей честностью и жизнелюбием. Так возник «Мечтатель» — романтик, который смог создать свою историю успеха, доступную для каждого, кто верит в мечту и делает всё для её осуществления. Идею с тучами для композиции мне подсказала моя коллега и куратор Даша Кургузова, с ней мы познакомились во время обучения в Британской школе искусств и дизайна. «Тучи» ведь одна из культовых песен группы, и её знают даже те, кто далёк от такого стиля музыки. Мы даже думали о том, чтобы написать текст песни каким-то необычным образом на скульптуре, но потом от этой идеи я отказалась – не хотелось совсем привязываться только к одной композиции.

Скульптурная интерактивная композиция "Мечтатель" в Сочи

Скульптурная интерактивная композиция «Мечтатель» в Сочи. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

Когда закрепился образ туч, мне захотелось сделать их легкими, ажурными, светящимися. Такие тучи похожи на сложности или препятствия – рано или поздно они рассеиваются, меняются на хорошую погоду. Идею пускать пар из тучи в жаркую погоду мне подсказал Олег Дашанов, он же вложил много сил в согласование документации по проекту с городской администрацией. Я ему очень благодарна за поддержку.

Таких интерактивных скульптур с подсветкой и паром в России больше нет. Пришлось находить уникальные решения для воплощения замысла. Это потрясающий опыт, который меня подтолкнул к новым, ещё более амбициозным идеям. После открытия скульптуры её назвали «Счастливчик» — туристы и местные жители трут «на счастье» её разные части (улыбается).

— Каково будущее, на Ваш взгляд, у современной скульптуры? Есть ли тренды, востребованные концепции?

— Я уверенна, что классическая скульптура сохранится, но будущее за технологичными решениями. Представляю себе, что высокие технологии будут задействовать весь спектр восприятия человека – зрение, обоняние, осязание, слух. Объекты будут трансформироваться самостоятельно или при помощи зрителей. Сейчас такой тренд в искусстве – активное взаимодействие со зрителем. Также очень важно делать не просто «красивые» работы. Обязательно, чтобы у них был актуальный для современного мира смысл, идея. Такая, чтобы зритель задумался вместе с автором, поразмышлял. Размышления ведут к развитию человеческого потенциала, эмоционального интеллекта – так это сейчас называют.

Тестирование подсветки скульптуры Бабы Яги

Тестирование подсветки скульптуры Бабы Яги. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— Вы добились признания, о Вас пишут, вы выставляетесь на международном уровне и безусловно, впереди еще очень много всего, что можно объединить парой слов: «талант и успех». Но вот сейчас, на данный момент — чего хочется? Чего не хватает?

— Моя команда сейчас ведёт разработку проекта скульптуры с искусственным интеллектом. Концепция этой работы будет связана с темой межпространственного информационного поля. Я очень мечтаю воплотить этот проект в жизнь. Но такие идеи довольно дорогостоящие. Поэтому параллельно я ищу для её реализации инвесторов и партнеров.

Ещё я мечтаю принять участие в фестивале Burning Man, который проходит в пустыне Black Rock, в штате Невада. Мне бы хотелось сделать там проект. Художники со всего мира делают там каждый год потрясающие вещи. Но это тоже очень дорогое мероприятие и туда очень сложно попасть, — и в качестве автора, и даже в качестве простого участника.

Мне посчастливилось стать партнером и главным скульптором сочинского международного кинофестиваля SIFFA «Ирида», ежегодно проходящего в Сочи и Лондоне, президентом которого является моя подруга и талантливая писательница Люба Балагова. Бронзовые статуэтки с образом Ириды, которые мне доверили спроектировать, являются брендом кинофестиваля. Мы с Любой мечтаем установить большую скульптуру Ириды в городе Сочи прямо в море, недалеко от берега. Ведь согласно древним мифам, богиня радуги была рождена из воды.

Скульптуру "Баба Яга" Ирины Лагошиной установили в Лондоне в декабре 2018 года

Скульптуру «Баба Яга» Ирины Лагошиной установили в Лондоне в декабре 2018 года. Фото: Из личного архива Ирины Лагошиной

— Вы свободолюбивый человек? Или, наоборот, Вам комфортно работать в определенных рамках: и неважно сами Вы себе их ставите, или заказчик?

— Для меня творчество и есть выражение свободы. Когда я начинаю новый проект – неважно, в рамках заказа или свой собственный, я им живу, горю этой идеей, вкладываю в неё всю душу. Рамки всегда создаёт бюджет проекта – мы живём в материальном мире.

— Назовите три главных правила своей жизни?

— Я открыта миру, я доверяю Вселенной. Знаю, что она мне даёт все, что мне необходимо. Поэтому я принимаю все, что приходит и стараюсь не отвергать даже то, что может показаться неправильным или несправедливым. Жизнь мудра, она раскладывает все по своим местам рано или поздно. Поэтому первое правило – это принятие с благодарностью всего, что даёт жизнь.

Каждый человек уникален, и я очень это ценю и восхищаюсь этим. Для меня очень важно быть собой, сохранять свою суть.

Одно из важнейших условий моего жизненного пути – постоянное развитие. Жизнь приносит столько удивительных сюрпризов, что не перестаёшь удивляться, восхищаться и исследовать.

Люди по— разному реагируют на Ваши работы. Какая реакция запомнилась больше всего?

Была довольно трогательная ситуация в Майами. Одна женщина встала с инвалидного кресла, чтобы сфотографироваться с моей скульптурой. Конечно, это не значит, что она вдруг исцелилась (улыбается). Просто она совершила довольно серьезное для неё усилие, чтобы сохранить память о моей работе. Ей пришлось просить о помощи свою дочь. Мне это запомнится на всю жизнь, это бесценно.

Это новости Краснодара и Краснодарского края.

30.08.2019


Источник